Будущее добычи — Журнал «Сибирская нефть» — №165 (октябрь 2019)

Будущее добычи

Инвестиционная политика мейджоров и открытия 2019 года

Текст: Евгений Третьяков
Иллюстрации: Дмитрий Коротченко

Несмотря на значительные средства, которые вкладывают инвесторы в американские сланцы, в том числе и в разведку новых запасов, самые интересные месторождения в сезоне 2019 года были обнаружены в других регионах. Об инвестиционной политике крупнейших мировых игроков и значимых открытиях этого года — в обзоре «Сибирской нефти»

Инвестиции растут

По мнению экспертов, в 2019 году США останутся лидерами по объему инвестиций в нефтегазовый сектор. Снижение капзатрат независимыми компаниями компенсируют мейджоры, продолжающие вкладывать средства в сланцевые проекты. Но отдача от инвестиций уже не так высока, и каждый новый баррель обходится все дороже, а дебит скважин все ниже. Ближний Восток и Россия сохраняют инвестиции на прежнем уровне, что поддерживает объемы производства. Значительный рост активности наблюдается в Южной Америке и Африке. Наиболее интересные открытия были сделаны в этом году на шельфовых проектах в Гайане, ЮАР, Северном море, Кипре, а также в России, Анголе, Малайзии, Колумбии, Индии и Пакистане. Общий объем разведанных запасов, по итогам января — августа, на 35% превышает результат аналогичного периода прошлого года, а более 60% пришлось на газовые открытия.

Аналитики полагают, что по итогам года инвестиции в сектор upstream в нефтегазовой отрасли вырастут в соответствии с прогнозом Международного энергетического агентства (МЭА) не менее чем на 6% и превысят $505 млрд. Наиболее привлекательным регионом для капвложений остаются Соединенные Штаты Америки. Причем крупнейшие энергетические компании наращивают инвестиции в сланцевые проекты, а независимые нефтедобытчики сокращают, под грузом долгов.

«Наиболее привлекательным регионом для инвестиций является Северная Америка. Так, более трети мировых инвестиций в нефтегазовую отрасль было направлено в 2018 году в этот регион. Большая часть инвестиций приходится на США: на сланцевую нефть и шельфовые проекты», — отмечает эксперт Центра энергетики Московской школы управления «Сколково» Екатерина Грушевенко.

Два других региона, которые традиционно аккумулируют большой объем вложений в upstream, — это Ближний Восток и Россия. На страны Ближнего Востока, по прогнозам МЭА, в этом году придется почти $70 млрд, или 14% глобальных инвестиций. Основные инвесторы — национальные нефтегазовые компании, нацеленные на поддержание уровня нефтедобычи и удовлетворение растущего внутреннего спроса на газ, отмечает аналитик VYGON Consulting Иван Тимонин. В России существенного изменения капвложений относительно прошлого года не ожидается, общий объем инвестиций составит $56 млрд. Это примерно 11% от общемирового показателя. Аналитик говорит, что наибольший прирост вложений придется на страны Латинской Америки: увеличение относительно уровня предыдущего года составит 10%, объем инвестиций достигнет $44 млрд. «В значительной степени за счет активности компании Petrobras и шельфовых проектов мейджоров в Бразилии», — поясняет Иван Тимонин, добавляя, что в странах Европы и Африки также ожидается положительная динамика инвестиций.

Гиганты захватывают сланцы

Несмотря на сокращение инвестиционной активности американских независимых компаний, работающих над улучшением своей финансовой дисциплины, общий объем капзатрат в США по итогам 2019 года практически не изменится по сравнению с 2018 годом и составит порядка $112 млрд, поскольку мейджоры, напротив, расширили свои инвестиционные планы, подчеркивает Иван Тимонин. США сохранят лидирующую позицию, а их доля в общемировом объеме капитальных вложений в upstream в текущем году составит более 22%, добавляет он.

Независимым сланцевикам действительно приходится туго. Долги давят, а отдача на скважинах уже не такая заоблачная, как раньше. Юридическая фирма Haynes and Boone, LLP отмечает активный рост банкротств в добывающем секторе в этом году, сообщает портал «Вести. Экономика». К середине августа 2019 года 26 компаний, занимающихся разведкой и добычей, объявили о банкротстве. Их совокупная задолженность составила $10,96 млрд. Притом что за весь прошлый год было зафиксировано 28 банкротств с долгами на $13,2 млрд, а в 2017 году заявление о несостоятельности подали 24 компании (их долги составляли $8,5 млрд).

Всего, по оценке юристов, с 2015 года зафиксировано 192 банкротства компаний, занимающихся разведкой и добычей, в сумме они задолжали $106,8 млрд. Кроме того, несостоятельными себя объявили 185 нефтесервисных компаний с $65 млрд долга. Haynes and Boone считают, что процесс набирает обороты. Причина в том числе и в том, что цены в этом году держатся на далеком от оптимального уровне.

Отдача сланцевых скважин снижается, а темпы роста в этом году минимальные. По данным EIA, среднесуточный объем добычи в этом году всего на 1,1% выше показателей прошлого года

Еще одна проблема заключается в том, что отдача сланцевых скважин снижается. Темпы роста добычи в этом году минимальные. По данным американской Energy Information Administration (EIA), среднесуточный объем добычи в этом году достиг максимума в апреле и составил 12,21 млн баррелей в сутки, а в июле опустился до 11,98 млн. Это всего на 1,1% выше показателя за аналогичный период прошлого года. Тогда как июль 2018-го вырос к июлю 2017 года почти на 18%.

Издание The Wall Street Journal в конце сентября выпустило статью, в которой отмечало, что сланцевый бум замедляется: дебит ранее пробуренных скважин сокращается, а отдача новых оказывается меньше, чем раньше. В этом году каждая новая скважина дает на 12% меньше нефти за первые пять месяцев эксплуатации, чем те, которые бурились в 2018 году, и на 16% меньше скважин 2017 года.

Но мейджоров это не смущает, точнее, они пользуются моментом, чтобы занять освобождающуюся нишу на рынке. Как уже отмечалось, транснациональные корпорации наращивают вложения в сланцевые формации. «Ярким показателем заинтересованности в сланцевых проектах стала продажа активов компании ВР на Аляске. Во время продажи компания заявила, что вложит деньги в сланцевую нефть», — отмечает Екатерина Грушевенко.

В конце августа этого года стало известно, что британская ВР продаст свои активы на Аляске за $5,6 млрд. Речь, в частности, идет о доле в легендарном месторождении Prudhoe Bay и трансаляскинском нефтепроводе. ВР работала на Аляске 60 лет, а после закрытия сделки полностью покинет регион, хотя, по оценкам, на Prudhoe Bay можно еще извлечь около 1 млрд баррелей.

В сентябре агентство Reuters сообщило, что другой мейджор — ExxonMobil — собирается покинуть норвежский шельф после 125 лет работы там. Активы американской корпорации оцениваются в $4 млрд. Кроме того, по информации Reuters, ExxonMobil ищет покупателей и на свои предприятия в британском секторе Северного моря.

Открытия этого сезона

Несмотря на то что действительно крупные месторождения углеводородов в последние годы находят все реже, говорить о том, что значимых открытий больше не будет, еще рано. Другое дело, что значительные запасы все чаще находят не на суше, а на шельфе. Вот и этот год оказался урожайным для морской разведки. Так, ExxonMobil обнаружила крупное месторождение нефти на шельфе в Гайане, на блоке «Стабрук» (Stabroek). Его потенциальные ресурсы оцениваются в 500–800 млн баррелей н. э. Ряд открытий был сделан компанией на шельфе Северного моря (приблизительно 100 млн баррелей н. э.), на шельфе Африки в Анголе — на месторождении Агого (примерно 180 млн баррелей н. э.), крупное открытие было сделано в Колумбии на скважине Боранда, а также в Индии и Пакистане, рассказывает Екатерина Грушевенко.

Из нефтяных и газоконденсатных открытий, помимо ExxonMobil, Иван Тимонин также отмечает французскую Total, открывшую в феврале этого года крупное газоконденсатное месторождение Brulpadda на шельфе ЮАР, запасы которого превышают 500 млн баррелей н. э.

Стоит отметить, что шельф Гайаны остается весьма горячим местом. На «Стабрук» претендует соседняя Венесуэла, и конфликт вряд ли можно считать исчерпанным. При этом богатые залежи углеводородов привлекают сюда компании со всего мира. Например, в июле этого года в два проекта на шельфе Гайаны вошла Qatar Petroleum, сообщал Neftegaz.RU. Катарская компания купит долю в блоках у Total.

Что касается месторождений нефти на суше, то о самом крупном открытии года в конце сентября объявила китайская нефтегазовая компания PetroChina (входит в группу CNPC). Месторождение обнаружено на северо-западе страны в бассейне Ордос, провинция Ганьсу. По данным PetroChina, общие запасы здесь превышают 1 млрд тонн — доказанные запасы нефти составляют 358 млн тонн, и еще 693 млн тонн китайцы рассчитывают поставить на баланс. Суммарные запасы в миллиард тонн — редкость по нынешним временам. И хотя само месторождение рекордным не назовешь (запасы крупнейшего в России Самотлора — более 7 млрд тонн), оно имеет все шансы войти в сотню крупнейших.

Газовый ответ

Впрочем, если говорить об углеводородах в целом, то, по словам Ивана Тимонина, основной объем открытых запасов в этом году приходится не на нефть, а на газ. Та же PetroChina в сентябре сообщала, что обнаружила в бассейне Сычуань очередное месторождение сланцевого газа с геологическими запасами более 740 млрд куб. метров, а в общей сложности возможные запасы обнаруженного газа в сычуаньском бассейне превышают триллион кубометров.

По данным VYGON Consulting, в первом полугодии 2019 года были открыты месторождения с общими ресурсами в 6,7 млрд баррелей н. э., что на 35% превышает результат аналогичного периода прошлого года. Более 60% пришлось на газовые открытия. Одним из крупнейших стало месторождение, найденное «Газпромом» в Карском море и получившее имя В. А. Динкова. «Месторождение им. В. А. Динкова расположено в пределах Русановского лицензионного участка в Карском море. По величине запасов газа относится к категории уникальных: извлекаемые запасы составляют 390,7 млрд кубометров», — сообщил российский газовый концерн 17 мая этого года.

Еще одно газовое открытие сделал Иран: в середине октября агентство Shana сообщило об обнаружении крупного газового месторождения в южной провинции Фарс. Геологические запасы природного газа здесь оцениваются в 540 млрд куб. м, из которых около 368 млрд куб. метров извлекаемые.

Серьезным европейским поставщиком газа постепенно становится Кипр. В феврале этого года ExxonMobil сообщил об открытии газового месторождения на Кипре с предполагаемыми запасами в 140–230 млрд куб. метров природного газа. Кипрский шельф стал местом, куда сегодня стремятся многие компании. Начало буму положило обнаружение в 2011 году месторождения, получившего название Афродита, его ресурсы оцениваются в 170 млрд куб. метров. В прошлом году было открыто месторождение Калипсо с предполагаемыми запасами 170–225 млрд куб. метров. Сегодня за кипрский шельф идет весьма жесткое противостояние между Грецией, Республикой Кипр, ЕС с одной стороны и Турцией с другой. Анкара, которая патронирует непризнанное государство Северный Кипр, ведет бурение на шельфе острова, которое ее оппоненты считают незаконным.

Вдаль и вглубь

Как уже отмечалось, российские нефтегазовые компании в целом не сокращают объем капвложений. По словам генерального директора компании «НафтаГаз» Ислама Назаралиева, проекты upstream в России реализуются в районах Западной Сибири (60%), Европейской части России (25–27%) и Восточной Сибири и Дальнего Востока (порядка 12%). Он отмечает, что Россия по-прежнему занимает одно из ведущих мест в мире по запасам углеводородов, при этом количество трудноизвлекаемых запасов (ТРИЗ), частично изученных или неизученных, просто огромно. Одна из таких нефтяных кладовых — баженовская свита. «Необходимо активизировать извлечение труднодоступных запасов, находящихся в низкопроницаемых пластах», — считает Ислам Назаралиев.

Напомним, что баженовская свита — группа нефтематеринских горных пород (свита) на территории Западной Сибири. По прогнозным оценкам, объем геологических запасов углеводородов в этой формации достигает 18–60 млрд тонн. Здесь работает сразу несколько отечественных нефтегазовых компаний. Главная задача на данный момент — разработать технологии, которые позволили бы сделать добычу нефти на свите рентабельной. «Газпром нефть» — один из ключевых участников этого процесса: технологический центр «Бажен» — дочернее предприятие компании — является оператором национального проекта «Создание комплекса отечественных технологий и высокотехнологичного оборудования разработки запасов баженовской свиты».

Россия занимает одно из ведущих мест в мире по запасам углеводородов, в том числе огромно количество мало изученных трудноизвлекаемых запасов. Одна из таких нефтяных кладовых — баженовская свита

Помимо бажена «Газпром нефть» также активно занимается разработкой таких нетрадиционных запасов, как ачимовская свита или палеозойские отложения. Общее качество таких запасов — глубокое залегание пластов и их низкая проницаемость. Компания уже привлекла несколько партнеров, в том числе иностранных, для их совместного освоения.

Кроме того, компания идет в Восточную Сибирь, на Гыдан и на Таймыр — в регионы с низкой геологической изученностью, где велика вероятность новых крупных открытий залежей углеводородов. Подробнее об этом читайте в статье «География поиска».

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ