Нефть из морских глубин — Журнал «Сибирская нефть» — №152 (июнь 2018)

Нефть из морских глубин

История российской морской нефтедобычи

Текст: Александр Матвейчук
Фото: ТАСС, РИА «Новости»

В октябре 1924 года, выступая на Международном нефтяном конгрессе в Талсе (США), руководитель объединения «Азнефть» инженер Александр Серебровский сообщил, что в Советской России успешно осушена часть акватории бухты Биби-Эйбат Апшеронского полуострова и из пробуренной там скважины с глубины 285 м получен нефтяной фонтан с суточным дебитом до 300 тыс. пудов. Это стало первым примером успешной разработки морского месторождения в СССР

Прожекты инженера Згленицкого

Успех 1924 года на нефтепромысле «Бухта Ильича» в Биби-Эйбатской бухте базировался на целом ряде предыдущих попыток начать разработку богатых нефтеносных залежей на шельфе Каспийского моря, которые были начаты еще в дореволюционной России. Первую такую попытку осуществил член Бакинского отделения Русского технического общества, горный инженер Витольд Згленицкий (1850–1904). 29 июля 1896 года он направил в Управление государственными имуществами Бакинской губернии и Дагестанской области прошение об отводе ему двух участков моря под разведку на нефть. Чиновники отклонили обращение под казуистическим предлогом, ссылаясь на то, что море и морское дно не находятся в юрисдикции их ведомства. Згленицкий на этом не успокоился и продолжил переписку уже на другом уровне. В очередном письме на имя министра земледелия и государственного имущества Алексея Ермолова Згленицкий привел обстоятельное экономическое обоснование как эффективности работ по разведке морского дна, так и преимуществ прямой транспортировки нефти, загружаемой в танкеры и нефтеналивные баржи непосредственно с буровой платформы. По указанию министра изучением вопроса занялся Горный ученый комитет. Члены комитета признали, что данный вопрос «необходимо подвергнуть более подробной разработке», после чего он был передан на обсуждение Технической комиссии по охранению Бакинских нефтяных промыслов, а инженеру Николаю Лебедеву (1863–1931) поручили собрать и доставить данные о нефтеносности дна участка, прилегающего к Апшеронскому полуострову.

Горный инженер Витольд Згленицкий (1850–1904). Фото: ТАСС, РИА «Новости» Горный инженер Витольд Згленицкий (1850–1904)

10 февраля 1898 года Лебедев представил начальнику Кавказского горного управления пояснительную записку и два геологических разреза, с высокой степенью вероятности демонстрировавших значимую нефтеносность морского дна Биби-Эйбатской бухты. Техническая комиссия по охранению Бакинских нефтяных промыслов признала необходимость использования нефтеносного морского дна для добычи нефти, однако сочла нецелесообразным осуществление морского бурения, предложив засыпку нефтеносных участков морского дна землей. Витольд Згленицкий предлагал все новые и новые решения для организации морского бурения, но они также не находили поддержки. В 1904 году Згленицкий скончался, а продолжателей его дела не нашлось.

Биби-Эйбатская эпопея

В первые годы ХХ века в нефтяной отрасли России обозначились первые признаки кризиса, вызвавшие падение объемов добычи. По итогам 1902 года США вышли на первое место по добыче, обогнав Россию. Во многом это было связано с тем, что четыре основные нефтеносные площади Апшеронского полуострова — Балаханская, Сабунчинская, Раманинская и Биби-Эйбатская — вошли в режим истощения. В качестве одной из мер по изменению негативной тенденции в Горном департаменте было решено вернуться к идее разработки перспективных морских месторождений. Было принято решение о грунтовой засыпке части Биби-Эйбатской бухты.

Однако проект сразу столкнулся с препятствиями, причиной которых был экономический кризис начала ХХ века, а затем трагические события на промыслах Апшеронского полуострова 22–25 августа 1905 года, когда религиозными экстремистами было уничтожено более половины эксплуатационных нефтяных скважин. Только в 1906 году дело сдвинулось с места. Согласно проекту, подготовленному группой специалистов под руководством гражданского инженера Максима Филиппео, участок моря в 300 десятин, подлежащий засыпке, предварительно нужно было огородить каменным молом, а затем осушить и засыпать грунтом.

Проект был одобрен 3 августа 1907 года. Для осушки и последующей засыпки нефтеносного участка Биби-Эйбатской бухты была построена целая флотилия из 23 специализированных судов. Полномасштабные работы начались в 1912 году, однако в сентябре 1914 года, в связи с началом войны России с Германией, часть судов были мобилизованы для нужд обороны страны. Работы существенно замедлились, и в конечном счете к середине 1918 года было осушено только 193 десятины (около 211 га) акватории.

Биби-Эйбат, 1932 год. Фото: ТАСС, РИА «Новости» Биби-Эйбат, 1932 год

В конце апреля 1920 года части Красной Армии вошли в Баку, и там была провозглашена Азербайджанская Советская Социалистическая Республика, правительство которой в сентябре того же года заключило военно-политический союз с РСФСР. Председателем республиканского нефтяного комитета был утвержден инженер Александр Серебровский, направленный в Баку советским правительством. Весной 1921 года по решению правления «Азнефти» были продолжены работы по засыпке оставшейся акватории Биби-Эйбатской бухты. На засыпанной части бухты предполагалось заложить 25 скважин, в том числе 3 разведочные по краям площади, а остальные — в сводовой части складки. Весной 1922 года из пробуренной на глубину 460 м скважины ударил газовый фонтан. 14 мая 1922 года начальник «Азнефти» Александр Серебровский телеграфировал в Москву: «... В ночь на 13 мая произошло бурное извержение... Явление это показывает на удивительно богатые залежи нефти... На Биби-Эйбатской бухте ожидается невероятная по своей величине добыча...» Первый приток нефти был получен 18 февраля 1923 года на буровой № 5 из скважины № 17 с глубины 460 м. Это событие привлекло внимание к промыслу руководителей союзного и республиканского уровня. Вот что писала газета «Бакинский рабочий» в начале января 1924 года: «Жизнь на бухтинском промысле кипела ключом: сновали десятки рабочих, перевозя землю, пели артели плотников, стуча топорами и молотками. Недаром все гости, приезжавшие из РСФСР, считали своим долгом посетить промысел. Здесь были и товарищ Калинин, и товарищ Буденный, и многие другие. Американцы по приезде в Баку сразу же бросились на бухту, рассматривали и расспрашивали... Теперь тартанием с верхних пластов несколько буровых дают до 5 тысяч пудов суточной добычи».

К началу 1925 года нефтепромысел «Бухта Ильича» давал уже 10% от общего объема добычи бакинской нефти. Эти весомые результаты побудили руководство «Азнефти» усилить темпы разработки засыпанной нефтяной площади и активизировать работы по засыпке второй очереди в соответствии с ранее разработанным проектом. К 1932 году площадь участка осушенной территории в Биби-Эйбатской бухте достигла 300 гектаров.

Буровые в открытом море

Выводы геолога Дмитрия Голубятникова (1866–1933), представленные руководству «Азнефти», указывали на дальнейшее значительное простирание нефтеносных залежей за пределами уже засыпанной территории Биби-Эйбатской бухты. Поэтому в 1925 году в открытом море на расстоянии около 300 м к востоку от восточного мола засыпки было построено основание под буровую вышку на 320 деревянных сваях. Глубина моря в том месте была около 6 м, сваи забивались в морское дно до твердого грунта, на глубину около 5,5 м. Полученный здесь опыт позволил приступить к разработке подводной нефтеносной площади, прилегающей к берегу острова Артема. В сентябре 1934 года здесь были начаты работы по постройке первой морской буровой платформы на расстоянии 450 м от берега. Однако грунты оказались настолько твердыми, что забивка деревянных свай оказалась невозможной. Тогда для сооружения оснований под вышки были использованы набивные сваи, оболочкой которых служили старые обсадные трубы. Для их установки использовалась баржа, на которой располагался бурильный станок вращательного бурения.

Использование трубчатых бурозаливных опор, изобретенных инженером Николаем Тимофеевым (1912–1973), открыло новое направление в области технологии строительства буровых в открытом море. Вместо трудоемкой и многодневной забивки свай в морском дне выбуривались шурфы, в которые вставлялись трубчатые стойки-сваи, закрепленные затем цементным раствором. Однако для морских платформ, предназначенных для добычи нефти с больших глубин и при любой, даже самой неблагоприятной погоде, требовался новый инженерный подход к проектированию. 24 сентября 1944 года Морским комитетом «Азнефти» был объявлен конкурс на проектирование платформы под разведочную буровую для глубин моря до 15 метров. Несмотря на военное время, было получено 26 проектов из различных городов СССР. Первую премию получил инженер Леон Межлумов (1910–1983), сотрудник треста «Азнефтепроект», предложивший сборно-разборное призматическое основание с телескопическими трубчатыми опорами, которые давали возможность нивелировать сооружение при неровном рельефе морского дна.

Нефтяные вышки в бухте Ильича. Фото: ТАСС, РИА «Новости» Нефтяные вышки в бухте Ильича
Дмитрий Голубятников (1866–1933), геолог-нефтяник, один из создателей промысловой геологии. Фото: ТАСС, РИА «Новости» Дмитрий Голубятников (1866–1933), геолог-нефтяник, один из создателей промысловой геологии

Первое крупноблочное основание системы Межлумова было сооружено в 1946 года в районе Гюрганы всего за три месяца вместо восьми по прежней технологии строительства. Готовые блоки к месту установки доставлялись на баржах и монтировались с помощью плавучих кранов. В следующем году здесь же было начато строительство морских эстакад при помощи специального высокопролетного крана, передвигавшегося по рельсовому пути на свайном основании. Таким образом, в Каспийском море впервые в мире советские нефтяники применили индустриальные методы обустройства морских нефтяных месторождений.

На нефтяных камнях

После окончания Великой Отечественной войны «Азнефть» вела разведочное бурение по нескольким перспективным направлениям, среди которых был и район Черных Камней, окруженный грядой подводных скал и находившийся в 42 км к востоку от побережья Апшеронского полуострова. С давних времен было известно о том, что нефть здесь естественным образом выходит на водную поверхность по трещинам на дне моря. В 30–40-е годы ХХ века здесь побывали разведочные партии «Азнефти», однако дальше геологических съемок удаленного от материка и сложного по своим гидрометеорологическим условиям участка дело не пошло.

В середине 1948 года начались работы по забивке в морское дно свай, однако из-за сложного каменистого дна такой подход был признан неэффективным. Тогда созрело необычное решение — создать в этом месте основание для буровой из специально затопленных судов, отслуживших свой срок. Первым был погружен пароход «Чванов», а затем к нему присоединилось еще шесть старых кораблей. Символично, что среди них оказался и первый российский танкер «Зороастр», построенный еще в 1878 году по чертежам Людвига Нобеля. На таком корабельном основании были построены первая буровая установка и небольшое помещение для буровиков. Летом 1949 года началось бурение первой скважины. А 7 ноября из скважины с километровой глубины был получен первый нефтяной фонтан с суточным дебитом 100 т, свидетельствующий об открытии нового богатого месторождения в Каспийском море. На то время оно оказалось крупнейшим в мире морским нефтяным месторождением как по мощности залежи, так и по объему добываемой нефти.

Буровые работы на Каспии, 1986 год. Фото: ТАСС, РИА «Новости» Буровые работы на Каспии, 1986 год
Месторождение Нефтяные Камни в Каспийском море. Фото: ТАСС, РИА «Новости» Месторождение Нефтяные Камни в Каспийском море
Корпус первого российского танкера «Зороастр» был использован в ­качестве основания буровой на месторождении Неф­тяные Камни. Фото: ТАСС, РИА «Новости» Корпус первого российского танкера «Зороастр» был использован в качестве основания буровой на месторождении Нефтяные Камни

В период 1950–1953 годов в Каспийском море было построено 139 морских стационарных платформ. В разработку были введены месторождения Нефтяные Камни (1949), Банка Дарвина (1951), Жилое-море (1952), начато разведочное бурение на структурах Песчаный-море, Григоренко-море, Дуванны-море и других. В феврале 1951 года первый танкер, заполненный нефтью месторождения Нефтяные Камни, встал под разгрузку к причалу нефтеналивного порта Дюбенди. Бурение морских наклонно направленных скважин впервые в нашей стране было освоено на Нефтяных Камнях. Здесь же была разработана и внедрена в практику эффективная технология эксплуатации подводных месторождений нефти.

Путь к арктической нефти

В послевоенный период были начаты работы по поиску и разведке нефти и газа в акваториях других регионов страны. В 1950-е годы были проведены первые рекогносцировочные геолого-геофизические исследования на Западно-Арктическом шельфе, по результатам которых была дана первая высокая прогнозная оценка перспектив недр на углеводородное сырье. Однако настоящие открытия здесь случились позднее.

К концу 1970-х годов ведущие транснациональные корпорации все больше внимания уделяли разработке морских месторождений нефти. Так, в период с 1960 по 1977 год ежегодный прирост морской нефтедобычи в мире составил 9,2%, в то время как на суше — 5,4%. Советское правительство также осознавало необходимость развития морских поисково-разведочных работ на нефть и газ, в том числе в арктических морях, где сосредоточена большая часть морских ресурсов шельфа страны.

Специалисты треста «Арктикморнефтегазразведка» начали геологические исследования Арктики в 1979 году. Фото: ТАСС, РИА «Новости» Специалисты треста «Арктикморнефтегазразведка» начали геологические исследования Арктики в 1979 году

Лавры первооткрывателей промышленного нефтяного месторождения в арктическом секторе России достались специалистам геолого-разведочного бурового треста «Ярославнефтегазразведка». В 1975 году в сложнейших условиях Арктики они пробурили десять параметрических скважин на нескольких островах акваторий Баренцева и Карского морей. 8 марта 1982 года из скважины № 1 на Песчаноозерной площади острова Колгуев в Баренцевом море с глубины 1972 м был получен первый в мире приток нефти в Арктическом регионе. При продолжении бурения на глубине 1558–1561 м был получен еще более мощный приток нефти, дебит скважины составил 144 т в сутки. Добытая нефть была очень высокого качества и уникальна по своим свойствам, содержала минимальное количество солей, воды и механических примесей, в ней отсутствовали парафин и сероводород. Открытие месторождения на острове Колгуев стало знаковым событием, подтвердившим предсказания ученых, что на шельфе Арктики может находиться крупная углеводородная база, соизмеримая по своему потенциалу с прилегающими районами Западной Сибири и Европейского Севера.

В течение следующего десятилетия открытия в Баренцевом, Печорском, Карском морях и на сахалинском шельфе следовали одно за другим. Так, например, в 1979 году было открыто нефтегазоконденсатное месторождение Чайво с запасами 152 млн т нефти в Охотском море, на расстоянии 11 километров от береговой линии Восточного Сахалина. В 1983 году специалисты треста «Арктикморнефтегазразведка» приступили к работе в Баренцевом море, где в том же году открыли крупное Мурманское газовое месторождение с запасами природного газа в 120 млрд м3. А в 1988 году последовала сенсация мирового значения — в центральной части Баренцева моря, в 550 км к северо-востоку от Мурманска, буровыми судами ледового класса «Валентин Шашин» и «Виктор Муравленко» было открыто громадное Штокмановское газоконденсатное месторождение с запасами 3,94 трлн м3 природного газа и 56,1 млн т конденсата. В следующем году на шельфе Печорского моря, в 60 километрах от берега, нефтяным фонтаном с дебитом 400 т нефти в сутки из скважины № 1 было открыто Приразломное нефтяное месторождение. Промышленная добыча нефти на острове Колгуев началась 17 августа 1987 года, и российский порт Кандалакша принял первый танкер с колгуевской нефтью.

Добыча нефти на острове Колгуев в Баренцевом море началась 17 августа 1987 года. Фото: ТАСС, РИА «Новости» Добыча нефти на острове Колгуев в Баренцевом море началась 17 августа 1987 года

Однако в конце 80-х — начале 90-х годов ХХ века работа по освоению национального континентального шельфа прервалась почти на десятилетие. Очередная глава ее истории была открыта уже в начале XXI века. Компания «Роснефть» в составе международного консорциума в рамках проекта «Сахалин-1» в 2002 году приступила к освоению нефтяного месторождения Аркутун-Даги на шельфе острова Сахалин и через пять лет уже довела годовую добычу до 11 млн тонн. В 2004 году ЛУКОЙЛ начал промышленную добычу нефти на Кравцовском месторождении (Д-6) на шельфе Балтийского моря. Затем в Каспийском море были введены в эксплуатацию еще два месторождения: имени Ю. Корчагина (2010) и имени В. Филановского (2013). А в декабре 2013 года «Газпром нефть» начала промышленное освоение первого месторождения на российском арктическом шельфе — Приразломного месторождения в Баренцевом море, извлекаемые запасы которого превышают 70 млн тонн нефтяного эквивалента.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ