Стратегические варианты — Журнал «Сибирская нефть» — №162 (июнь 2019)

Стратегические варианты

Инвестиционный портфель в разведке и добыче «Газпром нефти»

Текст: Сергей Орлов
Фото: Стоян Васев

Сегмент upstream — основополагающий для любой нефтяной компании. От того, насколько рационально и эффективно инвестируются средства в разведку и добычу, зависит общее развитие бизнеса. «Газпром нефть» создала настоящий инвестиционный конвейер, формирующий базу для достижения стратегических целей компании

Что определяет состав инвестиционной программы нефтегазовых компаний в сфере разведки и добычи? Во-первых, конечно, внешняя экономическая ситуация. Мировой экономический кризис 2008 года сократил общеотраслевой CAPEX, по разным оценкам, на 30–40%. Падение цен на нефть в 2014–2016 годах выбило из нефтяной отрасли порядка $1 трлн инвестиций, а соглашение ОПЕК+, напротив, позволило развернуть негативный тренд, и в 2017 году кривая инвестиционной активности пошла вверх.

Еще один ключевой фактор — состояние ресурсной базы. Именно этим определяется очевидное инвестиционное движение глобальных мейджоров в сторону шельфовых проектов — пожалуй, самого перспективного направления в условиях сокращения количества запасов легкодоступной нефти на суше. Впрочем, для России характерен другой тренд. Здесь ставка делается на разработку трудноизвлекаемых запасов.

Разумеется, при формировании инвестиционных портфелей нефтяники заглядывают за горизонт среднесрочного развития, пытаясь спрогнозировать развитие ситуации на десятилетия вперед, а в идеале — уже сейчас формируя стратегические тренды. Для американцев таким трендом стала сланцевая программа. Для норвежской Equinor — уход в низкоуглеродную стратегию. В «Газпром нефти» долгосрочная стратегия развития связана с гибким подходом, учитывающим несколько возможных сценариев развития мира. Этот подход отражает и инвестпрограмма компании в сегменте upstream.

Максимальная гибкость

По большому счету долгосрочная стратегия развития бизнеса — это отображение того, как компания оценивает ситуацию в современном мире, каким видит мир будущего и какое место предполагает в нем занять. Главная отличительная черта сегодняшней действительности — невозможность однозначно спрогнозировать будущее развитие отрасли. При этом в любом сценарии развития внешней среды компания стремится расти быстрее рынка и стать отраслевым примером по эффективности, технологичности и безопасности. Эта идея и стала основой стратегии развития «Газпром нефти» до 2030 года.

Для того чтобы описать возможные пути развития энергетической отрасли, в компании использовали всего три основных сценария. Но они учитывают практически все. Вилка между крайними сценариями более чем значительна — от устойчивого экономического роста, высоких цен и спроса на нефть до сценария с низким уровнем нефтяных котировок. В самом благоприятном для нефтегазовой отрасли сценарии, подразумевающем растущий спрос на нефть, лучшая модель поведения — быстрое развитие традиционного бизнеса. В самом негативном — оптимизация портфеля проектов в условиях низких цен и стагнирующего спроса. Однако базовым для стратегии выбран промежуточный сценарий, который предполагает, что ситуация в мировой экономике будет оставаться крайне нестабильной.

Исходя из этого строится и инвестиционная стратегия группы в сфере разведки и добычи, главная характеристика которой — максимально возможная гибкость и устойчивость к смене направления вектора развития внешней ситуации. «Такой подход подразумевает, что инвестиционный портфель должен содержать устойчивое к любому сценарию ядро и вариативную часть», — рассказал руководитель департамента экономики и инвестиций блока разведки и добычи «Газпром нефти» Александр Михеев.

Ядро портфеля формируют проекты, реализация которых будет выгодна при любом сценарии развития мировой энергетики. Вариативная часть — это проекты, зависящие от того, по какому сценарию будет развиваться окружающий мир. Реализуется инвестиционная стратегия поэтапно. «Долгосрочный инвестиционный портфель формируется на весь горизонт стратегического планирования и призван обеспечить достижение стратегических целей. Затем долгосрочный инвестиционный портфель детализируется на горизонте пяти лет — так формируется среднесрочный план. На горизонте 1–3 лет в рамках цикла бизнес-планирования происходит дальнейшая детализация инвестиционного портфеля: формируется бизнес-план, который, по сути, является четким набором действий. Такой цикл мы повторяем регулярно, обновляем наши планы и оцениваем результативность портфеля», — пояснил Александр Михеев.

Ставки и портфели

Самая первая долгосрочная стратегия развития «Газпром нефти» — до 2020 года — предполагала достижение к новому десятилетию объема добычи в 100 млн тонн н. э. «Стратегия-2030» концентрируется в большей степени не на количественных, а на качественных показателях, однако предполагает рост добычи выше темпов роста рынка. Достичь этой цели можно только за счет реализации новых проектов и технологического развития. Обе эти задачи отражены в инвестпортфеле.

Надым-Пур-Таз

Ставка предполагает вовлечение в разработку и монетизацию уникальных по объему залежей углеводородов в стратегически важном для компании регионе — ЯНАО. Запасы месторождений Надым-Пур-Тазовского региона превышают 3,5 млрд тонн нефти, 200 млн тонн конденсата и 1,5 млрд кубометров газа.

Промышленную разработку ачимовских залежей Ямбургского НГКМ планируется начать в 2024 году. Помимо ежегодной добычи порядка 8 млн тонн н. э. реализация проекта позволит отработать технологии освоения считавшихся ранее нерентабельными нефтяных запасов ачимовских залежей Западной Сибири. Начало разработки нефтяных оторочек Песцового и Ен-Яхинского месторождений запланировано на конец 2021 года. Плановый объем добычи на этих участках — до 2 млн тонн н. э. в год.

Предполагается, что общий объем добычи на всех активах Надым-Пур-Таза (ачимовские залежи Ямбургского, Северо-Самбургского, Тазовского, Западно-Песцового и Песцового месторождений, а также нефтяные оторочки Песцового, Ен-Яхинского и Западно-Таркосалинского месторождений) за 2020–2030 годы составит 220 млн тонн н. э.

Ключевые проекты будущего сгруппированы в стратегические ставки. Принципом объединения проектов в стратегические ставки могут быть и общая география, как, например, у ставок «Развитие Ямала» или «Технологическое развитие», и общность технологических вызовов, на которые необходимо ответить для достижения стратегической цели, как у ставки «Нетрадиционные ресурсы».

Развитие добывающего кластера на Ямале с уже разрабатываемым Новопортовским месторождением в качестве центрального кластера добычи может принести до 2030 года порядка 230 млн тонн н. э. дополнительной добычи. Еще более 200 млн тонн н. э. должна дать монетизация жидких углеводородов Надым-Пур-Тазовского региона. Развитие компании на шельфе — это ставки с более отдаленными перспективами выхода на коммерческую добычу, поэтому в горизонте до 2030 года две из них — реализация проектов на шельфе Печорского моря с использованием инфраструктуры, уже созданной на Приразломном месторождении, и формирование нового добывающего кластера у берегов Сахалина — могут принести компании порядка 50 млн тонн нефти. Но, учитывая запасы уже открытых там структур, за нынешним стратегическим горизонтом они внесут очень серьезный вклад в добычу компании.

Существенное место в инвестпортфеле компании занимает вовлечение в добычу нетрадиционных ресурсов. Это огромные инвестиции в первую очередь в создание новых технологий добычи. Поэтому к реализации таких проектов планируется привлечение мощного пула партнеров. Но и потенциал здесь просто колоссальный, исчисляющийся сотнями миллионов тонн запасов. Только в перспективе до 2030 года внедрение новых методов вовлечения в добычу нефти баженовской свиты, доманиковых и палеозойских отложений может принести компании порядка 100 млн тонн н. э.

Стратегическая ставка «Новые поисковые зоны» предполагает работу сразу в четырех регионах — Волго-Уральском, ЯНАО, ХМАО и Красноярском крае — и ориентировочно должна дать компании еще 37 млн тонн углеводородов. Примечательно, что потенциал вовлечения в добычу остаточных извлекаемых запасов на зрелых месторождениях даже более существенен — около 50 млн тонн н. э. Именно на работу с ними нацелена отдельная стратегическая ставка — «Технологическое развитие». Кроме того, в числе перспективных для инвестиций направлений — выход компании в дальнюю Арктику, развитие на Ближнем Востоке.

«Стратегические ставки не являются взаимоисключающими, — отметил руководитель департамента экономики и инвестиций блока разведки и добычи „Газпром нефти“. — То есть, если мы пойдем, например, в Надым-Пур-Таз, это не значит, что мы откажемся от нетрадиционных ресурсов. Все ставки для нас важны».

Развитие Ямала

Успешное освоение Новопортовского месторождения и создание здесь транспортной инфраструктуры делает возможным формирование на Ямале масштабного кластера добычи. «Газпром нефть» уже создала на юге полуострова новую поисковую зону, в которую включается все больше лицензионных участков. В частности, в 2018 году «Газпром нефть» получила лицензии на право поиска и оценки месторождений полезных ископаемых в пределах Южно-Новопортовского и Сурового лицензионных участков (ЛУ). Новые активы компании примыкают к Новопортовскому месторождению, а также Южно-Каменномысскому ЛУ, геологическое исследование и разработку которых ведет «Газпромнефть-Ямал» — дочернее общество «Газпром нефти».

Для отгрузки жидких углеводородов, добытых на всех ямальских активах, будет использоваться нефтеналивной терминал «Ворота Арктики», а подготовку и транспортировку газа обеспечит масштабная инфраструктура, которая создается на Новопортовском месторождении в рамках проекта «Газ Ямала».

Развитие ямальского кластера должно принести «Газпром нефти» за 10 лет (2020–2030 годы) 140 млн тонн н. э.

Проекты ядра портфеля — это инвестиции в развитие уверенных проектов: браунфилды, проекты, по которым приняты управленческие решения, а также инвестиции в снятие неопределенностей по ключевым направлениям развития бизнеса. В вариативной части оказываются опции с высокой долей неопределенности. В такой логике разделено каждое инвестнаправление, каждый крупный проект, ранние этапы реализации которого отнесены в зону уверенных инвестиций, а поздние — вариативных. «Сформированный инвестиционный портфель блока и все изменения в нем мы анализируем на постоянной основе — это дает представление о нашей эффективности, — уточнил Александр Михеев. — Анализ ведется на основании комплекса индикаторов, характеризующих качество нашего инвестиционного портфеля».

Вложения в прорыв

С развитием проектов, снижением неопределенностей приоритетные инвестиции трансформируются в уверенные, а вариативные — или становятся приоритетными, или исключаются из портфеля. Такой инвестиционный конвейер должен обеспечить компании выполнение стратегических задач — войти в топ-10 мировых лидеров по добыче нефти и стать бенчмарком по эффективности. Учитывая, что у «Газпром нефти» в портфеле много активов, находящихся на поздних этапах разработки, а запасы новых активов в большинстве своем трудноизвлекаемые и труднодоступные, выход компании на уровень лучших мировых образцов эффективности, пожалуй, гораздо более сложная задача, чем наращивание масштабов. Поэтому компания так много внимания уделяет технологическому развитию. «Сейчас в технологическом портфеле компании находится более 150 проектов разной степени зрелости, общий объем инвестиций в развитие технологий составляет несколько миллиардов рублей», — уточнил Александр Михеев.

Инвестиции в технологии — это отдельная сложная бизнес-задача. Ко многим технологическим проектам, в частности требующим проведения НИОКР или пилотных испытаний, невозможно применять стандартные метрики эффективности, их реализация требует особого подхода. В «Газпром нефти» такой подход был найден: в компании создан комитет по технологиям, имеющий полномочия инвестиционного органа. «Мы делегировали комитету по технологиям, находящемуся в управлении технологического блока компании, полномочия принимать инвестиционные решения относительно пилотных технологических проектов, — объясняет Александр Михеев. — Это упростило их реализацию, дало нам определенную гибкость и прозрачность».

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ