Татьяна Морозова: «Мы нацелены на решение технологических вызовов, стоящих перед всей нефтегазовой отраслью» — Журнал «Сибирская нефть» — №164 (сентябрь 2019)

Татьяна Морозова: «Мы нацелены на решение технологических вызовов, стоящих перед всей нефтегазовой отраслью»

В апреле 2019 года «Газпром нефть» совместно с Газпромбанком, Российской венчурной компанией (РВК) и «ВЭБ Инновациями» объявила о создании венчурного фонда «Новая индустрия». Фонд призван стимулировать разработку и вывод на отечественный рынок инновационных технологий, в которых нуждаются компании топливно-энергетического комплекса. О том, какое значение фонд имеет для «Газпром нефти», какие важные для отрасли продукты он может предложить рынку и что нужно сделать разработчикам для получения поддержки проекта, в интервью «Сибирской нефти» рассказала генеральный директор «Новой индустрии» Татьяна Морозова

СН

Что из себя представляет венчурный фонд и для чего он создан?

Т.М.

«Новая индустрия» — это инструмент технологического развития отрасли. Сегодня компании ТЭК сталкиваются со все более серьезными вызовами. И рынок не всегда способен предложить готовые решения для их преодоления. При этом известно, что многие уникальные продукты, способные в будущем перевернуть всю индустрию, находятся в стадии разработки. Наша цель — выявление, поддержка и вывод на рынок прорывных технологий с потенциалом использования в нефтегазовом комплексе и промышленности России в целом. Мы в своей идеологии изначально шли от потребностей компании и всей нефтегазовой отрасли.

Офис «Новой индустрии» находится на территории Научного парка МГУ. Размещение фонда выбрано не случайно, среда Научного парка не только располагает к формированию новых идей, проектов за счет научного окружения, но и дает возможность привлекать молодых и амбициозных специалистов из числа студентов МГУ. Команда фонда и технические эксперты имеют опыт работы в нефтегазовой отрасли, в венчурных фондах, а также в инновационной среде «Сколково».

СН

Какие разработки фонд будет поддерживать в первую очередь?

Т.М.

Диапазон очень широк — от технологий разведки, добычи и переработки углеводородов до передачи и хранения энергии и технологий Индустрии 4.0. Нам важно, чтобы проект помогал в преодолении масштабного общеотраслевого вызова и мог претендовать на лидирующие позиции как минимум на российском рынке. Если говорить о нефтяном секторе, то можно выделить несколько ключевых направлений. Так, в разведке и добыче мы сосредоточимся на технологиях повышения нефтеотдачи, интенсификации притоков нефти на зрелых месторождениях. Серьезнейшие вызовы перед отраслью стоят в области освоения нетрадиционных запасов и подгазовых залежей. Такие проекты при прочих равных будут для нас приоритетны. В шельфовых проектах — на методах бурения на шельфе, решениях для мониторинга экологической и гидрометеорологической обстановки. В логистике, переработке и сбыте — на создании новых катализаторов, присадок и реагентов. Отдельный блок проектов будет посвящен цифровизации. Акцент мы делаем на роботизации процессов, автоматизации производства, предиктивной аналитике, искусственном интеллекте, развитии беспилотной и безэкипажной техники.

СН

Что означает венчурность фонда?

Т.М.

Реализация новых идей традиционно связана с неопределенностью и долей риска. Бизнес зачастую не готов финансировать компании, не обладающие проверенным и готовым к внедрению продуктом. Венчурные фонды (от англ. venture — «рисковать». — «СН») как раз и специализируются на поддержке инновационных разработок на ранних стадиях. Мы помогаем их авторам пройти сложные этапы взросления проекта, чтобы он эволюционировал до готового продукта. Фонд ориентирован на то, чтобы из малых инновационных компаний выращивать лидеров глобального рынка технологий.

СН

Чем «Новая индустрия» отличается от других существующих в России венчурных фондов?

Т.М.

Сегодня около 80% всех венчурных инвестиций в России приходится на сферы электронной коммерции, транспорта и логистики, промышленности и IT. Фондов с фокусом на нефтегазовую сферу непропорционально мало. «Новая индустрия» — первый независимый венчурный фонд, ориентированный на стратегические потребности российского ТЭК. Мы не являемся кэптивным фондом, образованным для обслуживания интересов конкретной корпорации. Несмотря на то что инициаторами создания «Новой индустрии» выступили «Газпром нефть» и Газпромбанк, это независимая организация. Мы нацелены на решение технологических вызовов, стоящих перед всей нефтегазовой отраслью. В этом не только наша миссия, но и часть финансовой стратегии — развивать продукты, которые в будущем будут востребованы всей индустрией. Мы рассчитываем на интерес к нашим проектам со стороны большинства российских и международных нефтяных компаний, занимающихся добычей и переработкой нефти, у сервисных компаний, обеспечивающих процесс добычи, у логистических компаний и пр.

СН

Фонд создан несколькими организациями. В чем вклад каждой?

Т.М.

После анализа лучших практик мы выбрали организационно-правовую форму — инвестиционное товарищество. Каждый из учредителей является финансовым инвестором, а также привносит в проект свои знания, опыт и компетенции — в области венчурных инвестиций, финансов, рынка. С точки зрения специализации фонда важнейшую роль играют отраслевая и технологическая экспертизы «Газпром нефти», а также возможность экспертной оценки инвестиционного потенциала того или иного проекта со стороны Газпромбанка. То, что в числе учредителей «Новой индустрии» присутствуют организации с богатым опытом венчурной деятельности, безусловно, сильно упростило нам задачу. Считаю, что сами имена состоящих в фонде компаний — это уже серьезный вклад в имидж проекта, определяющий его будущий успех.

СН

Вы говорите о важности фонда для отрасли в целом. А в чем интерес самих учредителей «Новой индустрии»?

Т.М.

Речь, конечно, идет не только о миссии по развитию российского ТЭК. Мы также рассматриваем фонд как финансовый инструмент, обеспечивающий прибыль для его участников. И один из критериев отбираемых нами проектов — их доходность на вложенный капитал в размере не менее 25% годовых. Кроме того, «Новая индустрия» помогает учредителям решать и их стратегические задачи. Так, для «Газпром нефти» фонд — это механизм поиска, развития и внедрения передовых технологий, в которых нуждается компания. Тех решений, которые помогут в реализации ее технологической стратегии. Это касается как добычи и разведки, так и внедрения новых материалов и цифровизации процессов. РВК и «ВЭБ Инновации» с помощью фонда реализуют свою миссию по развитию венчурного рынка России. Газпромбанк может использовать участие в фонде для расширения пула промышленных проектов под своим управлением.

СН

На какой опыт вы ориентировались при создании фонда?

Т.М.

В первую очередь — на опыт ведущих зарубежных игроков. Мы детально изучили то, как организована работа мейджоров, которые много лет инвестируют в технологии разведки, добычи и переработки углеводородов, альтернативную энергетику. В их числе — SA Energy Ventures, Total Energy Ventures, Chevron Technology Ventures, BP Ventures. Кроме того, благодаря налаженным контактам «Газпром нефти» мы детально ознакомились с тем, как выстроены процессы у таких лидеров, как Shell Technology Ventures, существующей более 10 лет, и Mubadala Petroleum. На российском рынке мы консультировались с коллегами из фонда «Сколково».

СН

Каков капитал фонда?

Т.М.

Начальный целевой объем венчурного фондасоставляет 4 млрд рублей. В перспективе по согласованию партнеров он может быть увеличен. Заявленный период деятельности фонда — 7 лет с возможным продлением по решению участников. Управлять фондом будет специально созданная управляющая компания инвестиционного товарищества с командой профессионалов, обладающих в том числе опытом в венчурных инвестициях и технологической экспертизой.

СН

Какую долю фонд приобретает в проектах? И на какие инвестиции они могут рассчитывать?

Т.М.

Фонд приобретает от 1 до 49%. Размер инвестиций определяется в зависимости от конкретного проекта.

СН

Каким критериям должен отвечать проект, чтобы фонд инвестировал в его развитие?

Т.М.

Первое условие: проект должен соответствовать инвестиционному фокусу фонда. Важно, чтобы за проектом стояла команда, а предлагаемая технология была апробирована и имела явные преимущества перед аналогами в горизонте 3–5 лет. То есть речь идет о проектах на продвинутой стадии реализации, когда технологии уже прошли лабораторное или опытно-промышленное испытание. И еще одно условие — инвестиционная привлекательность предлагаемого проекта. Фонд не только должен решить задачи отрасли, но и обеспечить доходность своих инвестиций.

СН

А как же проекты на более ранних стадиях? Ведь получается, что именно на старте формируется основная стоимость проекта, а фонд входит только на зрелых этапах?

Т.М.

Сейчас мы прорабатываем возможность создания акселератора на базе фонда. Это позволит нам отбирать проекты на ранних стадиях проработки.

СН

Активность разработчиков соответствует вашим ожиданиям? Сколько заявок подано с момента запуска фонда?

Т.М.

Мы не ожидали такой активности. Несмотря на то что фонд пока не выходил в публичное поле и не проводил рекламных кампаний. На сегодня мы получили свыше 110 заявок. В детальной проработке сейчас находится 12 перспективных проектов.

СН

Какие этапы проходят заявки при поступлении в фонд и как принимается решение о выделении финансирования проекта?

Т.М.

Это многоступенчатая процедура. Первичный анализ заявок проводится командой фонда. Прошедшие этот фильтр проекты рассматриваются независимым внутренним экспертным техническим советом. И лишь после этого выносятся на рассмотрение инвестиционного комитета, членами которого являются представители каждого товарища фонда.

СН

Стартапы могут претендовать только на финансовую поддержку?

Т.М.

Мы оказываем не только финансовую помощь. Обладая управленческой, технологической и венчурной экспертизой, мы помогаем компаниям выстроить работу и развиваться. То есть мы становимся полноценными участниками этих организаций, принимая на себя ответственность за успех проекта. Кроме того, «Газпром нефть» предоставляет площадки для опытно-промышленных испытаний оборудования и технологий. Это тоже уникальная практика, и ни одна компания в России этого не делает.

СН

Сколько на сегодня заявок дошло до финального этапа согласования фондом?

Т.М.

На текущий момент предварительное одобрение прошла одна заявка. Мы ожидаем, что проект получит финансирование и будет запущен уже в ближайшие пару месяцев. Технология уже опробована в полевых условиях. Более подробно смогу рассказать после завершения сделки. Еще три проекта планируется в ближайшее время вынести на экспертный технический совет.

СН

Какие цели фонд ставит перед собой в перспективе года, 3 и 7 лет работы?

Т.М.

Период инвестирования фонда составляет 4 года. Постинвестиционный период — еще 3 года. В первый год в наши задачи входит создание площадки для эффективной работы, а именно формирование проектной команды и группы технических экспертов фонда. Также необходимо сформировать стратегию деятельности фонда и пайплайн проектов для проработки. Эти задачи выполнены.

Стратегия инвестирования подготовлена, и в настоящее время проходит ее согласование. В первый год мы планируем реализовать 2–3 проекта. В следующие три года задачами фонда будут продолжение инвестирования в технологии и участие в управлении портфельными компаниями.

Постинвестиционный период предполагает процедуру выхода из инвестиций. Как я говорила ранее, срок деятельности фонда составляет 7 лет, однако предусмотрена возможность продления на 1 год каждого из этапов при наличии такой потребности и согласования всеми товарищами.

Учредители фонда «Новая индустрия»

«Газпром нефть» — вертикально интегрированная нефтяная компания. Основные виды деятельности: разведка и разработка месторождений нефти и газа, нефтепереработка, производство и сбыт нефтепродуктов. В структуру «Газпром нефти» входят более 70 нефтедобывающих, нефтеперерабатывающих и сбытовых предприятий в России, странах ближнего и дальнего зарубежья.

Газпромбанк — один из крупнейших универсальных финансовых институтов России, предоставляющий широкий спектр банковских, финансовых, инвестиционных продуктов и услуг корпоративным и частным клиентам, финансовым институтам, институциональным и частным инвесторам.

Российская венчурная компания (РВК) — государственный фонд фондов, институт развития венчурной отрасли Российской Федерации. Основные цели деятельности: стимулирование создания в России собственной индустрии венчурного инвестирования и исполнение функций проектного офиса Национальной технологической инициативы (НТИ). Общее количество фондов, сформированных РВК, достигло 27, их суммарный размер — 48,6 млрд рублей.

«ВЭБ Инновации» — центр компетенций «ВЭБ.РФ» в части венчурных и прямых инвестиций в капитал. Среди приоритетов «ВЭБ Инноваций» — финансирование проектов Национальной технологической инициативы, программы «Цифровая экономика РФ», содействие российским инновационным компаниям в выходе на международные рынки.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ