«У компании есть прочный фундамент для долгосрочного роста» — Журнал «Сибирская нефть» — №149 (март 2018)

«У компании есть прочный фундамент для долгосрочного роста»

По итогам 2017 года «Газпром нефть» не только вошла в тройку лидеров по добыче нефти в России, но и показала рекордные финансовые результаты: чистая прибыль достигла максимума за всю историю компании. О причинах роста, способах сохранять позитивную динамику при переменчивой рыночной конъюнктуре и дальнейших перспективах компании редакция «Сибирской нефти» поговорила с заместителем генерального директора «Газпром нефти» по экономике и финансам Алексеем Янкевичем

СН

«Газпром нефть» завершила год с рекордными финансовыми показателями. Рост финансовых результатов на 20–25% при улучшении показателей операционной деятельности на 4–5% говорит о том, что рекорд сделало в первую очередь улучшение конъюнктуры?

А.Я.

Прошлый год для нефтяной отрасли, безусловно, стал годом восстановления цен на нефть. Однако анализ результатов, который мы традиционно проводим, говорит о том, что более двух третей от общего роста финансовых показателей компании обусловлено влиянием именно внутренних факторов. Поэтому можно с уверенностью сказать, что в основном рекордный рост — это следствие увеличения эффективности нашей работы и роста прибыльности бизнеса в целом.

Масштаб нефтяной компании измеряется добычей. И ее рост на 4%, притом что переработка осталась на том же уровне, говорит о том, что масштаб «Газпром нефти» увеличился на 4%. При этом финансовые показатели выросли более чем на 20%, что свидетельствует о росте удельной эффективности бизнеса.

СН

Можно отметить какие-то конкретные проекты, повлиявшие на результат?

А.Я.

В прошлом году «Газпром нефть» запустила в эксплуатацию новые крупные добычные проекты с хорошей экономикой — Новый Порт, Восточную Мессояху. И это, конечно, отразилось на финансовых результатах в первую очередь. Что касается переработки, то здесь такой динамики не было. И это было ожидаемо, так как на 2017 год были запланированы плановые комплексные ремонтные работы на заводах. Нам удалось компенсировать их влияние за счет реализации программы повышения операционной эффективности НПЗ, включающей в том числе мероприятия по расширению продуктовой корзины, повышению эксплуатационной готовности оборудования. В основе программы — принцип поиска потенциалов и стремления к лучшим практикам, их внедрением и обусловлен эффект.

Номинальная прибыль в рублях в переработке выросла, но если анализировать этот показатель без учета влияния благоприятной макроэкономической конъюнктуры, то динамика нейтральная. Розничные продажи через сеть АЗС увеличились на 5,6%, и в целом есть рост продаж через премиальные каналы сбыта. Это тоже вносит позитивный вклад.

В целом динамика сегмента переработки и сбыта положительна. Просто в добыче сейчас начинают давать отдачу вложенные инвестиции. И это нормальный процесс. Все бизнес-компетенции нефтяной компании должны быть сосредоточены на поиске и реализации новых проектов. Это необходимо даже для того, чтобы просто оставаться на одном уровне. Тот, кто умеет реализовывать больше проектов быстрее и эффективнее остальных, растет. Но если ничего не делать, то прибыльность будет уменьшаться.

Производственные показатели

Финансовые показатели

СН

Такое соотношение влияния внешних и внутренних факторов — две трети в пользу последних — говорит о том, что компания в какой-то степени оторвалась от зависимости от цены на нефть?

А.Я.

Нет, мы продолжаем быть чувствительными и к курсам валют, и к цене. Мы даже стали больше зависеть от цены в добыче, так как ряд месторождений подпадают под налоговые льготы. Когда есть налоговая льгота, общая налоговая нагрузка снижается, и при меньшей доли государства проект становится более чувствительным к цене на нефть. Но бизнес «Газпром нефти» растет и меняется качественно, и эти процессы сильнее, чем влияние внешней среды. Если сравнивать с другими компаниями, то в последние год-два финансовые показатели «Газпром нефти» растут быстрее, чем в среднем по отрасли. То есть мы повышаем эффективность, в то время как другие в большей степени следуют за конъюнктурой.

СН

В презентации для инвесторов результаты 2017 года сравниваются с данными 2005-го. Учитывая, что цены на нефть тогда и сейчас были примерно одинаковыми, можно провести факторный анализ за 12 лет существования компании?

А.Я.

Да, мы сделали интересное для себя сравнение. И можно смело сказать, что бизнес компании вырос с точки зрения финансовых показателей в два раза. Больше половины, 60–70% этого роста, приходится скорее на добычу, но и в переработке «Газпром нефть» серьезно нарастила масштаб. Ведь в 2005 году у нас были лишь небольшие разрозненные сети АЗС под разными брендами, не было других бизнесов премиального сегмента и завод был только один.

СН

Вы работаете в «Газпром нефти» больше десяти лет. Как, на ваш личный взгляд, компания изменилась за это время?

А.Я.

Если сказать коротко, то «Газпром нефть» начинала как довольно неплохой бизнес среднего масштаба, который за 12 лет стал успешной крупной компанией. Появилась стройная система бизнес-процессов, были формализованы основные процедуры. И если небольшой компанией еще можно было управлять «вручную», то сейчас, с ростом масштабов, отлаженные механизмы работы — один из ключевых факторов эффективности.

Также сейчас, по сравнению с начальным этапом развития, заполнены все недостающие звенья цепочки создания стоимости. «Сибнефть» Контрольный пакет акций ОАО «Сибнефть» (75,68%) приобретен группой «Газпром» в 2005 году. 13 мая 2006 года компания была переименована в открытое акционерное общество «Газпром нефть». , до того как «Газпром» стал ее основным акционером, занималась только добычей на традиционных месторождениях в Западной Сибири и переработкой. Сегодня же процесс начинается от геологоразведки и заканчивается прямым взаимодействием с потребителем. С точки зрения бизнеса появился прочный фундамент для долгосрочного устойчивого роста. Это своеобразный конвейер, который работает от нахождения запасов до превращения их в крупные проекты и последующей реализации. Это значит, что у компании постоянно есть подпитка новыми запасами, новыми проектами. На сегодня «Газпром нефть», пожалуй, лучшая компания в отрасли, которая может эффективно монетизировать любые сложные запасы в России. Конечно, с моей точки зрения, на глобальном уровне нам еще есть чему учиться.

На сегодня «Газпром нефть», пожалуй, лучшая компания в отрасли, которая может эффективно монетизировать любые сложные запасы в России

СН

Если говорить о внешних факторах и сравнивать с 2005 годом, то внешняя среда стала более агрессивной?

А.Я.

Безусловно. Несмотря на то что формально цена сейчас такая же, как двенадцать лет назад, существенно выросла удельная налоговая нагрузка и финансовый рынок для нас стал более сложным. Плюс среда стала более неопределенной. И если в двухтысячных цены были высокими, соответственно порождая такие же ожидания, то сейчас наше основное ожидание — волатильность. Число глобальных трендов, влияющих на потребление энергоносителей, увеличивается. И очень сложно прогнозировать, какой из них окажется сильнее в определенный промежуток времени. Например, в глобальном плане рост населения, который увеличивает потребление, находится в противоречии с тенденцией к энергосбережению и поиску новых источников энергии. Другой тренд — это развитие технологий. Благодаря им стало возможно вовлечение новых нетрадиционных запасов углеводородов не только в США, но и по всему миру. А это очень большой вызов. В ситуации высокой неопределенности «Газпром нефть» придерживается умеренно консервативных прогнозов относительно цены на нефть: сейчас мы ориентируемся на показатель в 50 долларов в долгосрочной перспективе. Некоторые компании вообще перестают использовать единую цену в своих расчетах, а вместо этого детально моделируют, сколько пиков или падений цен на нефть может выдержать конкретный инвестиционный проект.

Если резюмировать, то внешняя среда сегодня предлагает компании как минимум три новых вызова, которых не было раньше: первый — это более высокая налоговая нагрузка, второй — ценовая неопределенность, а третий — новые вызовы в работе на финансовых рынках.

СН

Несмотря на вызовы, «Газпром нефть» тем не менее успешно взаимодействует с банками. Как вы считаете, это заслуга компании и ее статуса или команды?

А.Я.

И того и другого, здесь нельзя ответить однозначно. Безусловно, имидж компании позитивен в глазах и инвестиционного, и банковского сообщества. У нас очень хорошая команда, а нужно понимать, что многое зависит от эффективности взаимодействия. Также немаловажно, что «Газпром нефть» внутренне достаточно эффективна и мобильна. Это значит, что компания умеет быстро принимать решения, развито делегирование. При работе на финансовых рынках зачастую критично, в какой день и час ты выходишь на рынок и принимаешь решение. Нельзя тратить недели на согласование. Немало таких примеров, когда крупные неповоротливые компании просто пропускали хорошие рыночные окна.

СН

Насколько при работе на долговом рынке важны кредитные рейтинги компании, особенно в сегодняшних условиях?

А.Я.

Рейтинг очень эффективен, когда компания нацеливается на широкий круг инвесторов, которые не в состоянии досконально изучить каждого участника рынка и опираются на мнение экспертов. В нынешней ситуации наши инвесторы прекрасно осведомлены о состоянии «Газпром нефти».

Тем не менее мне кажется, что заботиться о кредитном рейтинге, в том числе и рейтинге от международных агентств, нужно всегда. Это важно для репутации. Например, благодаря репутации добросовестного заемщика на рынке рублевых облигаций в прошлом году нам удалось хорошо заработать на экономии процентных ставок и диверсифицировать свой долговой портфель. К тому же забота о рейтинге дисциплинирует, а оценки дают возможность понять истинное положение компании на рынке.

СН

Вы сказали, что «Газпром нефть» стала компанией, где выстроена вся цепочка добавленной стоимости. Добавит ли что-то к этой цепочке цифровая трансформация, которая сегодня реализуется в компании?

А.Я.

Разумеется, цифровые технологии создают множество дополнительных возможностей. Это актуально для разных видов бизнеса. Наиболее наглядны и осязаемы процессы цифровизации в маркетинге и продажах. Серьезные перспективы для применения новых технологий есть в добыче, геологии и в сопровождении бурения. В переработке тоже востребованы технологии обработки больших массивов данных, машинного обучения. Физико-химические процессы на НПЗ очень сложны, и повысить их эффективность можно, только если полностью автоматизировать управление, одновременно увеличив его скорость и точность.

В закупках, финансовых процессах, взаиморасчетах новые технологии тоже могут дать определенный эффект. Чтобы не опоздать и получить максимальное конкурентное преимущество, нужно активно внедрять эти технологии уже сегодня. И выбирать проекты с максимальной отдачей.

СН

Можете ли привести примеры цифровых проектов в финансовом блоке?

А.Я.

Мы сейчас работаем над технологией, которая с помощью алгоритмов машинного обучения сможет предсказывать финансовое поведение контрагентов и выявлять, какие из них могут оказаться ненадежными. Суть процесса заключается в том, что проводится анализ так называемых паттернов — моделей поведения контрагентов, а также отклонений от привычных поведенческих схем. Такая технология используется, к примеру, банками для оценки кредитоспособности плательщиков и актуальна для всех бизнесов с большим количеством контрагентов.

Что касается технологии блокчейн, то ее можно использовать для оформления различных аккредитивов, документальных операций — там, где нужна встречная проверка. Для автоматической сверки расчетов могут пригодиться известные всем интернет-боты.

Мы пристально следим за новыми технологиями в области финансов.

СН

Заметную роль в повышении финансовых показателей в 2017-м сыграл активный рост новых крупных арктических месторождений. Инвестиционные пики уже пройдены, до полки еще далеко, льготы действуют — при сохранении нынешних, а тем более при повышении цен на нефть «Газпром нефть» в ближайшие годы ждут новые производственные рекорды?

А.Я.

У нас хорошие перспективы в добыче. И я недаром сказал, что эффективный upstream — это не только проекты в стадии реализации, но и наличие системы их пополнения. Когда цены на нефть начали снижаться, многие компании вынуждены были сократить геологоразведку. Несмотря на то что эта работа крайне важна, ее финансовая отдача самая длительная — до 20 лет. Поэтому тем более отрадно, что «Газпром нефть» активно занимается геологоразведкой и поиском новых запасов, обеспечивая себе новые перспективные точки роста в добыче. В первую очередь среди новичков нужно отметить Куюмбу и Чону. Есть и более дальние перспективы, в том числе и запасы «Газпрома», которые компания сейчас получает, а также новые нетрадиционные запасы, такие как бажен и ачимовская свита. Все это дает уверенность, что «Газпром нефть» будет успешно добывать нефть и в будущем.

Что касается переработки, то здесь очень большая перспектива связана с модернизацией заводов, которая выведет их на принципиально новый уровень с точки зрения эффективности.

Сегодня мы живем в ситуации волатильности, сейчас сложно однозначно спрогнозировать, какие тренды в развитии рынка победят в долгосрочной перспективе. Но даже в базовом сценарии мы видим, что в ближайшие 10–15 лет спрос на жидкие топлива так или иначе будет расти. Я думаю, что для того, чтобы модернизация заводов, которая проводится сейчас, окупилась, времени достаточно. Для компании важно реализовать эти проекты в срок, в бюджете и эффективно. Это и обеспечит конкурентные позиции на рынке переработки, на котором, скорее всего, в перспективе выживут только те активы, которые будут активно модернизироваться.

«Газпром нефть» активно занимается геологоразведкой и поиском новых запасов, обеспечивая себе перспективные точки роста в добыче

СН

Будут ли расти финансовые результаты компании в 10-летней перспективе?

А.Я.

Добыча продолжит оставаться источником роста, поскольку есть новые проекты, а за ними — геологоразведка, которая принесет еще больше новых проектов. Переработка также сделает большой скачок, так как с учетом модернизации компания получит доступ к большим резервам прибыльности. Если взять «Газпром нефть» через 5–6 лет, когда мы должны завершить все проекты модернизации наших НПЗ, то у компании будет перспектива иметь еще больше прибыли, чем сейчас.

СН

Вы отмечали, что волатильность стала сегодня обычным состоянием рынка. У вас выработался какой-то рецепт работы в таких условиях?

А.Я.

Рецепт есть, и он простой — повышать качество планирования и прогнозирования, которые должны производиться в онлайн-режиме, быть скользящими и оперативными. Мы должны очень быстро уметь пересчитывать планы и постоянно предлагать какие-то корректирующие решения в ответ на внешние изменения. Уже сейчас мы внедряем бюджетное правило, перешли к ежемесячному бизнес-планированию. То есть каждый месяц мы актуализируем план на ближайшие три года, а в стратегической модели — на десять. Так что гибкость и точность — вот главный рецепт.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ