Мировая жажда — Журнал «Сибирская нефть» — Приложение «Нефтяной рынок. Просто о сложном» № 166 (ноябрь 2019)

Мировой спрос на нефть растет уже полтора столетия. Мир живет по формуле, в которой уровень развития страны напрямую связан с объемом потребления энергии, а нефть по-прежнему самый эффективный и универсальный ее носитель. Основной вопрос состоит в том, когда эта ситуация сможет измениться

Началом истории нефтяной промышленности принято считать 1859 год, когда в американском штате Пенсильвания была пробурена первая скважина. Но в качестве точки отсчета для глобальной отрасли следовало бы считать 1886 год, когда Карл Бенц получил патент на первый в мире автомобиль, движение которого обеспечивал модернизированный для работы на бензине (вместо дешевого светильного газа) четырехтактный двигатель Отто, запатентованный десятилетием ранее. Уникальная теплотворная способность жидкого углеводородного топлива на единицу объема и вытекающие из этого компактность, автономность, экономичность транспортных средств с ДВС на многие десятилетия вперед обеспечили нефти международный рынок огромного объема.

Двигатели совершенствовались, а сфера применения нефти расширялась все больше. Востребованным продуктом стал не только бензин, но и более тяжелые фракции. Мазут, который еще совсем недавно сливался в водоемы возле перерабатывающих заводов как ненужный отход производства, начали использовать как топливо для паровозов, пароходов, промышленных паровых машин. Постепенно он вытеснил из транспортной сферы дрова, а затем и уголь.

До того как нефть нашла себе широкое применение в транспорте, основной областью ее использования было производство керосина для освещения. В начале XX века серьезную конкуренцию керосиновому освещению составило электрическое, и вскоре потребление керосина стало сокращаться.

В Первую мировую войну бензин стал продуктом первой необходимости для активно моторизировавшихся армий, контроль поставок нефти приобрел военно-стратегическое значение. Если в 1914 году нефтяным отоплением котлов были оснащены 364 судна, то в 1922-м — больше 2,5 млн. На момент начала войны французская армия располагала лишь сотней грузовиков, четыре года спустя их было уже около 70 тыс. Благодаря оптимизационным изобретениям Генри Форда автомобили стали производиться быстро и дешево. В 1920 году по миру ездило около 9 млн автомобилей, через пять лет — уже около 20 млн, еще через два года — почти 30 млн. Кроме того, именно появление бензинового мотора дало старт развитию авиации.

В 1930-х сферы применения нефти пополнились нефтехимией: именно тогда началось внедрение в промышленное производство такого важного материала, как полиэтилен. В целом за период между Первой и Второй мировыми войнами потребление нефтепродуктов увеличилось почти в шесть раз. А мировая несправедливость в распределении запасов нефти на планете стала еще более заметной. Лишь два центра потребления нефти обладали запасами, необходимыми для обеспечения внутренних потребностей, — США и СССР. Франция и Великобритания вели борьбу за черное золото в других регионах мира, в первую очередь на Ближнем Востоке. Активно милитаризировавшаяся Германия развивала производство синтетического топлива Синтетическое топливо получается в результате химической реакции Фишера — Тропша, при которой монооксид углерода СО и водород Н2 в присутствии катализатора преобразуются в различные жидкие углеводороды. и создавала стратегические запасы, в первую очередь за счет советской, венгерской и румынской нефти.

Потребление энергии, т н. э. на чел. в год

Вторая мировая война сделала нефть настоящей кровью победы. С попытками получить доступ к важнейшим источникам сырья были связаны крупнейшие военные операции. Гитлеровская Германия рвалась на Кавказ и на Ближний Восток, Япония — в Индонезию и Бирму, и все с одной лишь целью — получить доступ к нефтяным месторождениям. То, что СССР и союзникам удалось оставить вражеские армии на голодном топливном пайке, во многом предопределило исход войны. Простая, но показательная статистика: за семь лет Второй мировой Германия и Италия израсходовали 52,7 млн тонн нефти и нефтепродуктов, США — почти 1,5 млрд тонн.

Мир на качелях

Золотой эрой потребления нефти стал небольшой по историческим меркам промежуток с 1950 по 1970 год. Высокие темпы восстановления послевоенной Европы были поддержаны дешевой ближневосточной нефтью. У Советского Союза для этого была собственная база. Быстрый процесс индустриализации в Восточной Азии сделал этот регион еще одним мощным мировым центром потребления нефти. При этом лидеры роста — Япония, Тайвань, Южная Корея — собственными углеводородными ресурсами не располагали.

Развитие технологий приводит к росту конкуренции между видами энергоресурсов, но не к уменьшению потребления какого-либо из них. молодые источники энергии обычно демонстрируют более высокие темпы роста, а доля зрелых постепенно снижается.

В 1970-х нефть обеспечивала 50% мирового спроса на энергоресурсы, что сделало нефтяной рынок источником особого влияния на мировую экономику. Между тем, у рынка сменился рулевой: в США при растущем потреблении добыча достигла пика в 1970 году и начала снижаться, а влияние на управление мировым нефтяным рынком приобрела ОПЕК. Вскоре последовал первый кризис: эмбарго на поставки нефти в страны, поддержавшие Израиль в арабо-израильской войне в 1973 году, в первую очередь в США, привело к росту цен на нефть с $2,90 до $11,65 за баррель. Затем исламская революция и падение добычи в Иране 1979 года вздернули их до $34. Все это привело к снижению экономической активности в развитых странах, запуску энергосберегающих программ и сокращению потребления нефти. Только с 1979 по 1981 год в США, Европе и Японии оно снизилось на 13%. Мощный импульс к развитию получила энергетика, не завязанная на жидкие углеводороды, — мирный атом и газ. Впрочем, развитие новых регионов добычи без роста спроса привело к затовариванию нефтяного рынка, в результате чего цены вновь обрушились до $10 за баррель.

С тех пор мир постоянно балансирует между ростом спроса и предложения нефти. Удерживать этот баланс очень непросто. Одна из причин этого — низкая эластичность спроса на углеводородное сырье.

Гибкая стратегия

Ощущение стремительности изменений на энергетическом рынке значительно опережает реальный ход событий. Тем не менее нефтяные компании к глобальным переменам готовятся уже сейчас. В стратегии развития «Газпром нефти» до 2030 года учтены три возможных пути развития энергетической отрасли — от устойчивого экономического роста, высоких цен и спроса на нефть до сценария с низким уровнем нефтяных котировок. В самом благоприятном для нефтегазовой отрасли варианте, подразумевающем растущий спрос на нефть, лучшая модель поведения — быстрое развитие традиционного бизнеса. В самом негативном — оптимизация портфеля проектов в условиях низких цен и стагнирующего спроса. Однако базовым для стратегии выбран промежуточный сценарий, который предполагает, что ситуация в мировой экономике будет оставаться крайне нестабильной, но не революционной. Исходя из этого строится и инвестиционная стратегия группы, делящая проекты на те, реализация которых будет выгодна при любом развитии событий в мировой энергетике, и те, которые могут быть скорректированы при изменении внешней ситуации.

В экономике эластичностью называют реакцию спроса или предложения на изменение цен. Если уменьшение цены на 1% приводит к повышению продаж менее чем на 1%, спрос неэластичен. У нефти коэффициент эластичности гораздо ниже единицы. Это объясняется тем, что использование нефти в краткосрочной перспективе определяется факторами, меняющимися очень медленно. Транспорт не может моментально переключиться с одного вида топлива на другой. Разработка и реализация энергосберегающих программ, а тем более развитие альтернативной энергетики, тоже дело небыстрое.

Как все это работает, мы видели совсем недавно. Дополнительные объемы нефти, пришедшие на рынок в результате сланцевой революции в 2014 году, обрушили цены, но это не привело к сопоставимому росту потребления, которое определялось уровнем развития мировой экономики. Остановить снижение цен можно было выводом с рынка лишнего объема сырья, и сделать это могла только ОПЕК.

Один из основных факторов эластичности спроса по цене — наличие товаров-заменителей. Пока равноценных заменителей нефти нет, баланс рынка будет поддерживаться только внутри системы «спрос — предложение». И даже несмотря на постепенное снижение доли нефти в структуре мирового энергопотребления, добыча и потребление жидких углеводородов медленно, но верно растут вместе с мировой экономикой.

Время развивающихся

По данным BP Statistical Review of World Energy, в 2018 году потребление нефти в мире достигло 99,8 млн баррелей в сутки — это исторический максимум. При этом 2018 год стал девятым годом роста спроса на нефть подряд, а темпы его составили 1,5% при среднегодовых 1,2% за десятилетие.

Спрос на нефть определяется как потребностями нефтеперерабатывающей промышленности, так и тем, насколько заполнены нефтехранилища. Например, стратегические нефтяные резервы импортозависимой Японии обеспечивают нефтеперерабатывающую промышленность страны на 84 дня работы. Кроме того, частные нефтеперерабатывающие компании обязаны иметь запас, достаточный для обеспечения нефтью и нефтепродуктами в течение 70 дней. В Южной Корее действует система обязательного резервирования, рассчитанная на 107 дней потребления, причем 46% этого запаса является стратегическим запасом государства и 54% — коммерческим запасом частных компаний.

2018 год был отмечен рекордным за последнее время ростом потребления энергии в мире. По данным МЭА, он составил 2,3%, что в два раза выше среднего показателя с 2010 года. Доля нефти в общей структуре потребления энергоносителей по-прежнему самая большая — 31%.

Как и в рост добычи, так и в рост мирового потребления нефти в 2018 году наибольший вклад (около 20%) внесли США: им требовалось 20,5 млн баррелей в сутки — больше, чем какой-либо стране мира. Однако сразу за США следуют стремительно развивающиеся Китай и Индия.

В 2018 году объем нефтепереработки в Китае вышел на рекордный уровень — 12,07 млн баррелей в сутки (603,57 млн тонн за год). Большую часть этой нефти (460 млн тонн, или около 71%) приходится импортировать из-за рубежа: собственные месторождения Поднебесной истощаются, а себестоимость добычи трудноизвлекаемой нефти достаточно высока. Даже несмотря на замедление роста китайской экономики, эти тенденции сохранятся и в ближайшие годы, и в стратегической перспективе. По прогнозу национальной китайской нефтяной корпорации CNPC, объем переработки в стране продолжит расти, достигнув в 2019 году уровня около 634 млн тонн. В то же время к 2020 году Китай планирует увеличить собственную годовую добычу лишь до 200 млн тонн. В Международном энергетическом агентстве полагают, что к 2035 году Китаю, несмотря на все усилия по развитию добычи на собственной территории и участие в зарубежных концессиях (сейчас китайские компании добывают нефть и газ более чем в 40 странах мира), придется импортировать уже 80% от потребностей.

Потребление нефти по регионам, млн барр./сутки

На Китай сегодня приходится порядка 13% мирового спроса на нефть. Еще 15% потребляет объединенная Европа, но в ней спрос практически не растет (в 2018 году рост составил лишь 0,1%). Самые же высокие темпы роста потребления нефти в 2018 году показала Индия — 4,5%. В Китае потребление выросло на 3,5%, в США — на 2,7%. Индия сегодня — третий крупнейший потребитель нефти в мире после США и Китая: 239,1 млн тонн в 2018 году, по данным ВР Statistical Review of World Energy. Спрос на нефть в Индии за последние десять лет вырос более чем на 60%, при этом она еще в большей мере, чем Китай, страдает от все той же мировой несправедливости в распределении запасов нефти: ее в этой большой и многонаселенной стране добывается совсем мало (менее 1% от мировой добычи).

Вероятнее всего, в ближайшие два десятилетия тенденции сохранятся: развивающимся экономикам будет требоваться все больше нефти, а наиболее развитым — все меньше. А в целом же потребление жидких углеводородов в мире будет расти как минимум до 2035–2040 годов.

Всемирное утяжеление

Традиционно более легкие и менее сернистые сорта нефти ценятся выше, так как из них с меньшими затратами можно получить больше ценных светлых нефтепродуктов. Однако в последнее время сложилась, на первый взгляд, парадоксальная тенденция: стал расти спрос на тяжелую нефть. С одной стороны, это связано с изменениями на рынке нефтепродуктов. По оценке экспертов, спрос на бензин, для производства которого лучше всего подходит легкая нефть, будет сокращаться по мере повышения эффективности транспортных средств и увеличения доли электромобилей на рынке, а потребление дизельного топлива — увеличиваться, ведь дизельными двигателями оснащен в первую очередь коммерческий автотранспорт. Кроме того, дизель все больше будет использоваться как судовое топливо из-за ужесточения экологических требований и сокращения потребления мазута. К более тяжелым нефтепродуктам относится и авиационное реактивное топливо, а авиация тоже постоянно растущий сегмент транспортного рынка. С другой стороны, мир стал испытывать определенный дефицит тяжелых сортов нефти, который вызвала все та же сланцевая революция. Сланцевая нефть — легкая и малосернистая, и ее становится все больше. Что же касается традиционных поставщиков тяжелой нефти — Венесуэлы, Мексики, Ирана, — из-за различных политических и экономических причин они заметно сократили производство. В результате нефтеперерабатывающие заводы мира начали конкурировать за поставки тяжелой нефти, в том числе российского сорта Urals, который в некоторые периоды даже продается с премией к легкой нефти Brent.

Согласно базовому прогнозу МЭА, к 2040 году потребление нефти вырастет до 106,3 млн баррелей в сутки. Весь прирост обеспечат Китай и другие страны Азиатско-Тихоокеанского региона. В Европе и США спрос будет сокращаться за счет повышения топливной эффективности, электрификации транспорта и роста потребления газа. При этом основным потребителем, как уже много десятилетий, будет оставаться транспорт, в первую очередь автомобили, которые потребляют около 45 млн баррелей в день — это порядка 45% всего мирового спроса.

Что дальше?

Распространение электромобилей и  декарбонизация Декарбонизация экономики и энергетических систем — снижение выбросов углекислого газа за счет сокращения использования углеводородного топлива. в целом — процессы реальные, но не очень быстрые. Доказательство этому приводит Манхэттенский институт в своем отчете «Новая энергетическая экономика: упражнение в магическом мышлении». Сегодня углеводороды обеспечивают более 80% мировой энергии, в то время как на солнечную и ветроэнергетику приходится менее 2%. Чтобы заменить углеводородное топливо, объемы использования возобновляемой энергии в течение 20 лет должны увеличиться в 90 раз, а мировой нефтянке полвека понадобилось только для десятикратного роста. Строительство одной нефтяной или газовой скважины примерно равно по стоимости строительству двух ветряных турбин, однако турбины производят в час энергию, эквивалентную 0,7 барреля нефти, а на месторождениях в Саудовской Аравии средний дебит скважин превышает 200 баррелей нефти в час. Кроме того, технологическое развитие и повышение эффективности транспорта могут приводить и к росту спроса на энергию: с 1995 года потребление авиационного топлива на пассажиро-километр сократилось на 70%, но объем воздушного движения вырос более чем в 10 раз, за счет чего использование авиатоплива в мире увеличилось более чем на 50%. Что касается наземного транспорта, то увеличение в 100 раз количества электромобилей к 2040 году (до 400 млн) приведет к снижению мирового спроса на нефть всего на 5%. Но возможность таких темпов электромобилизации пока вызывает сомнения: машины без ДВС еще слишком дороги и неэффективны. Поэтому в ОПЕК, например, уверены, что автомобили продолжат играть ключевую роль в мировом спросе на нефть и к 2040 году будут потреблять 48,4 млн баррелей в день. Очевидно, что не будет сокращаться и объем производства нефтехимической продукции, сырье для производства которой — все та же нефть. А ведь нефтехимия — второй по величине потребитель черного золота.

Виталий Вяткин
Виталий Вяткин,
управляющий директор «Газпромнефть Трейдинг ГмбХ»:

Востребованность нефти определяется тем, какие продукты из нее можно получить и насколько эти продукты нужны на рынке именно сейчас. Поэтому говорить о том, что тот или иной сорт нефти обладает более высоким качеством, было бы неправильно — в разные периоды на рынке может быть востребована нефть с разными характеристиками. За прошедшее десятилетие ценность тяжелых сортов нефти на рынке выросла, а легких — снизилась. Структура потребления нефти в мире испытывает влияние разнонаправленных факторов. С одной стороны, возросло количество сложных НПЗ, обеспечивающих глубокую переработку тяжелой нефти. В то же время сланцевая революция ведет к тому, что увеличение объема мировой добычи происходит в основном за счет легкой нефти. Ввиду торговых ограничений, сокращения доли тяжелой нефти в мировой добыче и развития собственной переработки в добывающих странах предложение тяжелых сортов сократилось, что вызвало на них повышенный спрос.

Отраслевая структура потребления нефтепродуктов по объему

В целом, исходя из сегодняшней картины мира, сложно делать предположения о том, что потребление нефти в ближайшие десятилетия начнет сокращаться, даже если развитие технологий возобновляемой энергетики пойдет быстрее, чем сейчас. Ведь смена эпохи угля эпохой нефти не отменила использования устаревшего топлива — его потребление только выросло. Это относится даже к XXI веку: мировые мощности угольной генерации росли ежегодно до 2017 года, и на угле сегодня производят более 40% мирового электричества. Что уж говорить о нефти, обладающей гораздо более широкой сферой использования.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ