Включиться в цепь – Журнал «Сибирская нефть»

Включиться в цепь

Перспективы использования технологии блокчейн в промышленной сфере

Текст: Петр Шмелев
Фото: Shutterstock / Fotodom.ru
Инфографика: Татьяна Удалова

Внедрение технологий Индустрии 4.0 обещает революционные изменения для всех секторов промышленности. Одним из ключевых инструментов этих изменений считается блокчейн. Специальные решения уже разрабатываются и для нефтегазовой отрасли. О том, кто участвует в гонке блокчейн-технологий и какие результаты можно ждать уже в ближайшем будущем, — в обзоре «Сибирской нефти»

Технология блокчейна стала известна широкой аудитории после появления первой криптовалюты — биткоина, по общепринятой версии разработанного неким Сатоси Накамото (это либо реальное лицо, либо псевдоним разработчика или группы программистов). Изначально Накамото хотел избавить мир от посредников при оплате услуг — так появился биткоин, независимая от банков криптовалюта. Но программисты поняли потенциал разработки и стали адаптировать блокчейн под другие операции.

Любопытно, что сейчас интерес ­аудитории к биткоину падает, а к самой технологии блокчейн — растет. По данным сервиса Google Trends, за первые три месяца 2018 года доля запросов пользователей по слову «биткоин» упала более чем на 80%, количество таких запросов в «Яндексе» сократилось почти в два раза — с 8,5 до 4,3 млн.

Упрощенно блокчейн можно представить как электронный регистрационный журнал или картотеку, содержащую список записей, например информацию о финансовых операциях. Особенность в том, что этот журнал доступен с ­любого компьютера, подключенного к определенной сети. Это децентрализованная база данных (распределенный реестр), где все записи (или ­блоки) зашифрованы надежными криптографическими способами и связаны между собой, обновляясь и синхронизируясь на компьютерах всей сети. В теории это обеспечивает полную защиту от взлома и изменений, так как злоумышленникам придется не только расшифровать информацию, но и вносить изменения на всех компьютерах системы. При этом самим участникам сделок и других операций не нужно быть программистами, пользователи лишь вносят текстовые записи в транзакциях. В качестве главного преимущества блокчейна декларируется полный отказ от посредников и максимальная защищенность от мошенничества.

Интересное о блокчейне

Как и все новое, блокчейн уже оброс большим количеством мифов и вопросов. С некоторыми из них первым попытался разобраться журнал Binary District.

• Существует миф о едином блокчейне. На самом деле существует множество блокчейнов, каждый из них служит своей цели. Блокчейны могут как быть открытыми и общедоступными, так и принадлежать только конкретному предприя­тию или даже кругу лиц.

• Потенциал блокчейна не ограничивается денежной и финансовой сферой. Какая бы информация ни хранилась в регистрационном журнале, блокчейн воспринимает ее как очередность записей.

• Хотя биткоин и является криптовалютой, основанной на технологии блокчейн, это не одно и то же. Существует множество других блокчейнов и связанных с ними валют, таких как Ethereum, Waves и Ripple. У каждого из них свое предназначение.

• Смарт-контракт не имеет юридической силы, но таким контрактом можно удостоверить, что некое условие было соблюдено законным путем. Смарт-контракт скорее инструмент, нежели контракт.

• Блокчейны совершенно точно не раскрывают личную информацию, единственные данные транзакции, доступные посторонним, — это сумма транзакции и хеш — шифр, полученный при пропуске деталей транзакции через криптографическую функцию.

Эволюция революции

К настоящему моменту существуют три работоспособных поколения блокчейна. Первая технология, Блокчейн 1.0, появилась в 2009 году и предложила новый принцип регистрации транзакций. Следующей реперной точкой стал 2013 год, когда платформа Ethereum ввела смарт-контракты (умные контракты), которые хранят в блокчейне условия договора и позволяют автоматически исполнить договор при соблюдении ряда условий контракта. Таким образом, сокращаются посредники, затраты и бюрократические издержки, риск вмешательства третьей стороны. Но здесь возникли проблемы с объемом данных. Например, организаторы одного киберспортивного соревнования отказались от идеи хранить итоги и статистику турнира в блокчейне, так как перевод одного гигабайта данных на блокчейн обошелся бы примерно в $22 млн.

К 2017 году появились такие проекты Блокчейн 3.0, как Cosmos, DFINITY и EOS, они более производительны. Третье поколение технологии блокчейн еще в процессе развития, но уже ведется активная работа над решениями, способными совершить переворот в отрасли. Это проект Seele, который многие уже называют блокчейном четвертого поколения. Технология предполагает разработку масштабных промышленных приложений, способных одновременно управлять многими процессами, обрабатывать и хранить огромные массивы данных, обеспечивая их логическую взаимосвязь и согласованность.

Как работает блокчейн

Как работает блокчейн. Инфографика: Татьяна Удалова

Поверь в блокчейн

Блокчейн-решения для нефтегазовой отрасли уже разрабатываются. Так, небольшая компания Petroteq Energy, на которую обратили внимание представители Deloitte, намерена удивить отрасль своей новой технологией PetroBLOQ. ­В ­Deloitte, одной из ведущих консалтинговых компаний мира, считают, что Petroteq станет одним из создателей глобального консорциума, который займется продвижением технологии блокчейн в нефтегазе и трансформацией отрасли в интересах всех игроков. В свою очередь, компания делает ставку именно на блокчейн-решения и лицензирует свои технологии, рассчитывая на их использование в масштабах всей индустрии.

В качестве главного преимущества блокчейна декларируется полный отказ от посредников и максимальная защищенность от мошенничества. В теории блокчейн обеспечивает полную защиту от взлома и изменений

Бизнес-план инноваторов заключается в том, что нефтегазовые компании будут платить за членство в блокчейн-консорциуме, который станет общим ресурсом для всей индустрии. Платформа станет своеобразным универсальным магазином, который предоставит возможность как небольшим, так и крупным производителям безопасно осуществлять и отслеживать поставки, радикально оптимизируя затраты. Блокчейн-платформа может в конечном счете использоваться на каждом этапе цепочки поставок как в добыче, так и в переработке.

Первую в мире работающую блокчейн-платформу для нефтегазовой отрасли Petroteq собирается запустить уже через полгода. В ближайшие месяцы можно ожидать новостей как от самой Petroteq, так и крупных корпораций, которые обратятся за использованием инновационного решения. Мексиканская энергетическая компания Pemex уже объявила о заключении контракта с Petroteq, другим партнером проекта стала азербайджанская нефтегазовая корпорация SOCAR.

Кай Стинчкомб,
CEO и соучредитель банковского и инвестиционного сервиса True Link Financial:

Все говорят, что технология блокчейн, лежащая в основе криптовалют, может изменить все. Однако после нескольких лет неустанных усилий и миллиардов долларов инвестиций никто не придумал, как использовать блокчейн, кроме как для валютных спекуляций и незаконных сделок. Возможные случаи использования — от платежей до юридических документов, от условного депонирования до систем голосования — сводятся к со­зданию очередного распределенного, зашифрованного и анонимного реестра, в котором нет необходимости. А что, если на самом деле распределенный реестр никому не нужен? Вдруг истинная причина того, что за десять лет ему не нашлось масштабного применения, кроется в том, что никто этого не хочет?

Герман Клименко,
советник президента России:

Если не учитывать криптовалюты и ICO, на данный момент сформировавшегося рынка блокчейн-технологий в России нет. Есть только рынок больших ожиданий и перспективных экспериментов, а хорошей компетенцией в блокчейн-технологиях обладает не больше 20–30 человек в стране. Существующие блокчейн-решения не выглядят экономически оправданными. И если не будет найдена экономически выгодная область применения, то технология уйдет из сектора внимания инвесторов и разработчиков.

Пробуют все

Petroteq не единственный игрок, занятый разработкой отраслевой блокчейн-платформы. Например, американская компания Ondiflo намеревается создать свой консорциум с участием четырех групп компаний: нефтяных операторов, поставщиков услуг, компаний, которые занимаются транспортировкой нефти и нефтепродуктов, и финансовых структур. В Ondiflo ожидают, что блокчейн в первую очередь повысит текущую эффективность операций, однако в будущем не исключается создание совершенно новых бизнес-моделей, которые изменят неф­тегазовую отрасль до неузнаваемости. Предполагается, что технология позволит на 100% отслеживать происхождение сырья, а также любого продукта, предлагаемого производителем. Сохранение всей истории происхождения приведет к уменьшению подделок и мошенничеств, упростит взаимодействие с производителями, сделает более простым техническое обслуживание и многие другие операции, где важно наличие достоверной информации.

В прошлом году с блокчейн-платформой начала экспериментировать компания ВР. Создан блокчейн-консорциум с Shell и Statoil, а также крупными торговыми фирмами и банками. Консорциум разрабатывает глобальную блокчейн-платформу для торговли углеводородами.

Ангелина Решина,
директор по маркетингу компании CDNvideo:

Благодаря отчаянному хайпу вокруг роста биткоина многие связывают блокчейн только с этой зоной применения, однако за этой технологией стоит гораздо больше. По факту это задел для создания глобальной децентрализованной сети без единого внешнего управления с высокой скоростью и эффективностью работы. Тем не менее, если называть основные события 2017 года, связанные с блокчейном, говорить о чем-либо помимо роста биткоина было бы как минимум лукавством.

Бен Ноубл,
один из основателей MarketBlok, маркетинговой компании по продвижению блокчейн-технологий:

Благодаря облачным хранилищам образовалась экосистема стоимостью почти в триллион долларов. Однако они были лишь первым шагом. Блокчейн — следующий этап эволюции компьютерных вычислений. Потенциально блокчейн может использовать вычислительную мощность всего интернета, что полностью уничтожает заблуждения о криптовалютах, согласно которым она не имеет ценности, представляет из себя лишь причуду для компьютерных гиков или является очередным пузырем. В действительности криптовалюта может выступать в роли более умной и безопасной системы бартера, расширяющей возможности предоставления интернет-технологий и приложений. Блокчейн представляет из себя мультитриллионное решение огромного количества проблем различных участников рынка — а ведь мы только начали его использовать.

Shell приобрела миноритарную долю в лондонском стартапе Applied Blockchain. ­Детали сделки не раскрыты, однако ясно, что Shell ­намерена разобраться, как технология может быть применена для повышения эффективности компании. Applied Blockchain работает на рынке около трех лет, и ее клиентами уже стали представители банковского сектора, телекоммуникаций, автомобильной и аэрокосмической промышленности. Shell стала первой нефтегазовой компанией, обратившейся к Applied Blockchain.

В российской нефтянке к блокчейну еще только присматриваются. Хотя основные направления, где мог бы использоваться блокчейн, понятны — это транспорт и логистика, трейдинг и сбыт, закупки, реальных примеров применения технологии отечественными ВИНК не много. На этом фоне «Газпром нефть» вполне ­можно считать первопроходцем — в 2017 году ­компания успешно реализовала логистический проект по доставке оборудования на платформу «Приразломная» на основе технологии блокчейн. ­Первый опыт оказался успешным и показал, что перспективы у блокчейна в нефтянке определенно есть.

«Блокчейн — это про партнерство, альянсы и консорциумы»

На вопросы «Сибирской нефти» по перспективам блокчейна в нефтегазовой отрасли ответил директор Центра финансовых технологий «Сколково», организатор Центра разработки блокчейн-технологий Павел Новиков

СН

Как вы оцениваете перспек­тивы внедрения блокчейна в операциях нефтегазовой отрасли?

П.Н.

В нефтегазовой отрасли, как и в любой другой, есть посредники, ручные операции и связанные с этим издержки. Автоматизация процессов внутри компании и между контрагентами является основным фокусом всех служб и подразделений. Использование распределенного рее­стра может помочь в создании единого доверенного пространства между кон­тра­ген­тами, а смарт-контракты — автоматизировать часть функций, но это в теории. На практике в мире еще никто не смог построить платформы на блокчейне, которые были бы широко внедрены в промышленную эксплуатацию в нефтегазовом секторе. Первые громкие проекты появятся не ранее 2020 года, а сейчас — стадия исследования и поиска моделей использования с понятной экономикой. Самые прогрессивные компании пробуют блокчейн на вкус, устраивая хакатоны, другие выделяют несколько use-cases и делают прототипы решений, третьи инвестируют в разработчиков релевантных платформ и первыми получают доступ к технологии, параллельно обучая IT-персонал. Я рекомендую пробовать все форматы, создавать свои центры компетенций и сотрудничать с другими. Блокчейн — это про партнерство, альянсы и консорциумы.

СН

Заметен ли интерес российских нефтегазовых компаний к блокчейну, планируются отечественные разработки для нефтегаза?

П.Н.

У меня нет информации об обращениях неф­тегазовых компаний в Фонд «Сколково» с запросом, связанным с блокчейн-проектами, а если нет спроса, то не будет и предложения. В марте 2018 года Фонд «Сколково» получил главную премию в номинации «Лучший центр компетенций по блокчейн-технологиям». У нас есть 21 блокчейн-проект, большая часть из них связаны с финансовым сектором, программами лояльности, большая доля проектов из медицины, далее идут проекты из интернета вещей, виртуальной реальности и даже экосистема для летающих автомобилей.

Для нефтегазового сектора могу отметить разработку резидента «Сколково» Jet.­Geoservices — программный продукт, предназначенный для автоматизации в реальном времени производственных процессов компаний, оказывающих ­высокотехнологичные услуги в нефтесервисе (­гео­физические исследования, проводка скважин, капитальный ремонт скважин, азотная и кислотная обработка, операции гидроразрыва пласта). Команда Jet.Technologies также разрабатывает ­безопасную коммуникационную блокчейн-­платформу GRAVIO.netи прикладные решения на ней.

СН

После появления международных блокчейн-платформ для нефтегазовой отрасли может ли быть ограничен доступ к ним для ­российских компаний в рамках санкционных ­режимов? ­Необходимо думать об импортозамещении или опережении?

П.Н.

Вместо импортозамещения необходимо думать о конкуренции на глобальном рынке, все санкции и эмбарго рано или поздно снимаются, и если технология или платформа проигрывает мировым аналогам, то шанса у нее нет.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ