Путь наверх — Журнал «Сибирская нефть» — №149 (март 2018)

Путь наверх

«Газпром нефть» готовится к активному освоению ачимовской свиты

Текст: Александр Алексеев
Инфографика: Татьяна Удалова

Ачимовские отложения — это «трудная» нефть, но у нее есть свои бесспорные преимущества: ее действительно очень много, причем часто она находится по соседству с традиционными, давно разрабатываемыми залежами — там, где уже есть и добывающие предприятия, и необходимая инфраструктура. И все это — хорошо знакомая геологам Западная Сибирь. Всерьез взявшись за  ачимовку Название ачимовская пачка было предложено выдающимся российским ученым-нефтяником, одним из первооткрывателей Западно-Сибирской нефтеносной провинции Ф. В. Гурари в 1959 году по названию села Ачимово в Омской области. , в «Газпром нефти» рассчитывают, что в ближайшие годы этот вид запасов станет важным источником пополнения ресурсной базы

Нефтяные ресурсы Западной Сибири формировались в осадочных породах, миллионы лет копившихся на дне древнего моря, которое когда-то покрывало эти территории. Наиболее качественные запасы образовались там, где когда-то находился морской шельф. Породы здесь откладывались равномерно, формируя однородные коллекторы с хорошей пористостью и проницаемостью. Добыть из них нефть несложно, и, конечно же, такие месторождения начали осваивать в первую очередь. Сегодня значительная часть этих запасов уже исчерпана.

Зона доступа

Объем начальных геологических запасов ачимовской толщи на лицензионных участках «Газпром нефти» составляет сегодня более 1,2 млрд тонн. 2,2 млрд тонн — активы совместных предприятий компании. Лицензии еще на чуть более 2 млрд тонн ачимовской нефти принадлежат материнской компании — «Газпрому». Таким образом, более половины из 10 млрд начальных геологических запасов ачимовки в Западной Сибири находятся в сфере влияния «Газпрома» и «Газпром нефти».

Самые большие запасы располагаются в северном кластере ачимовской толщи — в Надым-Пур-Тазовском районе ЯНАО. Однако это достаточно сложные отложения, характеризующиеся большими глубинами, аномально высоким пластовым давлением и большим газовым фактором, что затрудняет доступ к ним. Преимущество запасов центрального кластера — близость к традиционным активам «Газпромнефть-Ноябрьскнефтегаза» и «Газпромнефть-Муравленко».

За 2016 год из ачимовских отложений «Газпром нефть» добыла 3 млн тонн углеводородов. Две трети из них получено на Приобском месторождении «Газпромнефть-Хантоса». Помимо Приобки ведутся работы на ачимовских отложениях Еты-Пуровского, Вынгаяхинского, Западно-Салымского, Северо-Самбургского, Тазовского месторождений. В качестве оператора «Газпром нефть» начнет работы на Ямбургском месторождении с огромным объемом запасов — более 1 млрд тонн углеводородов.

Особые запасы

Но наряду с ними существуют и другие запасы, формировавшиеся в то же время и по соседству, но в иных, глубоководных условиях. Часть осадочных пород с мелководья смывало на глубину оползнями и турбидитными потоками. Здесь они уже не лежали ровными слоями, а образовывали так называемые конусы выноса — насыпи сложной формы, растущие от того места, где случился обвал (см. рис. 28). Крупнозернистые породы перемешивались с мелкими частицами глин, в результате чего проницаемость образовавшихся здесь коллекторов оказалась гораздо ниже. Так возникла ачимовка. Со временем рельеф менялся, море уходило, за ним смещалась и граница шельфа. Так ачимовские структуры постепенно распределялись практически по всей территории современной Западной Сибири.

Ачимовская толща обладает огромным ресурсным потенциалом. И хотя нефть из нее добывают уже достаточно давно, результаты пока нельзя назвать впечатляющими. По оценке специалистов «Газпром нефти», накопленная добыча для ачимовских запасов у всех российских нефтяных компаний сейчас составляет не более 4%. Для сравнения: аналогичный показатель по традиционным месторождениям — 22%.

Юрий Масалкин
Юрий Масалкин,
начальник департамента по управлению крупными проектами
ГРР «Газпром нефти»:

Портфель проектов «Большая Ачимовка» имеет стратегическое значение для компании. Ресурсный потенциал ачимовских отложений огромен и исчисляется миллиардами тонн нефтяного эквивалента. Эффективная разработка данных отложений — большая и комплексная задача, которую возможно решить только при правильном взаимодействии команды различных функций компании. То, что мы осознали этот потенциал, инициировав проект «Большая Ачимовка», уже 50% успеха. Следующим фокусом нашего внимания является формирование высокопрофессиональной команды и вовлечение лучших умов «Газпром нефти» и наших партнеров в решение задачи по раскрытию потенциала этого объекта разработки.

Разрабатывать ачимовские залежи пробовали еще в советское время — но быстро бросили, не получив на пробуренных скважинах желаемого притока. На тот момент подходящих технологий еще не существовало, да и более привлекательных альтернатив было вполне достаточно. Сегодня взгляд на трудноизвлекаемые запасы изменился. Появились и технологии. Так, гидроразрыв пласта, проведенный на скважинах, ранее пробуренных на ачимовских залежах Северо-Самбургского месторождения, позволил увеличить их дебиты более чем в 10 раз.

Ресурсы Ачимовской толщи

Помимо большого объема ресурсов еще одна привлекательная особенность ачимовских отложений состоит в том, что они находятся по соседству с традиционными местами добычи (часто представляют собой другие пласты уже разрабатываемых месторождений), а значит, обеспечены всей необходимой инфраструктурой. Так как «легкие», привычные запасы заканчиваются, а ачимовка способна обеспечить значительный прирост ресурсной базы, она, естественно, вызывает интерес. Со временем переход на разработку нового типа ресурсов для добывающих предприятий Западной Сибири был бы вполне логичным. Однако, чтобы такой переход мог состояться, готовить его нужно уже сегодня. С этой целью в 2017 году в «Газпром нефти» был запущен проект «Большая Ачимовка».

В отличие от баженовской свиты, технологии для эффективной разработки которой еще предстоит изобрести — или значительно видоизменить существующие, ачимовка относится к традиционным трудноизвлекаемым запасам, то есть технологии ее разработки вполне понятны и уже активно используются. «Однако они требуют дополнительной настройки, — рассказывает исполнительный директор проекта «Большая Ачимовка» Георгий Волков. — Анализируя имеющийся опыт, мы видим, что те решения, которые сегодня применяются, недостаточно эффективны. Рентабельность ачимовских проектов необходимо повышать».

Поиск технологий

Причина, по которой разработка ачимовских залежей часто терпит неудачу, в сложном геологическом строении, которое, в свою очередь, связано с особенностями их формирования. Из конусов выноса осадочных пород образовались сложные по форме ловушки, и правильно очертить их границы, а затем охватить эффективной сеткой скважин — нетривиальная задача. Ситуацию усугубляют плохие фильтрационно-емкостные свойства (ФЕС) коллекторов, которые вдобавок могут сильно варьироваться от скважины к скважине. Проницаемость пластов редко превышает 1 мД, в то время как для «хороших» месторождений этот показатель составляет десятки мД. Кроме того, большое количество прослоев песчаника и глин в продуктивных пластах, а также отсутствие четких границ между нефтью и водой затрудняют интерпретацию данных геофизических исследований (ГИС) и выбор наиболее перспективных пластов для бурения.

В качестве базовой технологии для разработки ачимовских отложений «Газпром нефть» использует горизонтальные скважины с многостадийным гидроразрывом пласта (МГРП). Однако частой проблемой после МГРП становятся значительные притоки воды. «Причину этого еще предстоит выяснить. Она может заключаться как в изначально высокой обводненности запасов, так и в том, что трещины ГРП прорываются в соседние водоносные пласты», — отмечает специалист отдела сопровождения проекта «Большая Ачимовка» Научно-технического центра «Газпром нефти» Эмиль Фаттахов.

Другой негативный фактор — быстрое падение объемов добычи: 60–80% за первый год эксплуатации скважины. Это существенно сказывается на рентабельности. Сложности возникают и с поддержанием пластового давления с помощью заводнения. В низкопроницаемом коллекторе закачка воды не приносит желаемых результатов. В качестве альтернативы сегодня рассматривается возможность закачки газа для смешивающегося вытеснения Смешивающееся вытеснение — метод увеличения нефтеотдачи, при котором дополнительное вытеснение нефти из низкопроницаемого коллектора достигается путем закачки смешивающегося с ней сжатого газа. При растворении газа в нефти ее вязкость и плотность уменьшаются, а объем увеличивается. . «Еще один возможный путь — максимально сократить сроки окупаемости скважин, снизив их себестоимость. Это позволит обойтись без методов увеличения нефтеотдачи, сосредоточившись на бурении большого количества скважин», — полагает Георгий Волков.

Опыт некоторых зарубежных нефтяных компаний говорит о том, что успешная разработка месторождений с подобными фильтрационно-емкостными свойствами возможна, нужно лишь правильно подобрать технологии. Самое главное препятствие сегодня — недостаток качественной информации. Большинство скважин были пробурены еще в советское время, когда ачимовские отложения не считались перспективными, поэтому они плохо изучены, керна мало, а геофизические исследования проводились лишь самыми простыми методами. Поэтому даже имеющиеся данные требуют актуализации и проверки.

Цифра в помощь

Особенности ачимовки меняются от региона к региону, а значит, однотипные технологические решения не будут работать на всей территории, где обнаруживаются такие запасы. Потребуется целый спектр решений для применения в разных условиях.

На всей территории, где располагается ачимовская толща, выделяют три больших региональных кластера: северный, восточный и западный. На севере расположены более мощные залежи, однако добыча здесь осложняется большими глубинами, высокими пластовыми давлениями и большим газосодержанием. В восточном и западном кластерах пласты с меньшей мощностью, с прослоями песчаников и глин и с большим содержанием воды.

В рамках проекта «Большая Ачимовка» в первую очередь предполагается создать региональную модель ачимовской толщи: выделить в ней типовые зоны и определить приоритетные объекты для вовлечения в разработку. Затем на пилотных участках будут отобраны и протестированы технологические решения, которые в результате свяжут с определенными зонами и геологическими условиями. «Опытно-промышленные работы по тестированию технологий для ачимовской толщи будут проводится на Ватинском и Кетовском участках «Славнефть-Мегионнефтегаза», а также на Еты-Пуровском и Вынгаяхинском месторождениях «Газпромнефть-Муравленко», — рассказал руководитель направления по геологии и разработке проекта «Большая Ачимовка» Дмитрий Гаренских.

Кроме того, планируется запустить ряд технологических проектов, посвященных поиску ответов на разнообразные ачимовские вызовы. «Многие из них уже решаются в рамках тех или иных проектов и программ технологического развития компании. Поэтому потребуется либо актуализировать эти проекты с учетом особенностей ачимовских отложений, либо модифицировать уже готовые решения», — поясняет Дмитрий Гаренских.

Так, под задачи «Большой Ачимовки» актуализируются проекты по созданию региональной петрофизической модели, геофизическим исследованиям скважин и цифровым исследованиям керна. Будет подобран оптимальный комплекс исследований, который позволит с наименьшими затратами получать данные, достаточные для эффективной разработки ачимовских залежей. Сократить затраты на массированное бурение разведочных скважин, извлечение керна и проведение ГИС помогут современные цифровые технологии.

Еще один проект, привлекающий современные когнитивные методы, посвящен интерпретации данных сейсморазведки. Проект был запущен в 2017 году. Его задача — проанализировать имеющиеся данные сейсмических исследований ачимовской толщи, выделить и типизировать определенные объекты, образы, характерные для таких отложений, и научить искусственный интеллект находить их в большом объеме информации. Этот подход позволит существенно повысить точность интерпретации результатов исследования и прогнозирования коллекторских свойств ачимовских пластов. Он уже показал свою эффективность во время сейсмических исследований на Северо-Самбургском месторождении.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ