Трансформация как искусство — Журнал «Сибирская нефть» — №161 (май 2019)

Трансформация как искусство

Художники всегда чутко улавливали главные тенденции развития человеческого общества: культурные, политические, технологические — и отражали их в своем творчестве. Современный тренд на всеобщую цифровизацию не стал исключением: диджитал-арт перестает быть экзотикой, все чаще появляясь в выставочных залах и общественных пространствах. Разобраться в том, что такое цифровое искусство, «Сибирская нефть» пыталась с помощью медиахудожника Максима Жесткова

Стремление к созданию универсума, заключенного в произведении искусства, на протяжении столетий определяло направление творческих поисков художников. С течением времени искусство захватывало все большее пространство, изобретая жанры, погружающие зрителя в декорации вымышленной реальности. Современные технологии, давшие мощный толчок развитию искусства, предлагают радикально новое понимание поставленной задачи: художник становится творцом самоценного мира — среды, живущей по собственным законам и находящейся в процессе постоянного развития.

Ключевые образы проекта «Трансформация!»: визуальные метафоры цифровой, организационной, операционной и культурной трансформации

В свою очередь, технологические инновации, влияющие на развитие как бизнеса, так и искусства, предлагают новый формат арт-коллабораций. Примером такой коллаборации стал проект v Подробнее о проекте «Трансформация!» читайте в июньском номере «Сибирской нефти» , который «Газпром нефть» реализует совместно с медиахудожником Максимом Жестковым. Этот проект — яркий пример новаторского подхода, когда крупная промышленная компания становится инициатором и соавтором произведения искусства.

Сегодня «Газпром нефть» находится на этапе глобальной комплексной трансформации. В поисках выразительных способов коммуникации происходящих изменений компания пригласила для сотрудничества российского медиахудожника Максима Жесткова, работавшего с такими глобальными концернами, как Microsoft, Adidas, Samsung, Google, Sony. Максим вместе с «Газпром нефтью» исследует границы цифрового искусства и создает визуальные метафоры технологий, ежедневно применяемых компанией.

Евгения Антонова
Евгения Антонова,
руководитель направления визуальных коммуникаций «Газпром нефти»:

Мы придумали идею арт-проекта «Трансформация!», стремясь переосмыслить философскую тему трансформации и выразить ее современными цифровыми средствами. К сотрудничеству мы пригласили известного медиахудожника Максима Жесткова. Экспозиционной формой для проекта стал стенд «Газпром нефти» на Петербургском международном экономическом форуме. Специально спроектированный медиафасад нашего стенда, 45-метровый радиусный экран, является аллюзией на ленту Мёбиуса — символ непрерывных изменений. Наше сотрудничество с Максимом позволило вывести коммуникацию темы трансформации бизнеса на новый эмоциональный уровень, так как метаязык искусства помогает при помощи ощущений и метафор добраться до самой сути сообщения.

Используя формирующийся прямо сейчас язык медиаискусства, проект «Трансформация!» становится эмоциональным воплощением происходящих в компании процессов. Холстом для цифровой картины, которая буквально пишет себя сама, выступит стенд «Газпром нефти» на Петербургском международном экономическом форуме — 2019. Картина оживет на специально спроектированном радиусном экране, своей формой отсылающем к ленте Мёбиуса — символу непрерывного изменения.

«Диджитал-арт — это прекрасный способ для бизнеса по-новому взглянуть на окружающий мир»

СН

Что такое, на ваш взгляд, цифровое искусство?

М.Ж.

Недавно куратор одной огромной выставки посоветовал мне: «Не увлекайся названием диджитал-арт. Используй основное понятие искусства, где художник с помощью различных инструментов общается со зрителем». И это действительно так. То, что мы называем диджитал-арт, — это направление искусства, где в качестве инструментов используются не традиционные: холст, краски, глина или камень, — а компьютерные, которые на самом деле дают гораздо больше возможностей художнику. С их помощью можно создавать произведения, в которых совмещаются звук, движение, трехмерное пространство... Это намного более мощный инструмент для самовыражения. Поэтому правильнее будет говорить не о цифровом искусстве, а о цифровых инструментах, с помощью которых создается искусство.

СН

Давайте тогда поговорим о том, как эти инструменты работают.

М.Ж.

Мы используем программы для создания визуальных эффектов в кино. Они основаны на сложнейшем математическом аппарате, который позволяет моделировать самые разные природные феномены и даже законы физики, то есть те законы, по которым эти феномены существуют в виртуальном пространстве. Ты можешь заставить воду течь вверх, а деревья — расти вниз, и так далее. Это бесконечное количество возможностей. И именно здесь рождается возможность для искусства — ты можешь воплотить любые фантазии в звуке, цвете, движении, изменении форм и объемов. Это удивительное ощущение магии и свободы творить все что хочешь!

СН

А как понять, что перед нами именно произведение искусства, а не просто необычный визуальный эффект?

М.Ж.

Это самый главный и сложный вопрос в мире искусства постмодернизма: где заканчивается просто краска на стене и начинается произведение искусства. Я думаю, что четкие границы плавно исчезают. Если ты хочешь рассказать какую-то историю и в результате создаешь с помощью тех или иных инструментов уникальную вещь, то, наверно, ее можно назвать произведением искусства. Пожалуй, дело в уникальности.

СН

Вы могли бы кого-то назвать мастером цифрового искусства?

М.Ж.

Один из проектов, над которым мы сейчас работаем, — это формирование потоков. Когда мы начали делать этот проект, мы наткнулись на одну из работ Леонардо да Винчи и были просто шокированы: 500 лет назад человек с помощью карандаша рисовал то, что сейчас создается с помощью компьютера! Так что, думаю, если бы Леонардо жил сейчас, он бы не отходил от компьютера ни на секунду.

СН

Вы делаете проект для «Газпром нефти», который смогут увидеть на стенде компании посетители Петербургского международного экономического форума. Насколько в принципе вам интересно работать с бизнесом?

М.Ж.

Я думаю, что у художника бывает несколько этапов в жизни. На первом этапе я был уверен, что надо сконцентрироваться только на том, что ты думаешь сам, и визуализировать, искать ответы на свои проблемы и задачи. Второй этап у меня начался с очень приятного открытия: когда появляются в проекте люди со своими взглядами, со своими идеями, то это создает новую арифметику, это делает 1 + 1 = 5. Человек так устроен: он ходит одними и теми же путями, а если путь оказался удачным, то мы точно не будем сворачивать — мы в зоне комфорта. Когда ты работаешь с кем-то, кого я бы назвал не заказчиком, а коллаборатором, с кем-то, у кого есть свое видение, своя идея, то здесь и случается алхимия — вы находите новые решения. В проекте «Трансформация!», который мы делаем с «Газпром нефтью», очень интересные ограничения, которые на самом деле дали проекту толчок. Наша работа будет транслироваться на огромном закольцованном экране. Это был действительно вызов: как создать алгоритмы, как повернуть наши привычные паттерны, учитывая и форму, и размер экрана, чтобы зритель мог воспринимать нашу работу как нечто целостное? Решая эту задачу, мы получили опыт и нашли интереснейшие инструменты, которые, несомненно, пригодятся нам в будущем.

СН

Какой основной посыл получившейся работы, на ваш взгляд?

М.Ж.

Основная идея проекта — трансформация. Так совпало, что это слово, которое сегодня для «Газпром нефти» значит очень много, отражает и то, к чему стремится в работе наша команда: ни одной секунды статики, потому что в жизни нет статики, жизнь — это постоянные изменения. Мы всегда пытаемся каким-то образом показывать это в наших работах, но в проекте «Газпром нефти» мы решили пойти еще дальше и сделать символом непрерывных изменений бесконечный фильм. Его концовка будет соединяться с началом, и получится бесшовный бесконечный фильм про трансформацию разных сред.

СН

А как вы считаете, зачем подобные проекты нужны самому бизнесу?

М.Ж.

Я думаю, что это отличный эксперимент, который позволяет компании совершенно по-новому взглянуть на окружающий мир и на свое место в этом мире. Тем не менее я был удивлен, что такая огромная компания, как «Газпром нефть», окажется настолько открытой такому масштабному, дерзкому и громкому арт-проекту. И слово «трансформация», которое мы обыгрывали в проекте, на самом деле приобрело дополнительный смысл: сам проект стал настоящей трансформацией компании, рискнувшей заявить о себе таким необычным арт-объектом — на грани искусства и физики, реальности и виртуальности.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ