Технологичные, рыночные, свои – Журнал «Сибирская нефть»

Технологичные, рыночные, свои

Один из ключевых проектов импортозамещения — производство катализаторов нефтепереработки в Омске — получил господдержку

Текст: Сергей Орлов
Фото: Сергей Соловьев, Стоян Васев

«Газпром нефть», Министерство промышленности и торговли РФ и правительство Омской области заключили специальный инвестиционный контракт по созданию высокотехнологичного производства катализаторов для ключевых процессов нефтепереработки. Документ закрепляет обязательства «Газпром нефти» построить новый катализаторный завод в Омске и гарантирует проекту стабильность налоговых и регуляторных условий со стороны государства. О необходимости появления мощного современного производства катализаторов в России говорит не только внимание к проекту государства, но и рыночные тенденции

Готовность власти оказать поддержку в реализации проекта имеет под собой вполне очевидные основания. Сегодня практически все катализаторы вторичных процессов нефтепереработки (кроме катализаторов каталитического крекинга) в Россию импортируются. Локализация же производства катализаторов на территории страны снимает две серьезные угрозы.

Во-первых, никто не может гарантировать, что вслед за запретом на поставки оборудования для арктических и сланцевых проектов санкции не будут распространены и на другие сферы нефтяной промышленности. А современная нефтепереработка не может существовать без катализаторов. То есть речь идет о топливной безопасности.

Переработка нефти и производство нефтепродуктов в России, млн тонн

Мощности нефтепереработки в России и СНГ, млн т/г.

Вторая угроза — повышение цен импортных катализаторов из-за колебания курса валют. Для государства это означает рост цен на нефтепродукты, для компаний — снижение доходности переработки и ухудшение финансового результата в целом.

Что касается «Газпром нефти», то для компании новое производство — это в первую очередь перспективный бизнес-проект, развитие в рыночной нише, где отечественный производитель имеет понятные конкурентные преимущества перед импортерами, вынужденными включать в стоимость продукции затраты на логистику, пошлины и т. д. В свою очередь, перспективность направления обусловлена масштабностью отечественного рынка нефтепереработки и основными тенденциями его развития.

Время нового роста

По оценке экспертов, нефтепереработка в России в частности и на постсоветском пространстве в целом переживает время второго роста. Пик первой волны развития пришелся на период, предшествовавший развалу Советского Союза: в начале 1990-х суммарная мощность переработки страны превышала 500 млн тонн в год. Спад продлился до середины первого десятилетия XXI века, после чего график вновь пошел вверх, и сегодня мощность нефтепереработки региона СНГ оценивается более чем в 400 млн тонн.

Структура мощностей нефтепереработки РФ

Что касается российских НПЗ, то их суммарная мощность, по оценке компании «ИнфоТЭК-КОНСАЛТ», составляет около 330 млн тонн в год. Мощность половины из работающих в стране 80 нефтеперерабатывающих заводов превышает 1 млн тонн в год, и это предприятия, в которых заключен основной потенциал развития отрасли. Тем более что 26 заводов находятся в собственности российских ВИНК.

В свою очередь, из 40 мелких заводов, или, по официальной классификации, модульных установок по переработке нефти (МУПН), 16 находятся в местах добычи углеводородов, за счет чего их будущее вполне безоблачно. В то же время и шансы на их глобальное развитие невелики, даже если они принадлежат крупным нефтяным компаниям — при малой мощности первичной переработки включение в технологическую схему сложных вторичных процессов просто нецелесообразно.

Исходя из показателя средней загрузки крупных НПЗ (87% в 2017 году), в целом российская нефтепереработка чувствует себя очень даже неплохо. А вот если смотреть на среднее значение индекса Нельсона Индекс Нельсона оценивает сложность производства. Индекс иллюстрирует уровень развития мощностей вторичной переработки по сравнению с первичной мощностью дистилляции.  — 5,79, — самочувствие российского перерабатывающего комплекса есть куда улучшать. Например, индекс Нельсона НПЗ Reliance Industries Limited в индийском Джамнагаре — самого большого нефтеперерабатывающего завода в мире мощностью порядка 50 млн тонн в год — 14. Собственно, в этом направлении и двигаются большинство отечественных заводов — вводят новые вторичные процессы для повышения глубины переработки и выхода светлых нефтепродуктов. Несмотря на не самые благоприятные прогнозы экспертов относительно роста потребления моторного топлива в России, в ближайшие годы процесс технического перевооружения отрасли вряд ли остановится, потому что это не единственный стратегический ориентир для бизнеса. «В принципе, опираясь на макроэкономический прогноз Министерства экономического развития России, Центрального банка, сложно прогнозировать высокие темпы роста спроса на перспективу на автомобильный бензин, а соответственно, и на дизельное топливо, — подтвердила генеральный директор „ИнфоТЭК-КОНСАЛТ“, председатель комитета по экономике Ассоциации нефтепереработчиков Тамара Канделаки. — Но роль каталитических процессов очень важна, потому что Россия может поддержать собственную экономику через организацию экспорта автомобильного бензина, в том числе в страны СНГ, где нет собственной нефтепереработки, и, в принципе, дальше, потому что российская нефтепереработка может производить топливо такого качества, которое требует Европа. Кроме того, не стоит забывать, что в России все еще в дефиците зимнее дизельное топливо и восполнение этого дефицита тоже требует развития вторичных процессов».

С госпожой Канделаки согласен и директор по стратегическим исследованиям и экономике переработки Euro Petroleum Consultants Валентин Котломин, который выделяет несколько основных тенденций развития мировой нефтепереработки, которые неизбежно отразятся и на российской отрасли.

Куда идет переработка

Первая тенденция — смещение мирового спроса на нефтепродукты со зрелых рынков Европы и Северной Америки на Восток, в страны Африки и Азиатско-Тихоокеанского региона. По данным BP Statistics, с 2007 года североамериканская и европейская доля мирового потреблении нефтепродуктов снизилась, соответственно, с 28 и 19% до 24 и 16%. В то же время за этот период АТР увеличил свою долю с 30 до 36%. Российская нефтяная промышленность уже среагировала на эту тенденцию. В частности, «Роснефть» актуализировала финансово-экономическую модель Восточной нефтехимической компании (ВНХК). В Приморском крае планируется построить завод мощностью переработки 12 млн тонн в год, который будет производить в год порядка 2 млн тонн бензина и более 6 млн тонн дизельного топлива. Предполагается, что новое предприятие сможет не только удовлетворить спрос на нефтепродукты в Дальневосточном регионе, но и экспортировать большую часть нефтепродуктов в Китай и другие страны АТР.

Еще одна тенденция, которую отмечает эксперт Euro Petroleum Consultants, — это снижение потребления котельного топлива. Этот процесс длится с середины 1970-х годов, и последним сегментом рынка, в котором потребление мазута росло, была бункеровка. В 2020 году в связи с кардинальным ужесточением экологических требований к выбросам с морских судов должен пасть и этот бастион. Такая ситуация на рынке уже сегодня заставляет нефтепереработчиков во всем мире, и в России в том числе, сокращать объем производства котельного топлива, повышая глубину нефтепереработки. По данным ЦДУ ТЭК, до 2014 года выход мазута на отечественных НПЗ составлял порядка 30%, а за последующие три года сократился практически вдвое — до 18%. Впрочем, крупнейшие нефтяные компании мира сегодня ориентируются на гораздо более низкий показатель — 5%, существуют уже и заводы с нулевым выходом котельного топлива.

Александр Дюков
Александр Дюков,
председатель правления
«Газпром нефти»:

Мы первыми в России создаем масштабное производство современных каталитических систем для нефтепереработки, которое будет работать на основе отечественных технологий. В партнерстве с российскими учеными «Газпром нефть» обеспечит выпуск продукции, превосходящей по своим характеристикам мировые аналоги. Новое производство не только будет ориентировано на внутренний рынок, но и сможет представить качественные российские каталитические системы зарубежным потребителям. Большую роль в создании этого направления играет системная поддержка, которую государство оказывает значимым инновационным проектам.

Третья важная тенденция — рост качества моторного топлива. США, Евросоюз, Япония уже достаточно давно перешли на экологические стандарты «Евро-5» и «Евро-6». К ним в 2016 году присоединилась Россия, в 2017 году — Китай. Из крупных мировых экономик только Индия пока еще живет в режиме «Евро-4», но уже с апреля 2018 года в столичном регионе Дели введен стандарт, соответствующий «Евро-6», а с апреля 2020 года его планируется распространить на всю территорию страны. При этом Индия — один из крупнейших рынков дизельного топлива и бензина в Азиатско-Тихоокеанском регионе, потребление топлива здесь растет рекордными темпами: по 10% в год на бензин и более чем по 5% на ДТ. Это быстрее, чем где бы то ни было в мире.

Стоит упомянуть еще об одной тенденции, касающейся смежной отрасли — нефтехимии, которая все глубже интегрируется с нефтепереработкой. В последние 20 лет темпы роста потребления продукции нефтехимического синтеза значительно превышали динамику роста спроса на светлые нефтепродукты. Статистика Всемирного банка говорит о том, что при росте мировой экономики в целом за два десятилетия на 80% спрос на светлые нефтепродукты вырос всего на 40%, в то время как на полиолефины — на 140%, а на полиэфиры — вообще в пять раз. Исторически достаточно слабо интегрированные в России нефтепереработка и нефтехимия также начинают сближаться. Один из свежих примеров этой тенденции — развитие нефтеперерабатывающего комплекса «ТАНЕКО» (принадлежит «Татнефти») в Нижнекамске, где к 2020 году обещают начать производство ароматических углеводородов. Планирует продлить цепочку интеграции нефтепереработки в нефтехимию и сама «Татнефть», начав производство полиэфиров на основе ароматических углеводородов.

«Все эти тенденции будут увеличивать спрос на катализаторы, — уверен Валентин Котломин. — Строительство новых мощностей в восточном регионе, разумеется, будет сопровождаться увеличением потребления катализаторов, углубление нефтепереработки — тоже, причем даже в том случае, если для этого будут использоваться термические процессы, например замедленное коксование, поскольку вторичные потоки нужно будет очищать. Повышение качества топлива требует новых катализаторов гидропроцессов, алкилирования, изомеризации. Интеграция нефтехимических производств спровоцирует рост спроса на катализаторы каталитического крекинга, гидропроцессов, риформинга.

То есть эффективные катализаторы — неотъемлемая часть современных НПЗ, и большинство стратегий развития нефтепереработки будут стимулировать спрос на них».

Ответ на вызовы

Проектом развития катализаторного бизнеса «Газпром нефть» отвечает на все основные рыночные вызовы и закрывает потребность российской нефтепереработки во всех основных группах катализаторов: строящееся в Омске катализаторное производство рассчитано на выпуск 15 тыс. тонн катализаторов каталитического крекинга, 4 тыс. тонн катализаторов гидроочистки и 2 тыс. тонн катализаторов гидрокрекинга. Столько же — 2 тыс. тонн катализаторов гидроочистки — новое предприятие в Омске сможет реактивировать.

Но наличие необходимых для насыщения рынка производственных мощностей не дает гарантий успеха в борьбе с компаниями-гигантами, обеспечивающими катализаторами весь мир. Нужно гарантировать сопоставимое, а в идеале превосходящее мировые аналоги качество продукции. И здесь «Газпром нефти» тоже есть что сказать рынку.

Сегодня катализаторы каталитического крекинга, выпускаемые в Омске, успешно используются на четырех установках суммарной мощностью 7,4 млн тонн по сырью. Три из них — на собственных НПЗ компании в Омске и Москве, и еще одна — на заводе Ангарской нефтехимической компании «Роснефти». «Успешно» — это не абстрактное, а абсолютно точное определение. Если в установки каткрекинга Омского НПЗ уже очень давно загружаются собственные катализаторы, то МНПЗ до 2014 года использовал импортную продукцию. Ее замена на омскую позволила повысить все ключевые показатели работы установки, такие как отбор бензина, светлых фракций, конверсия, выход сжиженных углеводородных газов, бутиленов.

«С 2010 по 2018 год качество наших катализаторов серьезно выросло, — отметил руководитель катализаторного производства „Газпромнефть-ОНПЗ“ Сергей Гурьевских. — При небольших финансовых вложениях „Газпром нефть“ достигла очень серьезных результатов. Отечественная технология производства катализаторов каталитического крекинга очень гибка, она позволяет варьировать характеристики катализаторов в широких пределах и достигать необходимых параметров. Мы с коллегами из Института проблем переработки углеводородов Сибирского отделения Российской академии наук до сих пор не видим ограничивающего потенциала технологии в части повышения качества катализаторов. Внедрение новых технологических схем, нового оборудования после ввода в строй катализаторного производства откроет перед нами дополнительные возможности для развития».

Еще одно необходимое условие для успеха в конкурентной борьбе — наличие комплексного предложения для клиента. Поэтому в «Газпром нефти» не ограничиваются только строительством завода. «Мы создаем новое наукоемкое бизнес-направление, — пояснил генеральный директор компании „Газпромнефть — Каталитические системы“ Александр Чембулаев. — Это целая система взаимосвязанных элементов, таких как разработка новых катализаторов совместно с ведущими российскими научными учреждениями, создание ресурсной базы для внедрения разработок и их производства и, конечно, сервис, ведь это ключевой инструмент для построения долгосрочного сотрудничества с потребителями».

Система поддержки потребителей в «Газпром нефти» уже отработана и включает в себя моделирование работы катализатора для конкретной установки и пилотные испытания на реальном сырье потребителя. Представители компании всегда присутствуют на пуске установок, загруженных новым катализатором, анализируют его работу и выдают рекомендации по оптимизации процесса. В ближайшее время возможности «Газпромнефть — Каталитических систем» в этом сегменте станут еще шире. Сегодня в инженерном центре компании работает первая в России пилотная установка каталитического крекинга, которая используется для испытаний новых катализаторов. В 2019 году технологическую базу центра пополнят еще семь пилотных установок процессов гидроочистки и гидрокрекинга, а также синтеза катализаторов.

В феврале 2019 года на строительной площадке в Омске заканчиваются подготовительные строительно-монтажные работы. В 1-м квартале 2019 года начнется первый этап строительства. Завершить строительство предприятия планируется в начале 2021 года. «Новый завод спроектирован по полному технологическому циклу, что предусматривает производство всех компонентов катализаторов, в том числе и носителей, — отметил Александр Чембулаев. — Именно такой подход к организации производства является гарантией качества и технологической независимости. Особенно если он сопровождается сервисной поддержкой высокого уровня. Это обязательное условие на катализаторном рынке».

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ