Российская экспансия Shell — Журнал «Сибирская нефть» — №166 (ноябрь 2019)

Российская экспансия Shell

Текст: Александр Матвейчук
Фото: РИА «НОВОСТИ», GETTY IMAGES

До 1918 года англо-голландская компания Royal Dutch Shell была одним из крупнейших игроков на нефтяном рынке России

Красно-желтая ракушка — эмблема транснациональной корпорации Royal Dutch Shell — один из самых известных товарных знаков в мире. Ее история насчитывает уже более 120 лет. Однако немногие знают, что в конце XIX века одним из важных направлений бизнеса британской компании The Shell Transport and Trading Company были поставки российского керосина в Азию, а вплоть до национализации нефтяной промышленности в июне 1918 году Royal Dutch Shell входила в тройку ведущих игроков на нефтяном рынке Российской империи.

Танкеры с русским керосином

Летом 1890 года в Баку появился элегантно одетый господин, представившийся российскому таможенному чиновнику как Маркус Сэмюэль — младший, директор британской фирмы Marcus Samuel & Co. Эта компания, образованная в Лондоне в 1878 году, специализировалась на поставках в Британию из стран Дальнего Востока и Средней Азии различных колониальных товаров, в том числе риса, сахара, шелка, фарфора, экзотической медной посуды, антиквариата и многого другого. Однако кроме ознакомления с местным рынком Бакинской губернии этот британский коммерсант имел и еще одну очень важную цель. Дело в том, что еще перед своей поездкой Маркус Сэмюэль — младший (1853–1927) внимательно прочитал книгу известного британского журналиста Чарльза Марвина «Край вечных огней: отчет о путешествии в нефтяной регион Каспийского моря» («The Region of Eternal Fire: An Account of a Journey to Petroleum Region of the Caspian»), опубликованную в Лондоне в 1884 году. В последней главе «Будущего каспийской нефтяной торговли» автор особо подчеркивал важность обеспечения быстрой, надежной и экономически выгодной транспортировки российских нефтепродуктов на мировой рынок.

Нефтяной порт в Баку

Знакомство с нефтяным Баку произвело большое впечатление на Маркуса Сэмюэля — младшего. В 1890 году Россия с объемом нефтедобычи в 241,2 млн пудов продолжала уверенно наращивать темпы, с каждым годом сокращая свое отставание от США. Практически вся эта нефть добывалась на Апшеронском полуострове — 239 млн пудов. Уверенно рос и выпуск керосина: объем его производства достиг 52 млн пудов. Из разговоров с представителями бакинского делового сообщества Маркус Сэмюэль — младший понял, что у нефтяной отрасли России хорошие перспективы развития. Самое большое впечатление на него произвел нефтеналивной флот ведущих российских нефтяных компаний: «Товарищества нефтяного производства братьев Нобель», «Бакинского нефтяного общества», «Каспийско-Черноморского нефтепромышленного и торгового общества». Эти компании одними из первых построили танкеры для транспортировки нефти и нефтепродуктов по Каспийскому морю и Волге.

Оценив преимущества танкерной транспортировки нефти, Маркус Сэмюэль — младший обратил внимание и на то, что российские танкеры ограничены в своем плавании только внутренними водоемами. Поэтому, возвратившись в Лондон, он решил построить большое нефтеналивное судно, способное осуществить морскую транспортировку нефтепродуктов в Юго-Восточную Азию через Суэцкий канал. Введенный в эксплуатацию в 1869 году, канал позволял сократить путь в Индию и Индокитай более чем на 4 тыс. миль, но по соображениям безопасности суда с нефтью и нефтепродуктами в него не пускали. При проектировании танкера это обстоятельство надо было учесть.

Маркус Сэмюэль — младший
(1853–1927)

Проект нового типа нефтеналивного морского судна выполнил британский инженер-судостроитель Фортескью Флэннери (1851–1943). Он впервые сконструировал резервуары, существенно снизившие вероятность самопроизвольного воспламенения керосина в районах плавания с высокими температурами. Также им была предусмотрена система их полной очистки после завершения рейса для последующей загрузки зерновыми продуктами. В торжественной обстановке 28 мая 1892 года на верфи West Hartlepool паровой танкер Murex водоизмещением 5 тыс. тонн был спущен на воду. К тому дню он был зарегистрирован в Лондонском Ллойде и получил разрешение от администрации Суэцкого канала на свободный проход по нему, чего раньше не могла добиться ни одна нефтяная компания.

В августе 1892 года танкер Murex совершил первый рейс. Сначала направился в Средиземное море, затем, минуя Босфор и Дарданеллы, зашел в Черное море. Погрузив на Батумском нефтеналивном терминале «Каспийско-Черноморского нефтепромышленного и торгового общества» 4 тыс. тонн российского керосина, танкер проследовал обратно в Средиземное море, через Суэцкий канал — в Индийский океан, пересек его и доставил груз в Бангкок.

В британской прессе того времени это событие называли «переворотом Маркуса Сэмюэля». К 1895 году нефтеналивной флот фирмы Marcus Samuel & Co. уже насчитывал четыре танкера типа Murex, которые совершали регулярные рейсы с российским керосином в Юго-Восточную Азию через Суэцкий канал. Вскоре в ключевых портах Индокитая у компании появились собственные нефтехранилища. В октябре 1897 года Маркус Сэмюэль — младший вместе со своим братом Сэмюэлем Сэмюэлем основали компанию The Shell Transport and Trading Company, которая в скором времени начала разработку месторождения нефти на острове Борнео. Британские газеты предсказывали дальнейшее укрепление позиций компании на фондовом рынке и вхождение в когорту ведущих игроков на мировом нефтяном рынке.

Murex, спущенный на воду 28 мая 1892 года, стал первым в мире нефтяным танкером, прошедшим через Суэцкий канал

Заклятые друзья

Однако до достижения высот нефтяного олимпа компании The Shell Transport and Trading Company было еще далеко. В 1897 году объем добычи нефти в США составил 8 399 000 тонн. Это позволило американскому нефтяному тресту Standard Oil Co., возглавляемому первым в истории долларовым миллиардером Джоном Рокфеллером (1839–1937), завоевать лидирующие позиции на керосиновом рынке как в Европе, так и в Юго-Восточной Азии и на Дальнем Востоке. Необходимость противостоять монопольному положению американцев стала основой для сближения британской The Shell Transport and Trading Company со своим основным европейским конкурентом — нидерландской компанией Royal Dutch Petroleum Company (нид. Koninklijke Nederlandse Petroleum Maatschappij), созданной в 1890 году и осуществлявшей разработку нефтяного месторождения на острове Суматра.

В 1900 году директором-распорядителем Royal Dutch Petroleum, а затем и председателем совета директоров стал предприимчивый бизнесмен Генри Детердинг (1866–1939), которого впоследствии в британской печати назвали «нефтяным Наполеоном». По его инициативе бывшие конкуренты в 1903 году после сложных переговоров создали компанию Asiatic Petroleum Company. Ее целью стало расширение торговли нефтью и нефтепродуктами в Юго-Восточной Азии и на Дальнем Востоке в условиях острой конкурентной борьбы со Standard Oil Co. Поставщиком основного объема керосина для совместного предприятия стала российская компания «Каспийско-Черноморское нефтепромышленное и торговое общество», контрольным пакетом акций которой владели французские финансовые магнаты Ротшильды.

Генри Детердинг
(1866–1939)

В 1907 году по предложению Генри Детердинга начался процесс объединения активов Royal Dutch Petroleum и The Shell Transport and Trading Company, в результате чего была образована Royal Dutch Shell Group. Компании-учредители, сохранившие свою холдинговую структуру, получили в совместном предприятии следующие доли: Royal Dutch — 60%, The Shell Transport and Trading Company — 40%. Пост председателя совета директоров занял Маркус Сэмюэль — младший, к тому времени уже получивший рыцарский титул, а должность исполнительного директора досталась Генри Детердингу. Штаб-квартиры компании располагались в Лондоне и Гааге.

Благодаря продуманным и энергичным действиям Генри Детердинга, сделавшего ставку на расширение производства моторного топлива и смазочных материалов, вскоре начался период быстрого роста компании: в мире активно развивались автомобильный транспорт и авиация. Уже в первые годы после объединения были запущены широкомасштабные рекламные кампании, демонстрировавшие высокое качество продукции Royal Dutch Shell для нового, стремительно развивающегося рынка бензина. В 1907 году состоялось трансконтинентальное международное автомобильное ралли Пекин — Париж, в котором автомобиль победителя гонки князя Боргезе заправлялся исключительно шелловским бензином. В июле 1909 года французский авиатор Луи Блерио первым в истории авиации перелетел через пролив Ла-Манш на авиабензине от Royal Dutch Shell. В 1910 году стартовала Британская антарктическая экспедиция на барке «Терра Нова» под руководством капитана Роберта Скотта. Основной целью экспедиции, имевшей в своем снаряжении шелловские нефтепродукты, было достижение Южного полюса.

Фонтан на Эмбе

С начала создания Royal Dutch Shell нефтяные промыслы Российской империи были на прицеле у Генри Детердинга, но войти в бакинскую и грозненскую промышленность тогда еще не представлялось возможным. И когда весной 1910 года к нему обратился российский предприниматель Николай Леман, владевший правами на нефтяную концессию в Уральской области, в компании решили использовать эту возможность. Вскоре в Лондоне была зарегистрирована компания The Ural-Caspian Oil Corporation с уставным капиталом 600 тыс. фунтов стерлингов. Шестьсот тысяч акций номиналом 1 фунт стерлингов были реализованы на местном фондовом рынке. Что касается Николая Лемана, все свои права по нефтяной концессии в России он передал в пользование британской компании за 500 тыс. руб. наличными и вдобавок получил солидный пакет акций.

Летом 1910 года в Уральской области в районе Доссора появились первые английские специалисты во главе с геологом по фамилии Истлек, определившие вначале места расположения первых разведочных скважин. В начале весны следующего года британцами на Доссор было доставлено все необходимое оборудование и прибыла буровая бригада из Галиции. Руководство работами по бурению скважин осуществлял инженер Осберг. Общее руководство промыслом было возложено на Густава Эклунда, бывшего высокопоставленного сотрудника «Товарищества нефтяного производства братьев Нобель», которого в новую компанию переманили высокой зарплатой. Разведочные работы на нефть на новых площадях обеспечивали британские геологи Келлер, Геминг и Ганс. 16 марта 1911 года была заложена скважина № 3. Бурение производилось машинным способом и достаточно высокими темпами, и уже 29 апреля из скважины с глубины 223 метров забил мощный нефтяной фонтан, поднявшийся на высоту 24 метра. Через 30 часов непрерывного фонтанирования нефть загорелась, пожар продолжался почти двое суток.

Сертификат акций The Ural-Caspian Oil Corporation

В 1900 году директором-распорядителем Royal Dutch Petroleum, а затем и председателем совета директоров стал предприимчивый бизнесмен Генри Детердинг (1866–1939), которого впоследствии в британской печати назвали «нефтяным Наполеоном». По его инициативе бывшие конкуренты в 1903 году после сложных переговоров создали компанию Asiatic Petroleum Company. Ее целью стало расширение торговли нефтью и нефтепродуктами в Юго-Восточной Азии и на Дальнем Востоке в условиях острой конкурентной борьбы со Standard Oil Co. Поставщиком основного объема керосина для совместного предприятия стала российская компания «Каспийско-Черноморское нефтепромышленное и торговое общество», контрольным пакетом акций которой владели французские финансовые магнаты Ротшильды.

Дебит скважины составлял в пределах 500–600 тыс. пудов в сутки. Качество нефти оказалось выше всех ожиданий, содержание легких фракций превышало 50%. «Доссорский фонтан» получил широкое освещение в российской и зарубежной печати. Так, популярная южнороссийская газета «Каспий» писала: «В местности Доссор, в Киргизской степи, в 100 верстах от города Гурьев, на концессии Урало-Каспийского нефтяного общества ударил фонтан, дающий 600 тыс пудов чистой нефти в сутки. 30 апреля фонтан загорелся. Приняты меры к тушению». А российский горный инженер Аполлоний Покровский, ознакомившись с зарубежной прессой, отметил: «Приход в Уральскую область англичан в лице Уральско-Каспийского общества привлек к месторождению внимание всего нефтяного мира».

Свидетелем знаменательного события на Доссоре стал инженер Александр Адиясевич, командированный туда Министерством торговли и промышленности России. Он дал подробное описание Доссорского промысла и подчеркнул: «В недрах широкой полосы Уральской области скрыты значительные запасы нефти. ... Несмотря на то, что наличность в нем нефти ныне уже вряд ли может подвергаться сомнению, следует помнить, что, для того чтобы этот район сделался действительно промышленным, на него придется затратить такую массу труда и средств, о размере которых пока и говорить трудно».

«Доссорский фонтан» как знаковое событие 1911 года в Уральской области получил широкое освещение как в российских периодических изданиях, так и за рубежом. В многочисленных публикациях неизменно подчеркивались преимущества эмбенской нефти: ее неглубокое залегание в легком песчаном грунте, обильные запасы, высокое качество, низкие затраты на добычу, а также наличие дешевой рабочей силы. Неудивительно, что после этого на Лондонской бирже поднялся ажиотаж, взвинтивший курс акций The Ural-Caspian Oil Corporation.

На Доссорском месторождении в Уральской области (в настоящее время — Атырауская область Казахстана)

В последующие годы британская компания уверенно наращивала добычу нефти. В 1915 году она составила 9 718 625 пудов. А годом ранее, в марте 1914-го, был построен и введен в эксплуатацию и нефтеперегонный завод. Он работал на доссорской нефти, подаваемой по шестидюймовому нефтепроводу от Доссора до прибрежного селения Ракуша. Строительство самого завода с оборудованием и резервуарами обошлось фирме в 550 тыс. рублей, нефтепровода — в 540 тыс. рублей. Недалеко от завода была сооружена насосная станция, перекачивавшая керосин по проложенному по дну моря нефтепроводу длиной 12,8 км в нефтеналивные суда, которые по Каспийскому морю доставляли готовую продукцию в Астрахань.

Приобретения и потери

В августе 1905 года на нефтяных промыслах Апшеронского полуострова в результате беспорядков, инициированных персидскими муллами-софтами, было уничтожено 58,8% производительных скважин, что привело к падению объема годовой нефтедобычи на 31% (204 млн пудов), снижению выпуска нефтепродуктов на 25,4% (127 млн пудов) и существенной потере экспортных позиций на европейском и азиатском рынках. Нефтяная промышленность России по существу оказалась отброшенной назад почти на 9 лет и даже к 1917 году так и не смогла восстановить свои былые позиции.

Трагические события 1905 года на бакинских промыслах подвигли прозорливых владельцев Парижского банкирского дома Ротшильдов к принятию стратегического решения — избавиться от своих российских нефтяных активов. Однако сделать это они планировали без спешки, стремясь получить как можно большую выгоду от продажи двух своих главных компаний: «Каспийско-Черноморского нефтепромышленного и торгового общества» и нефтепромышленного и торгового общества «Мазут».

К началу второго десятилетия ХХ века «Каспийско-Черноморское нефтепромышленное и торговое общество» с капиталом 10 млн рублей добывало из 146 производительных скважин на Апшеронском полуострове более 39 млн пудов нефти в год, располагало электрической станцией на Балаханах, механической ремонтной мастерской и водопроводом для подачи морской воды на промыслы. В основные фонды компании входили нефтеперерабатывающий завод, 28 железных резервуаров, нефтепровод длиной 8 верст, по которому ежегодно перекачивалось до 28 млн тонн нефти. По железным дорогам перевозку нефтепродуктов осуществляли 100 вагонов-цистерн. Число рабочих составляло 2110 человек. Нефтепромышленное и торговое акционерное общество «Мазут», с капиталом 12 млн рублей, специализировалось на транспортировке и торговле нефтью и нефтепродуктами в России. Оно имело разветвленную сеть оптовых баз, внушительный речной флот нефтеналивных и буксирных судов, большой парк вагонов-цистерн для перевозки нефтепродуктов, ремонтно-механические мастерские в селе Дядьково Ярославской губернии.

В 1905 году Баку пережил серию беспорядков, забастовок и межэтнических столкновений. Значительная часть нефтяной промышленности была уничтожена пожарами

Длительные переговоры о продаже этих двух компаний завершилась в феврале 1912 года, и Парижский банкирский дом Ротшильдов уступил Royal Dutch Shell свои российские нефтяные предприятия за 35 млн рублей и 20-процентный пакет акций британско-голландского концерна. Руководство Royal Dutch Shell также приняло решение о приобретении компании Shibaieff Petroleum Co., капитал которой составлял 1 160 000 фунтов стерлингов, а объем годовой нефтедобычи из 54 производительных скважин на Апшеронском полуострове — более 6 млн пудов. Затем было приобретено еще несколько британских компаний, которые вели разработку месторождений в Грозненском нефтяном районе.

К 1917 году Royal Dutch Shell в России уже добывала более 15% нефти от общероссийского объема. Но в июне 1918 года в результате «Декрета о национализации нефтяной промышленности», принятого правительством большевиков, концерн полностью и безвозвратно лишился всех своих российских нефтяных активов.

Сегодня транснациональная корпорация Royal Dutch Shell — один из крупнейших зарубежных инвесторов в экономику Российской Федерации. Она участвует в разработке Сахалинского шельфа. Совместно с «Газпром нефтью» ведет разработку месторождений Салымской группы в Ханты-Мансийском автономном округе, участвует в освоении малоизученного поискового кластера на северо-востоке полуострова Гыдан, а также ряда месторождений на Ямале. На территории России действует сеть автозаправочных станций под брендом Shell. С 2012 года в Торжке (Тверская область) успешно работает завод смазочных материалов. Его продукция поставляется в Россию, Беларусь и другие страны СНГ. Строительство и эксплуатация трубопроводной системы Каспийского трубопроводного консорциума (КТК) — один из крупнейших инвестиционных проектов с участием Royal Dutch Shell на территории России и Казахстана.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ