Контрольная работа – Журнал «Сибирская нефть»

Контрольная работа

Итоги года работы Центра управления эффективностью: миллиардный эффект и большие перспективы

Текст: Сергей Орлов
Инфографика: Алексей Столяров

Чуть больше года назад в блоке логистики, переработки и сбыта «Газпром нефти» начал работу Центр управления эффективностью. Он стал ключевым проектом в разработке уникальной для отечественной нефтяной отрасли цифровой платформы, объединяющей нефтепереработку, логистику и сбыт. Сегодня в рамках центра развернуты системы, которые уже по итогам 2017 года дают ощутимый бизнес-эффект по всей цепочке создания стоимости и в целевой модели станут ядром цифровой платформы сегмента downstream

В центре событий

Предпосылок для создания такой структуры, как Центр управления эффективностью, накопилась масса — причем как внутренних, так и внешних. На волатильном рынке нефтепродуктов — с дополнительным сдерживающим фактором в виде ограничения доступа к мировому рынку заимствований — внутренняя и внешняя оптимизация бизнеса становится одним из ключевых факторов конкурентоспособности. А если сюда добавить еще и инструменты цифровизации, то вполне может случиться прорыв, позволяющий компании не просто упрочить свои позиции на рынке, но и стать его лидером. Это прекрасно понимали в «Газпром нефти», и необходимый рывок был сделан. В 2017 году для его совершения сформировалась наилучшая ситуация: высокий уровень автоматизации технологических процессов, кратное увеличение количества данных, поступающих с производственных и логистических объектов, позволили задействовать в схеме управления технологии цифровой Индустрии 4.0.

Запуская процесс модернизации, в «Газпром нефти» исходили из того, что максимально оптимизационный потенциал позволит реализовать схема управления цепочкой создания стоимости как единым активом — от поставок нефти, переработки и распределения до транспортировки нефтепродуктов на нефтебазы и конечным потребителям. Ключевым элементом операционной модели управления сегмента downstream стал Центр управления эффективностью (ЦУЭ).

Сегодня ЦУЭ занимается интегрированным календарным планированием от НПЗ до нефтебаз, формируя оптимальный план производства, распределения нефтепродуктов, график отгрузки, проводя мониторинг запасов, осуществляя тем самым управление складскими запасами на нефтебазах. Годовой оптимизационный эффект от такого подхода оценивается в сумму порядка 4 млрд рублей.

Для сбора и обработки данных в центре развернуто озеро данных, в которое стекаются информационные потоки из всех сегментов логистики, переработки и сбыта. Хранилище позволяет организовать постоянный оперативный доступ и эффективную обработку больших массивов данных с помощью нейросетей и машинного обучения.

Автоматизация мониторинга и задействование кросс-функциональных команд позволили сократить время реакции на отклонения с шести дней до нескольких часов, а использование продвинутых инструментов аналитики дало возможность проводить глубокий анализ причин отклонений и повышать стабильность цепочки добавленной стоимости.

Полностью потенциал Центра управления эффективностью должен быть реализован к 2020 году, когда развитие всех систем завершится формированием единого контура интегрированного планирования и управления складскими запасами, произойдет переход к предиктивной модели управления производством, технологическими отклонениями и надежностью оборудования. По плану финансовый результат за счет этих мероприятий должен был бы составить несколько миллиардов рублей в год. Однако, опираясь на результат работы ЦУЭ в 2017 году (оптимизационный эффект — 4,7 млрд рублей), специалисты «Газпром нефти» предполагают, что 100%-ная реализация функционала центра принесет эффект гораздо больше запланированного.

Ряд проектов, реализуемых на базе Центра повышения эффективности, можно назвать технологическими флагманами в цифровой трансформации логистики, переработки и сбыта компании. В частности, таким проектом внутренней оптимизации стало внедрение автоматизированной информационной системы (АИС) «Нефтеконтроль», изначально инициированное в отрасли государством.

Государственное дело

Энергоресурсы — основа российской экономики. Их точный учет может стать базой для решения целого спектра задач — от повышения эффективности их использования до борьбы с контрафактом. Именно этими соображениями руководствовались в российском правительстве, когда принималось решение о создании государственной информационной системы топливно-энергетического комплекса (ГИС ТЭК). В 2012 году в силу вступил закон «О государственной информационной системе топливно-энергетического комплекса», определяющий формат ее функционирования. Контролировать предполагается абсолютно все виды энергоресурсов — от угля до атомной энергии, от тепла до энергии из возобновляемых источников. Однако ГИС ТЭК стала лишь эволюционным развитием идеи о необходимости контроля производства и транспортировки ключевого для отечественной экономики энергоресурса — нефти и нефтепродуктов. Разработкой системы «Нефтеконтроль» российское Министерство энергетики занялось еще в 2010 году, а драйвером ее развития среди всех вертикально интегрированных нефтяных компаний России стала как раз «Газпром нефть», первой запустив пилот системы в 2011 году.

«Нефтеконтроль» позволяет прослеживать поставки нефтепродуктов от НПЗ до конечных потребителей

«Нефтеконтроль» позволяет прослеживать поставки нефтепродуктов от НПЗ до конечных потребителей

«Нефтеконтроль» позволяет прослеживать поставки нефтепродуктов от НПЗ до конечных потребителей

Контрольное пилотирование

В принципе, к 2010 году все российские вертикально интегрированные нефтяные компании уже располагали собственными, достаточно развитыми с точки зрения автоматизации системами учета нефти и нефтепродуктов. Однако в системах контроля движения материальных потоков существовали серьезные разрывы, так как на каждом участке действовали свои технические и нормативные правила и ограничения. Например, блок upstream интересовал только путь нефти от промысла к точкам сдачи нефти в систему магистральных нефтепроводов, в логистике существовали свои инструменты мониторинга, у нефтепереработчиков — свои, внутризаводские, а сбытовой сегмент работал со своей системой. Разумеется, все это объединялось общими отчетами, системами управления звеньями цепочки поставок, что в итоге давало достаточно объективную картину. Однако и потенциал для оптимизации был очевиден.

Главной задачей стала склейка всех существующих в компании систем учета нефти и нефтепродуктов для сбора информации по цепочке от скважины до заправочной колонки. В рамках пилота в цепочку были включены Приобское и Зимнее месторождения в Ханты-Мансийском автономном округе, Омский и Московский нефтеперерабатывающие заводы, две нефтебазы (в Омске и Калуге), а также АЗС в Центральном и Сибирском федеральных округах.

Достоверность информации и оперативность ее получения должна была обеспечить автоматизация измерений, а снизить стоимость системы и упростить обработку данных предполагалось за счет применения типовых технических решений. Уже в 2013 году был разработан макет АИС «Нефтеконтроль-ГПН», который позволял формировать базу данных для отчетности в ГИС ТЭК с помощью автоматизированного сбора и контроля информации о движении нефтепродуктов, причем в периметр оценки попадало и их количество, и качество. Более того, стало очевидно, что с помощью такой системы можно не только фиксировать факт возникновения потерь в каком-либо из звеньев цепи, но и точно определять места их возникновения и идентифицировать причину.

АИС «Нефтеконтроль» в «Газпром нефти» в рамках пилотного проекта была создана, опробована и представлена Минэнерго точно в установленный срок — в 2015 году. Итоги пилотного проекта «Газпром нефти» Минэнерго одобрило, что неудивительно: результаты даже превзошли ожидания. За счет роста уровня автоматизации измерений почти вдвое (с 45 до 85%) удалось повысить достоверность учета нефти и нефтепродуктов, сократить потери по качеству и количеству. При этом процесс формирования отчетности был очищен от субъективных факторов (в первую очередь человеческого), что повысило его точность и прозрачность. Успешно была решена и одна из ключевых задач проекта — организация сквозного контроля качества продукта по всей цепи создания стоимости.

Но на этом оптимизационный потенциал системы «Нефтеконтроль» не был исчерпан. Дополнительные возможности принесла с собой четвертая промышленная революция, предлагающая качественно новый уровень инструментария для работы с данными.

Нефтеконтроль

Нефтеконтроль. Инфографика: Алексей Столяров

Достижения пилотного проекта «Нефтеконтроль — Газпром нефть»

Достижения пилотного проекта «Нефтеконтроль — Газпром нефть». Инфографика: Алексей Столяров Инфографика: Алексей Столяров

Контроль 4.0

Датчики, установленные на установках НПЗ, отгрузочных терминалах, транспортных магистралях, резервуарных парках нефтебаз, топливозаправочных комплексах, раздаточных колонках АЗС и еще множестве технологических объектов, генерируют огромное количество информации, которая по любой классификации подпадает под определение big data. А для работы с большими данными нужны специальные технологии их сбора, передачи, хранения, обработки и анализа. «Нефтеконтроль» — географически распределенная система, которая должна обрабатывать неструктурированные данные — от тегов и документов до фото и видео, — пояснил начальник департамента систем управления блока логистики, переработки и сбыта «Газпром нефти» Сергей Овчинников. — В традиционной IT-архитектуре эффективного решения для этого не было. Поэтому мы использовали открытый стек Apache Hadoop, то есть развернули систему на базе технологии, которую применяют ведущие мировые корпорации, для работы с гигантскими объемами информации«.

«Нефтеконтроль» — это действительно целый блок технологий Индустрии 4.0 в одном флаконе: интернет вещей для получения данных о движении, озеро для хранения и обработки разрозненной информации, машинное обучение для ее анализа и обработки. «Машина обучена формировать цифровую модель цепочки поставок от завода до потребителя. В систему заложены допуски и ограничения, выход за пределы которых машина идентифицирует как отклонения, фиксируя информацию в специальном протоколе с уведомлением кросс-функциональной команды, ответственной за этот участок цепочки, — рассказал Сергей Овчинников о принципах работы „Нефтеконтроля“, с ноября прошлого года находящегося в опытной эксплуатации. — На основании этих записей специальные профильные рабочие группы расследуют инциденты. В будущем подбором рабочей группы той или иной специализации будет заниматься искусственный интеллект — с учетом занятости людей, их профессиональных компетенций и результатов фактической работы. Кроме того, к августу мы планируем запустить полностью цифровой процесс разбора и урегулирования отклонений в цифровом формате с накоплением базы знаний. Это позволит автоматизировать типовые рутинные процессы и операции, передать их машине, позволяя сократить время на принятие решений с нескольких дней до нескольких часов или минут».

По сути, система превращает нефть и нефтепродукты в умный продукт, о качестве и местонахождении которого компания знает на протяжении всего жизненного цикла — от обнаружения в недрах земли до бензобака автомобиля. Кроме того, она выявляет зоны неэффективности, показывает, какие типовые узлы необходимо корректировать или автоматизировать.

Синергия фундаментальных систем Центра управления эффективностью — интегрированного планирования и «Нефтеконтроля» — создает новую бизнес модель. Она совершенствует всем известный цикл PDCA (англ. plan-do-check-act, «планирование — действие — проверка —корректировка»), позволяющий не просто повысить стабильность цепочки добавленной стоимости компании, но и сократить потери, увеличить оперативность, скорость принятия решений, гарантировать необходимое качество и точное количество нефтепродуктов конечным потребителям, иметь гибкость к внешним условиям на рынке топлив и премиальных нефтепродуктов.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ