Программа «Газпром нефти» против COVID-19

Подробнее
Хрупкое равновесие — Журнал «Сибирская нефть» — №167 (декабрь 2019)

Хрупкое равновесие

Мировому рынку нефти, несмотря на изрядную турбулентность, удалось избежать глобальных потрясений в 2019 году

Текст:
Иллюстрации: Дмитрий Коротченко
Хрупкое равновесие

Мировые цены на нефть в 2019 году большую часть времени держались около отметки в $60 за баррель Brent. Этому способствовали и сделка ОПЕК+, и рост спроса на энергоносители, и уход с рынка значительных объемов иранской и венесуэльской нефти. Если бы США не продолжали выбрасывать на рынок все новые баррели сланцевых углеводородов, то ситуацию можно было бы назвать стабильной. Естественно, за исключением ставших уже традиционными проблем на Ближнем Востоке: в этом году список пополнился атаками на нефтяную инфраструктуру Саудовской Аравии. В России год прошел спокойно. Отечественные компании продолжили поиск эффективных способов освоения трудноизвлекаемых запасов и активно занялись цифровой трансформацией бизнеса

Сделка с плюсом

Соглашение об ограничении добычи ОПЕК+, в котором участвует 24 страны (Саудовская Аравия и остальные члены ОПЕК, а также Россия и другие нефтедобывающие государства), остается главным фактором, стабилизирующим мировой нефтяной рынок.

В июле этого года участники сделки договорились ограничивать добычу на 1,2 млн баррелей в сутки в течение следующих 9 месяцев, а в декабре они решили убрать с рынка еще полмиллиона баррелей в первом квартале 2020 года. Таким образом, с 1 января общий объем ограничений составит 1,7 млн баррелей в сутки. На Россию придется 300 тысяч баррелей из этого объема. «Было очень много сценариев рассмотрено в течение этих двух дней. Мы пришли к выводу, что в период падения спроса в первом квартале целесообразно для балансировки рынка дополнительно обеспечить сокращение добычи. Поэтому эта квота, естественно, распространяется на все страны», — рассказал глава Министерства энергетики России Александр Новак.

В то же время Москве удалось добиться того, чтобы исключить из расчетов объемов добычи газовый конденсат. Александр Новак подчеркивал, что конденсат не идет на экспорт, а используется для переработки внутри страны. По его словам, с учетом газового конденсата в ноябре Россия не выполняла условия ограничения добычи, а без него — перевыполняла.

В том, что в декабре сделка будет продлена, никто не сомневался. Ранее президент Владимир Путин в ходе ноябрьского визита в Бразилию на саммит БРИКС подчеркнул, что соглашение стало «действенным инструментом» сохранения «нужного всем — и потребителям энергоресурсов, и производителям оных — баланса на мировом энергетическом рынке». Стоит также отметить, что в июле этого года была принята хартия о долгосрочном сотрудничестве между странами ОПЕК и не ОПЕК.

Аналитики уверены, что пока альтернативы ОПЕК+ нет. Сделки ОПЕК и ОПЕК+ остаются единственным инструментом стабилизации нефтяных цен, других решений пока не найдено, подчеркивает аналитик «Алор брокер» Алексей Антонов. «Выход России из соглашения либо намеки на это приведет к моментальной реакции рынка и нарушению баланса, что в текущих реалиях выглядит фантастически», — считает он. Александр Сидоров, аналитик ИК «ВЕЛЕС Капитал», говорит, что пока США наращивают добычу, ОПЕК+ будет существовать. А поскольку потенциал роста добычи в Америке значителен, соглашение останется актуальным в ближайшие несколько лет. Возможно, изменится его форма, но суть останется: координация действий с целью снижения добычи и устранения избытка предложения нефти в мире.

Атака дронов

Владимир Путин в Бразилии, комментируя сделку ОПЕК+, сказал также, что в ее продлении заинтересована Саудовская Аравия. Королевство наметило на ноябрь-декабрь 2019 года проведение IPO своей нефтегазовой компании Saudi Aramco, и ситуация разбалансированного рынка с упавшими ценами ей не нужна. «Мы понимаем, с чем связана такая жесткая позиция, в том числе наших друзей в Саудовской Аравии, — с IPO Aramco. Это все понимают, здесь секрет Полишинеля, но это неважно. У них есть свои текущие интересы, и мы должны относиться — мы так и делаем — к этому с уважением», — сказал Владимир Путин.

Но в отличие от России не все уважительно отнеслись к планам Саудовской Аравии. Летом совершались нападения на нефтяные танкеры в Оманском заливе, а в сентябре этого года с помощью дронов были атакованы объекты нефтегазовой инфраструктуры Saudi Aramco — месторождения Абкайк и Хурайс. Эр-Рияду пришлось сократить добычу, что привело к скачку биржевых цен на нефть примерно на десять долларов. Стоимость Brent в отдельные моменты торгов достигала $72 за баррель. Но быстро выяснилось, что существенного ущерба атаки не нанесли и Саудовская Аравия оперативно восстановит потери. Был риск того, что США и союзники нанесут военный удар по Ирану, который они обвинили в нападении (хотя ответственность на себя взяли йеменские хуситы, против которых Эр-Рияд ведет военную кампанию), но здравый смысл возобладал, и риск большой войны на Ближнем Востоке пока снят.

Что касается IPO, то оно состоялось в запланированные сроки. Saudi Aramco объявило параметры размещения 5 декабря. Розничные инвесторы смогут купить 0,5% акций компании, институциональные инвесторы получат 1%. Размещение 1,5%, как ожидается, принесет саудитам не менее $25,6 млрд. Это станет самым дорогим IPO в истории (предыдущий рекорд в $25 млрд принадлежал китайской Alibaba), а Saudi Aramco с капитализацией в $1,7 трлн окажется самой дорогой компанией в мире, обогнав Apple ($1,2 трлн).

Саудовская компания сделала выводы и из атаки дронов. По информации агентства Reuters, Saudi Aramco ведет переговоры с крупнейшими мировыми страховыми компаниями, чтобы застраховать свои нефтяные объекты на случай военных и террористических действий. Источники агентства сообщают, что ущерб от сентябрьской атаки оценивается в $533 млн.

Америка качает

Пока Саудовская Аравия и Россия пытаются сбалансировать нефтяной рынок, США его продолжают дестабилизировать, наращивая добычу и экспорт нефти на сланцевых месторождениях. По данным U.S. Energy Information Administration (EIA), в этом году в среднем добывается 12,29 млн баррелей в сутки против 10,99 млн баррелей в прошлом году и 9,35 в 2017-м. В ноябре этого года добыча перевалила за 13 млн баррелей в сутки.

Впрочем, на рынке постоянно звучат голоса, что наращивать добычу прежними темпами уже не получится. По данным американского издания The Wall Street Journal, дебит ранее пробуренных скважин сокращается, а отдача новых оказывается меньше, чем раньше. В этом году каждая новая скважина дает на 12% меньше нефти за первые пять месяцев эксплуатации, чем те, которые бурились в 2018 году, и на 16% меньше 2017 года.

Пока Саудовская Аравия и Россия пытаются сбалансировать нефтяной рынок, США его продолжают дестабилизировать, наращивая добычу и экспорт нефти на сланцевых месторождениях

Это происходит, несмотря на то что технологии развиваются быстрыми темпами, повышается эффективность работ и снижаются затраты, что позволяет выходить в плюс уже при цене барреля в $40–50 и даже ниже. Правда, на нефтяников продолжают оказывать серьезное давление кредиты, которые они брали ради быстрого увеличения объемов бурения и добычи. По оценке юридической фирмы Haynes and Boone LLP, с 2015 года зафиксировано 192 банкротства компаний, занимающихся разведкой и добычей, в сумме они задолжали $106,8 млрд. Кроме того, несостоятельными себя объявили 185 нефтесервисных компаний с $65 млрд долга.

Недавно агентство Bloomberg сообщило, что в ОПЕК уверены: золотой век добычи сланцевой нефти в США подошел к концу. Но многие мейджоры, нефтетрейдеры, инвестиционные фонды и мелкие спекулянты считают, что это не так, и продолжают делать ставку на сланцы.

Прощай, brent!

Погоня за дивидендами сланцевой революции вкупе со сложностями местных нефтяников подталкивает мейджоров скупать активы в Северной Америке и уходить из своих традиционных регионов присутствия.

Американская корпорация ExxonMobil продает свои активы в Норвегии и ищет покупателя на активы на шельфе Великобритании, сообщало агентство Reuters. ExxonMobil начала работать в Норвегии еще в 1893 году под брендом Esso, а разработку месторождений в Северном море компания ведет с 1964 года. Как ожидается, за норвежские активы американская корпорация получит $4 млрд. В свою очередь, британская BP за $5,6 млрд продает активы на Аляске, где работала больше полувека. Покупатель получит доли в таких знаковых проектах, как месторождение Prudhoe Bay и нефтепровод Trans-Alaska Pipeline.

Фактор, который заставляет энергетических гигантов сворачивать свою работу в Европе и на Аляске, — это истощение запасов. Месторождения разрабатываются уже несколько десятилетий подряд, они истощены и обводнены, работать там сегодня не так рентабельно, как на тех же сланцах.

The Wall Street Journal в начале декабря сообщила, что Royal Dutch Shell в 2020 году полностью прекратит добычу нефти на месторождении Brent в Северном море, нефть с которого стала всемирным эталоном. Три из четырех платформ, установленных на месторождении, уже выведены из эксплуатации. Сегодня Brent — это смесь нефти с разных североморских месторождений, а материнская доля не превышает одного процента.

Новые санкции

В этом году Соединенные Штаты продолжили раздавать санкции направо и налево. Во-первых, массово вводились повышенные таможенные пошлины на импортные товары из разных стран, а отношения с Китаем несколько раз подходили к началу полноценной торговой войны. Торговые перипетии негативно действуют на нефтяной рынок, поскольку отсутствие стабильности приводит к снижению темпов роста мировой экономики и спроса на энергоносители. Пока США и Китай ищут компромисс, есть надежда, что они все же заключат всеобъемлющую сделку.

Во-вторых, Вашингтон в апреле окончательно удалил с рынка основной объем иранской нефти, сняв разрешение на покупку нефти из исламской республики, действовавшее для восьми стран (в частности, Китая, Индии и Японии). «Решение принято для того, чтобы иранский нефтяной экспорт сократился до нуля и чтобы у правящего в стране режима не осталось основного источника дохода», — заявила пресс-секретарь Белого дома Сара Сандерс. Санкции против Тегерана были ужесточены и по другим направлениям. Напомним, что США в прошлом году вышли из ядерной сделки с Ираном, которая подразумевала, что он откажется от ядерной программы в обмен на снятие международных санкций.

Помимо Ирана в этом году ограничения на экспорт нефти, а также еще целый пакет других санкций американцы ввели против Венесуэлы. Под удар попали чиновники, военные, госструктуры и национальная нефтяная компания PDVSA. Вашингтон решил сместить правительство президента Николаса Мадуро и объявил, что признает законной властью оппозицию во главе с Хуаном Гуаидо. За несанкционированное сотрудничество с властями Венесуэлы также положено наказание со стороны США.

Но этот ход не сработал. Мадуро сумел удержать власть и в конце 2019 года все еще оставался президентом Венесуэлы. Зато нефтяной отрасли был нанесен мощный удар. Сегодня страна экспортирует незначительные объемы, часть поставок идет де-факто нелегально. На танкерах, заходящих в венесуэльские порты, отключают транспондеры (системы, отслеживающие местоположение судов), сообщал Bloomberg. Основными покупателями этой невидимой нефти выступают Индия и Китай, пишет агентство.

Стоит отметить, что выдавливание Венесуэлы и Ирана с нефтяного рынка сыграло на руку всем другим его участникам, прежде всего самим США. Проблемы Каракаса и Тегерана помогли и ОПЕК+ поддержать баланс спроса и предложения.

Цифровизация нефтянки

В 2019 году в России окончательно закрепился тренд на цифровую трансформацию нефтегазовой отрасли. Все лидеры отечественной нефтянки стали активно использовать в своей работе интернет вещей (IoT), большие данные (big data), искусственный интеллект (AI), дополненную и виртуальную реальность (AR/VR). На основе этих технологий строятся цифровые двойники промышленных объектов, геологические модели месторождений, связываются воедино производственные цепочки от переработки до сбыта и т. д. Цифра, роботизация и автоматизация позволяют повысить эффективность всех процессов, сократить затраты, начать экономически выгодную разработку трудноизвлекаемых запасов.

Лидеры отечественной нефтянки стали активно использовать в своей работе интернет вещей, большие данные, искусственный интеллект, дополненную и виртуальную реальность

По подсчетам Vygon Consulting, прирост извлекаемых запасов нефти в России за счет технологического развития отрасли потенциально может достичь 6,8 млрд тонн. Это позволит нарастить добычу нефти до 607 млн тонн к 2035 году (в 2018-м было добыто 556 млн тонн). Для совершения технологического рывка необходимо инвестировать в развитие отрасли примерно 24 трлн рублей. По оценке аналитиков, на начало этого года в России насчитывалось около 40 умных месторождений, их суммарная добыча составляла примерно 140 млн тонн в год (это чуть менее трети от общего объема российской добычи).

«Газпром нефть», внедряя цифру во все сферы своей деятельности, является одним из лидеров цифровой трансформации среди отечественных промышленных компаний. В этом году компания стала участником межотраслевого Альянса по развитию искусственного интеллекта (AI-Russia Alliance) вместе с «Яндексом», Mail.ru Group, Сбербанком, МТС и Российским фондом прямых инвестиций. «Разработка и активное применение технологий искусственного интеллекта — одна из актуальных задач для российской экономики, — подчеркнул председатель правления „Газпром нефти“ Александр Дюков. — И альянс способен стать эффективным инструментом для ее решения. Он объединяет компании из разных отраслей, которые уже имеют компетенции в сфере искусственного интеллекта. Как мы ожидаем, это даст синергетический эффект и откроет новые возможности для развития этой технологии в нашей стране».

Кроме того, в этом году совет директоров «Газпром нефти» утвердил стратегию цифровой трансформации компании до 2030 года. Потенциал реализации проектов цифровой трансформации оценивается в 5% от EBITDA.