Трудная добыча – Журнал «Сибирская нефть»

Трудная добыча

НИС ищет пути развития ресурсной базы

Текст: Сергей Орлов
Фото: Mladen Jankovic, Pavle Taborosi
Инфографика: Алексей Столяров

После приватизации «Нефтяной индустрии Сербии» (НИС) — контрольный пакет акций купила «Газпром нефть» — сербской компании понадобилось всего три года, чтобы удвоить объем добычи. Сегодня перед НИС стоит не менее сложная задача — удержать добычу на полке в стратегической перспективе. База для этого — довыработка запасов старых сербских активов и поиск месторождений в соседних странах, прежде всего в Румынии, а также Боснии и Герцеговине

При упоминании такой отрасли, как добыча нефти, вряд ли у кого-либо возникает прямая ассоциация с Сербией. Если речь идет о нефтедобыче в целом на Балканах, то в голову в первую очередь, конечно, приходит Румыния, звезда которой на углеводородной карте Европы зажглась еще в конце XIX века. Сербия же в то время оставалась аграрной страной, ориентированной на экспорт продукции в Австро-Венгерскую империю.

В составе новообразованного Королевства Югославия Сербия продолжила развивать сельское хозяйство.

Научно-технологический центр

Как и «Газпром нефть», НИС располагает собственным Научно-технологическим центром. Он основан в 2009 году и расположен в городе Нови-Сад. Цель НТЦ — научно-техническая поддержка разведки и добычи на всех этапах — от проектирования и контроля геолого-разведочных работ до геологического моделирования, экологического мониторинга и проектирования инфраструктурных объектов. Еще одна функция центра — развитие новых технологий. В компании рассчитывают вывести НТЦ на уровень региональной научно-технической базы, не только удовлетворяющей потребности НИС, но и обслуживающей внешний рынок.

Направление развития страны серьезно изменилось лишь после 1945 года, когда монархия была ликвидирована, а на ее месте образовалась Федеративная Народная Республика Югославия (позднее Социалистическая Федеративная Республика Югославия, СФРЮ). Уже в августе 1945-го был принят закон о национализации рудных богатств и отмене иностранных концессий на добычу полезных ископаемых. В ходе индустриализации, по сути, были заново созданы все ключевые отрасли промышленности, в том числе и нефтяная. Однако на количество геологических запасов углеводородов это, разумеется, повлиять никак не могло — их Югославии не хватало даже для удовлетворения собственных нужд. В самые успешные годы объем добычи нефти лишь подбирался к отметке в 4 млн тонн в год, и это не превышало 20% от югославских потребностей.

Сербия не играла первую скрипку в нефтяном ансамбле социалистической Югославии: крупнейшим центром добычи была Хорватия. Лишь к началу 1990-х ключевое значение для национальной нефтедобычи стали приобретать запасы, сосредоточенные на сербской территории, точнее в автономной провинции Воеводина, где к тому времени было открыто 45 небольших месторождений нефти и 43 — природного газа. Именно Воеводина стала основой нефтедобычи сначала Малой Югославии, образовавшейся в результате распада югославской федерации в 1991 году, а сегодня и современной Сербии.

Падение и взлет сербской добычи

По меркам нефтедобывающих стран в Сербии небольшой объем запасов углеводородов (порядка 60 млн тонн разведанных запасов), кроме того, эти запасы еще и не самые простые с точки зрения разработки. «На очень небольшом по площади участке сосредоточено порядка 60 месторождений, геологическая структура которых осложнена тектонически. Здесь представлены разные виды коллекторов, содержащих нефть различного качества, — рассказал первый заместитель генерального директора компании НИС, руководитель блока „Добыча“ Геннадий Любин. — Если глобально, то это скорее масса локальных ловушек, способных отдавать нефть в промышленных масштабах».

Очевидно, что работа с такими ресурсами требует использования специфических технологий и, соответственно, инвестиций в их создание, подбор, внедрение и развитие. Но денег на это в 1990-е годы в новой — независимой — Сербии, экономику которой ослабили разрыв связей между бывшими республиками Югославии и международные санкции, подкрепленные ударами авиации НАТО по стратегическим точкам, не было. Поэтому единственная нефтедобывающая компания страны — «Нефтяная индустрия Сербии», принадлежавшая государству, — активно сокращала вложения в геологоразведку и развитие действующих месторождений. В результате к мировому кризису 2008 года объем добычи нефти в Сербии снизился с 1,2 млн тонн в благополучные годы до 600–650 тыс. тонн. И это на фоне беспрецедентного роста цены на нефть в мире, достигшей пика как раз летом 2008-го — почти $144 за баррель. Очевидно, что для компании, находящейся в таком состоянии, кризисное обрушение котировок стало очень жестким ударом, который в итоге мог привести к фатальным последствиям. Выход из этой ситуации был единственным — привлечение в отрасль инвесторов. К моменту приватизации НИС объем добычи компании достиг исторического минимума, а цена смеси Brent на мировом рынке опустилась к отметке $40 за баррель.

Энергетическое самообеспечение

Месторождения НИС — объекты не только добычи, но и энергогенерации. Для этого на многих из них установлены когенерационные модули, принцип которых основан на конверсии попутного нефтяного газа (ПНГ) в тепло- и электрическую энергию. Большая часть электричества поставляется на внешний рынок, часть используется для собственных нужд промыслов. Когенерация решает и важную экологическую задачу полезного использования ПНГ, который раньше сжигался в факелах.

Новому акционеру НИС — российской «Газпром нефти» — на то, чтобы переломить ситуацию, понадобился год. Уже в 2010-м объем добычи вырос на треть — до 882 тыс. тонн. Такой эффект принесло внедрение технологий, которые на российских месторождениях к этому времени уже стали традиционными: на части скважин, где это имело смысл, устаревшие штанговые насосы-качалки заменялись погружными электроцентробежными насосами, началось проведение гидроразрыва пласта, расконсервировался фонд бездействующих скважин. В 2010 году было введено в эксплуатацию новое месторождение Медья, вырос объем добычи на месторождении Кикинда. Сегодня удерживать объем добычи на месторождениях, большинство из которых находятся в высокой степени выработки, позволяют новые технологии, направленные на вовлечение в разработку запасов, которые раньше были недоступны. Именно в технологиях ключ к решению основных проблем сербских месторождений.

Все дело в технологиях

Одна из самых серьезных проблем, осложняющих добычу на ряде сербских месторождений, — низкая температура застывания нефти, которая теряет текучесть в условиях, очень далеких от экстремальных. Эту проблему решает добавление к сырью специальных химических составов. Но готовых рецептур, подходящих для условий добычи в Сербии, не существует: крупным производителям промысловой химии неинтересно работать с масштабом потребления НИС — он для них недостаточен, а в России такой нефти нет. Поэтому к разработке состава подключился собственный Научно-технологический центр компании, и на 2019 год уже запланировано проведение опытно-промышленных работ с применением нового продукта.

Начинает компания и испытания технологий, с помощью которых будет решаться вторая серьезная проблема сербской нефтедобычи — проявления песка, требующие частого ремонта скважин, что, соответственно, увеличивает затраты.

Операция гидроразрыва пласта (ГРП) уже стала в НИС серийной, однако ее применение с точки зрения экономики оправдано далеко не везде, поэтому ГРП проводится лишь примерно на 5% скважин. Горизонтальное же бурение пока вообще не вышло из стадии эксперимента. Первый в истории нефтяной отрасли страны и вообще всего пространства бывшей Югославии подобный технологический объект НИС построила еще в 2013 году на месторождении Кикинда-Варош. Скважина глубиной 2,67 км с длиной горизонтального участка 250 м позволила подтвердить геологическую модель месторождения. Однако, по словам специалистов, горизонталки для Сербии не панацея — как раз из-за специфических условий промыслов и характеристик самой нефти. Впрочем, это совсем не означает, что у высокотехнологичного бурения здесь нет будущего. В комплексе с другими технологиями бурение горизонтальных скважин, возможно, позволит выйти на эффективную реализацию таких проектов, как освоение месторождения тяжелой высоковязкой нефти Гай, разработка которого с применением традиционных методов бурения невозможна.

В общем, технологии — это именно то направление, которое дает возможность максимально эффективно и продуктивно вовлекать в добычу запасы углеводородов на территории страны. При этом добыча нефти в Европе, даже если речь идет всего о 1,2 млн тонн нефти в год, обеспечивающих лишь треть потребностей собственной переработки НИС, — это выгодно. Если точнее — это более 50% финансового результата компании.

Высокий уровень изученности региона и наличие у НИС современного комплекса инструментов поиска запасов дает возможность довольно точно выявлять потенциальные структуры и, соответственно, открывать новые месторождения-ловушки. Однако углеводородный ресурс Сербии все равно невелик. На балансе компании сегодня находится порядка 20 млн тонн запасов, которых объективно недостаточно для того, чтобы спокойно смотреть в будущее в стратегической перспективе. Повысить обеспеченность запасами для того, чтобы как минимум поддерживать добычу на сегодняшнем уровне, а возможно, и обеспечить рост, призвана программа регионального развития НИС.

Страны присутствия активов НИС

За нефтью к соседям

НИС добывает нефть в Анголе: 4% в большом международном консорциуме — это наследство, которое сербская компания разделила с хорватской INA после распада Югославии. Но, конечно, оно не делает НИС игроком мирового масштаба. В общем-то, компания к этому и не стремится, установив себе в качестве стратегической задачи активное развитие в Балканском регионе. В сегменте upstream она решается за счет реализации поисковых проектов в соседних странах. Например, в той же Румынии, где румынская дочка НИС — NIS Petrol SRL — совместно с партнерами (канадской East West Petroleum, ирландской Moesia Oil and Gas, английской Zeta Petroleum и румынской Armax Gaz) с 2013 года проводит сейсмические исследования сразу на шести блоках высокопродуктивного региона в западной части страны. Начало в нынешнем году опытно-промышленных работ на участках, где уже открыто несколько месторождений, позволит НИС в течение трех ближайших лет получить порядка 70 тыс. тонн дополнительной добычи. При этом, по информации Геннадия Любина, перспективными в Румынии могут быть не только новые месторождения: «Румыния — это вообще одно большое месторождение, там очень много участков, которые из-за неэффективности дальнейшей эксплуатации законсервированы, распроданы. Однако мы предполагаем, что эти месторождения обладают довольно-таки большими запасами, которые при сегодняшних технологиях и методах доразведки можно вовлечь в разработку».

Впрочем, пока румынские проекты способны лишь компенсировать естественное снижение общего объема добычи компании — порядка 6% в год. Возможность выхода на рост добычи в стратегической перспективе геологи НИС связывают с деятельностью другой «дочки» компании, «Ядран Нафтагаз», которая занимается разведкой в Боснии и Герцеговине.

Эта территория давно привлекает к себе внимание нефтяных компаний. По оценке боснийских геологов, запасы нефти на севере страны могут составлять 20 млн тонн на территории Федерации Боснии и Герцеговины и 50 млн тонн на территории Республики Сербской. При этом боснийская нефть легкая, низкосернистая. Но вот промышленных ее запасов пока не удалось найти никому. Правда, серьезно, с использованием современных научных достижений в этом не самом спокойном регионе углеводороды никто до сих пор и не искал. «Сила, основа геологоразведки — в хороших региональных моделях, — считает руководитель блока „Добыча“ НИС. — У нас есть собственный Научно-технологический центр, мы успешно занимаемся региональным моделированием, оцениваем результаты работы других компаний на сопредельных территориях, собственные успехи и неудачи, и это позволяет строить достаточно хорошие прогнозы на работу в Боснии. Как и Румыния, это для нас приоритетная территория стратегического развития».

По предварительным планам в геологоразведку на территории Боснии и Герцеговины в ближайшие пять лет планируется вложить порядка 18 млн евро. Это скромная цифра по сравнению с возможным призом и совсем скромная по сравнению с 1 млрд евро общего объема инвестиций, которые НИС предполагает вложить в поддержание добычи на сегодняшнем уровне 1,1–1,25 млн т н. э. в стратегической перспективе, то есть до 2025 года.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ