В поисках опоры — Журнал «Сибирская нефть» — №157 (декабрь 2018)

В поисках опоры

В 2018 году мировой рынок нефти пытался удержать хрупкое ценовое равновесие

Текст: Евгений Третьяков
Иллюстрации: Дмитрий Коротченко

Уходящий 2018 год оказался достаточно благоприятным для нефтяной отрасли: цены на нефть находились на приемлемом уровне, а рынок был в целом сбалансирован по спросу и предложению. Ключевая роль по-прежнему оставалась за неформальным объединением ОПЕК+ во главе с Россией и Саудовской Аравией. Впрочем, новой проблемой для всех стала активная позиция президента США Дональда Трампа, чьи громкие заявления не раз вызывали существенные движения на биржах. Об этих и других значимых для нефтяной отрасли событиях — в обзоре «Сибирской нефти»

Ценовые горки

Нефтяные котировки в 2018 году преимущественно радовали добывающие компании и национальные правительства стран — экспортеров углеводородов. Спрос и предложение были в целом сбалансированы, при этом потребление продолжало расти, что поддерживало стоимость нефти. По данным Минфина России, средняя цена нефти марки Urals по итогам января-октября 2018 года составила $71,55 за баррель. Это на 40% выше, чем за аналогичный период прошлого года.

На фоне ожиданий санкций против Ирана со стороны США стоимость барреля эталонного сорта Brent 3 октября превысила $86 за баррель впервые с 3 ноября 2014 года. Но затем началось затяжное падение, поскольку в иранском нефтяном эмбарго было сделано исключение для восьми ключевых потребителей, включая Китай. Кроме того, нефтедобывающие страны, прежде всего Саудовская Аравия, под нажимом США резко нарастили добычу. Сами Штаты также вывели производство на многолетние максимумы. В ноябре ОПЕК не стала предпринимать никаких шагов, чтобы остановить падение цен. В итоге уже в ноябре котировки Brent упали до $58 за баррель. К началу декабря они стабилизировались в районе $58–60. В принципе, этот уровень устраивал большинство нефтяных компаний и государств.

«На мой взгляд, в районе $60 — вполне приемлема. Цена сейчас сбалансированная и справедливая», — отмечал, в частности, президент России Владимир Путин в конце ноября этого года. The Wall Street Journal в конце ноября опубликовала прогноз средней стоимости нефти в следующем году со ссылкой на данные 11 инвестиционных банков. Согласно ожиданиям аналитиков, котировки составят $76,98 за баррель Brent и $69,98 за баррель американского сорта WTI. Это примерно на полдоллара ниже предыдущих прогнозов.

Тем не менее странам — участникам ОПЕК оптимистичный прогноз цен на нефть показался малореалистичным, и на очередном заседании картеля, а также ряда не входящих в ОПЕК государств во главе с Россией (ОПЕК+) был поднят вопрос о продлении соглашения о сокращении добычи еще на полгода. В результате непростых переговоров была достигнута договоренность о сокращении добычи нефти на 1,2 млн барр./сутки. Из них 0,8 млн барр./сутки возьмут на себя страны, входящие в ОПЕК, остальные участники — 0,4 млн барр./сутки. Россия согласилась сократить 288 тыс. барр./сутки, сообщил министр энергетики Александр Новак. За отсчет будет взят уровень добычи октября 2018 года.

На фоне новой договоренности ОПЕК+ уже 7 декабря цена Brent превышала $63 за 1 баррель. Впрочем, резкого роста не произошло. А по прогнозу Fitch, в следующем году средняя цена нефти Brent не превысит $65 за 1 баррель. Насколько полезным для рынка окажется новое соглашение, покажет время. Пока же эксперты указывают на то, что в целом от сделки могут выиграть США, заняв освобождающуюся долю на рынке.

Венесуэльская трагедия

Восстановлению относительного баланса, который можно было наблюдать в 2018 году на нефтяном рынке, поспособствовала Венесуэла. Эта страна, являющаяся членом ОПЕК, уже несколько лет находится в глубоком кризисе, и добыча нефти там падает опережающими темпами. По данным ОПЕК, в новом веке Венесуэла добывала максимум 3 млн баррелей в сутки в 2004–2006 годах. Затем объемы производства опустились до 2,8 миллионов, а после 2014 года падение начало набирать темп. В прошлом году добывалось уже около 2 млн баррелей, в этом показатели упали ниже этой отметки, до 30-летнего минимума. По прогнозам Международного энергетического агентства, уровень добычи нефти в Венесуэле к концу года может упасть до 1 млн баррелей в сутки.

Низкие цены на нефть и падение добычи обрушили доходы бюджета, а полусоциалистическая экономика перестала справляться с инфляцией и курсом национальной валюты. В итоге Венесуэлу уже не первый год сотрясает гиперинфляция (МВФ прогнозирует, что к концу года инфляция может достичь 1 000 000%), население стремительно беднеет и покидает страну. По разным оценкам, масштабы миграции составили 3–4,5 млн человек с 2013 года. Это 10–15% населения страны (31,5 млн человек до начала массового бегства).

Президент Николас Мадуро и его соратники враждуют с оппозицией и находятся под санкциями США. Многие нефтяные объекты в Венесуэле национализированы. Текущие цены на нефть не устраивают руководство. «Цена на нефть должна находиться в районе $100 за баррель. Это справедливая цена, на которой настаивает Венесуэла», — говорит Мадуро. Но это тот случай, когда он ничего не может изменить ни в собственной стране, ни тем более на мировом нефтяном рынке.

«Дональд, посмотри в зеркало»

«Если ты хочешь найти виновника роста цен на нефть, Дональд, тебе нужно посмотреться в зеркало». Именно такие слова произнес российский президент Владимир Путин в адрес своего американского коллеги Дональда Трампа, комментируя его упреки в том, что цены на нефть слишком высоки.

Именно хозяин Белого дома стал в 2018 году одним из главных ньюсмейкеров на мировом рынке нефти. Он постоянно требовал от ОПЕК, Саудовской Аравии и других стран увеличить добычу, чтобы снизить котировки. Трамп говорил об этом даже с трибуны 73-й сессии Генеральной ассамблеи ООН в Нью-Йорке. «Мы не будем больше мириться с этими ужасными ценами», — заявил он.

Нефтедобывающие страны в рамках соглашения ОПЕК+ пошли на увеличение производства на 1 млн баррелей в сутки, но Трамп не дал рынку сбалансировать цены. США решили выйти из ядерной сделки с Ираном и опять ввести санкции против Исламской Республики. В числе основных — ограничения на экспорт нефти. Как итог — $86 за баррель.

Реальные санкции, введенные в начале ноября, оказались не столь жесткими, и котировки пошли вниз. Затем в Стамбуле саудовские спецслужбы убили оппозиционного журналиста Джамаля Хашогги. Вашингтон не стал накладывать санкции на Эр-Рияд, что дало повод для игры на понижение, а королевство еще нарастило добычу.

В ноябре, когда цены упали ниже $60 за баррель, президент США выразил полное удовлетворение поведением своих ближневосточных союзников. «Цены на нефть снижаются. Замечательно! Как большое снижение налогов для Америки и для мира. Наслаждайтесь! $54, было по $82. Спасибо Саудовской Аравии, но давайте сделаем ниже!» — написал Трамп в своем твиттере. А через несколько дней он поблагодарил уже сам себя: «Замечательно, что цены на нефть рухнули (спасибо вам, президент Т)».

Еще через пару дней Трамп рассказал в интервью The Washington Post, что несколько месяцев назад звонил властям Саудовской Аравии и требовал снизить цены. «Цена была $82 за баррель, наверное, месяца два с половиной назад, и она собиралась подняться до $100, и это означало бы масштабное увеличение налогов, а я этого не хотел. И я им позвонил, чтобы они позволили нефти течь, и сейчас у нас $52», — заявил американский президент.

В состоянии полураспада

3 декабря 2018 года стало известно, что Катар выйдет из ОПЕК с 1 января 2019 года. Об этом сообщил министр по вопросам энергетики страны Саад бен Шерида аль-Кааби. Катар стал первой ближневосточной монархией, покинувшей картель с момента его основания в 1960 году. До этого ОПЕК покидали Эквадор, Габон и Индонезия, но затем они восстанавливали членство. Правда, Индонезия сейчас формально снова не является участником картеля, поскольку ее добыча находится на минимумах.

Нефтяной картель ОПЕК де-факто диктовал миру свои условия несколько десятилетий. И вот теперь он находится в состоянии распада, а регулированием рынка де-факто занимается неформальное объединение ОПЕК+, главную роль в котором играют Саудовская Аравия и Россия. Агентство Bloomberg полагает, что ОПЕК уже утратил контроль над рынком, а цены контролируют президент России Владимир Путин, президент США Дональд Трамп и наследный принц Саудовской Аравии Мухаммед ибн Салман Аль Сауд. Подтверждением тому — соглашение об ограничении добычи нефти на 1,8 млн баррелей в сутки, достигнутое в ноябре 2016 года, которое сбалансировало спрос и предложение и позволило нефтяным котировкам оттолкнуться от минимума в $28 за баррель Brent. По словам Владимира Путина, 100-процентное исполнение соглашений в рамках ОПЕК+ во многом заслуга королевства. «Должен признать, что это произошло в значительной степени благодаря позиции Саудовской Аравии. Это заслуга Саудовской Аравии и наследного принца, он был инициатором этой работы. Она привела к позитивным результатам», — подчеркивал российский президент.

Тем не менее ОПЕК находится под мощным давлением. Как сообщала The Wall Street Journal, саудовский Центр нефтяных исследований имени короля Абдаллы проводит исследование на тему того, как возможный распад ОПЕК повлияет на страну и мировой нефтяной рынок.

Еще одна проблема — это намерение США ужесточить законодательство по борьбе с картелями. В Конгресс внесен законопроект No Oil Producing and Exporting Cartels Act (NOPEC), название которого можно перевести как «Нет картелям добытчиков и экспортеров нефти». Он позволит американским судьям выносить решения в отношении нефтяного картеля и его участников. Идея уже получила поддержку Дональда Трампа. В случае принятия закона американские власти смогут арестовывать попадающие под юрисдикцию США счета и активы членов ОПЕК. Существование организации в этом случае станет невозможным.

Налоговые маневры

В этом году произошло событие, которое в будущем может оказать весьма позитивное влияние на отечественную нефтяную промышленность. 19 июля президент Владимир Путин подписал закон о внесении поправок в Налоговый кодекс РФ, которые вводят в действие налог на дополнительный доход (НДД). НДД будет обкатываться на пилотных участках, в том числе и «Газпром нефти».

«Федеральным законом устанавливается ставка налога на дополнительный доход от добычи углеводородного сырья в размере 50% к налоговой базе. При этом налоговая база определяется как расчетная выручка от реализации добытых на участке недр углеводородов, уменьшенная на величину фактических и расчетных расходов, величину налога на добычу полезных ископаемых, величину невозмещенных расходов прошлых лет», — говорится в справке к закону.

В отличие от налога на добычу полезных ископаемых НДД взимается с финансового результата и позволяет платить только в том случае, если разработка месторождения оказалась прибыльной. Введение НДД не предполагает полную отмену НДПИ, он сохранится в пониженном размере (в среднем на 60%). Кроме того, для участков недр, расположенных в новых регионах и относящихся к так называемым гринфилдам, предусмотрен льготный период уплаты НДПИ.

По мнению экспертов и участников рынка, НДД будет стимулировать увеличение капвложений в новые эффективные технологии нефтедобычи, что позволит повысить коэффициент извлечения нефти. По оценкам Минэнерго России, он вырастет с 27,2 до 35%, а добыча нефти в целом увеличится на 10–12 млн тонн в год.

Стоит отметить, что помимо введения НДД 2018 год запомнится продолжением налогового маневра в нефтяной отрасли, который должен решить ряд отраслевых задач. Также следствием одновременного роста мировых цен на нефть и падения курса рубля стало повышение цен на топливо. Чтобы стабилизировать ситуацию на рынке, правительству пришлось пойти на снижение акцизов, а нефтяным компаниям — на заморозку цен, что привело к падению маржи (а в некоторых случаях она стала отрицательной) нефтепереработки. Но в следующем году акцизы снова начнут повышаться, поэтому был разработан специальный демпфирующий механизм. Насколько эффективной окажется эта схема, станет понятно, только когда он начнет действовать.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ