Умение договариваться — Журнал «Сибирская нефть» — №164 (сентябрь 2019)

Умение договариваться

Партнерства «Газпром нефти» как стратегический инструмент

Текст: Сергей Орлов
Фото: Стоян Васев
Инфографика: Алексей Столяров

Разделить риски, объединить финансовые ресурсы и компетенции, найти новые возможности для развития — это основные мотивы создания совместных предприятий в нефтегазовой отрасли. В «Газпром нефти» партнерства — один из важнейших инструментов реализации стратегии развития

Все пополам

Часть сегодняшних партнерств «Газпром нефти» создавалась еще ее предшественницей — «Сибнефтью». Самый крупный исторический партнер компании — «Роснефть». Точнее вместе с «Роснефтью» «Газпром нефть» сегодня владеет историческими партнерскими активами, доли в которых нефтяные компании получали по наследству.

Набор очень разных активов требовал разработки акционерами правил игры, позволяющих эффективно интегрировать предприятия в свои производственные схемы. Именно для этого в 2015 году «Газпром нефть» и «Роснефть» заключили генеральное соглашение акционеров, разделяющее операционное управление совместными upstream-активами. «Газпром нефть» осталась оператором проекта разработки Мессояхской группы месторождений, которой управляла еще со времен ТНК-BP. Кроме того, под управление компании перешел «Славнефть-Мегионнефтегаз», расположенный в стратегическом для «Газпром нефти» Ханты-Мансийском автономном округе. «Роснефть» управляет «Томскнефтью» (до соглашения операторство поочередно переходило от одного акционера к другому раз в три года) и «Славнефть-Красноярскнефтегазом». При этом остальные — неделимые — активы, основной из которых — НПЗ «Славнефть-ЯНОС», остались в прямом паритетном управлении акционеров. Решается эта задача через «Славнефть», владеющую корпоративными долями и выполняющую функцию холдинговой компании, привлекающей заемные средства для развития бизнеса.

«Генеральное соглашение впоследствии развилось в конкретные корпоративные договоры по каждому активу, в которых детально распределены права акционеров, схемы номинирования персонала и принятия решений, права внедрения стандартов, — рассказал начальник управления по работе с совместными предприятиями и интеграции активов Григорий Карасев. — После этого были запущены проекты интеграции, в ходе которых на предприятиях, входящих в зону ответственности компании, внедрялись наши стандарты, подходы к управлению персоналом, процессами. Причем делалось это достаточно мягко, чтобы для людей интеграция не была стрессовой, чтобы это не увеличило расходы, не нарушило стабильность работы бизнеса».

НГК «СЛАВНЕФТЬ»

Входит в десятку крупнейших нефтяных компаний России. 99,7% акций «Славнефти» на паритетных началах контролируются «Роснефтью» и «Газпром нефтью». «Славнефть» владеет лицензиями на геологическое изучение недр, добычу нефти и газа на 34 лицензионных участках на территории Западной и Восточной Сибири. Основное нефтеперерабатывающее предприятие компании — «Славнефть-ЯНОС» (ЯНОС) — занимает четвертое место среди российских НПЗ по объему переработки углеводородного сырья (15,7 млн тонн в 2018 году).

«ТОМСКНЕФТЬ» ВНК

Основное нефтедобывающее предприятие в Томской области. Основано в 1966 году. На паритетных началах принадлежит «Роснефти» и «Газпром нефти». Владеет 25 лицензиями на геологическое изучение, разведку и добычу углеводородного сырья на территории Томской области и семью лицензиями в ХМАО — Югре. С 2015 по 2017 год компания добыла около 30 млн тонн нефти и более 6 млрд кубометров газа.

«САЛЫМ ПЕТРОЛЕУМ ДЕВЕЛОПМЕНТ»

Акционеры «Салым Петролеум Девелопмент Н. В.» — концерн Royal Dutch Shell и «Газпром нефть». СПД ведет добычу на трех месторождениях, расположенных в Ханты-Мансийском автономном округе — Югре: Западно-Салымском, Верхне-Салымском и Ваделыпском. Суммарные извлекаемые запасы нефти категории С1 и С2 оцениваются в 140 млн тонн. В настоящее время объем годовой добычи СПД превышает 6 млн тонн нефти.

В принципе, этот тип совместной работы, когда равные партнеры управляют общими активами через совместные предприятия, распределяя прибыль согласно долям, — один из самых распространенных в России. И, судя по тому, что критичных разногласий между «Газпром нефтью» и «Роснефтью» за все годы совместной работы не возникало даже при реализации таких масштабных проектов, как освоение Мессояхской группы месторождений, схема вполне эффективная.

Еще одно партнерство, реализующееся по такой же схеме, — с «Новатэком». В СП «Арктикгаз», разрабатывающем несколько месторождений в ЯНАО, доли акционеров делятся в равной пропорции, 50×50, при этом акционеры управляют предприятием на равноправной основе, привнося в деятельность предприятия свои ключевые компетенции и навыки: «Новатэк» работает с газовой составляющей промыслов, «Газпром нефть» — с нефтяной.

Похожая модель равноправного управления используется и при управлении компанией «Салым Петролеум Девелопмент» (СПД), которой «Газпром нефть» на паритетных началах владеет с Shell. Однако в рамках сотрудничества с международным энергетическим холдингом сегодня, похоже, рождается новая история.

Стратегическое партнерство

50% акций СПД «Газпром нефть» получила в результате приобретения компании Sibir Energy. Несмотря на то что консолидация SE завершилась в конце 2010 года, полноправными партнерами с точки зрения управления «Салым Петролеумом» российский и иностранный акционеры стали лишь в 2013-м. До этого из 10 ключевых позиций в аппарате управления СПД «Газпром нефти» принадлежала лишь одна. Новое акционерное соглашение предусматривало достаточно сложную структуру назначения менеджмента — по шесть должностей с ротацией каждые три года, при этом предприятие сохраняло фактически полную автономию в операционной деятельности. Как показало время, по-настоящему совместное управление активом как на стратегическом, так и на операционном уровне пошло на пользу СПД. И так вполне успешное предприятие, генерирующее стабильный денежный поток, справилось с естественным падением добычи на выработанных месторождениях и сегодня активно реализует новые направления развития.

Однако партнерство с таким грандом мирового нефтегазового рынка, как Shell, для такой амбициозной компании, как «Газпром нефть», конечно, не ограничивается только разделом дивидендов от владения совместным активом. «Мы постоянно обмениваемся практиками с Shell — и через СПД, и напрямую, — сообщил начальник департамента по организационному развитию и работе с совместными предприятиями Сергей Папенко. — Мы анализируем то, как у них выстроены системы управления разными процессами, как они работают с технологиями. Два-три раза в год обязательно проводим с ними сессии обмена опытом по разным темам. Например, когда начали активно развивать систему безопасности, черпали информацию из их опыта в сфере HSE, сейчас смотрим, как они занимаются цифровизацией».

Партнерство «Газпром нефти» и Shell в компаниях всегда рассматривали как стратегическое, а для стратегического партнерства необходимы проекты соответствующего уровня. В 2019-м Shell и «Газпром нефть» договорились о реализации нового совместного проекта. Базой для этого стало предприятие «Меретояханефтегаз», в портфель активов которого к моменту закрытия сделки войдут лицензии на несколько участков в ЯНАО, совокупные геологические запасы которых превышают 1,1 млрд тонн нефти. По оценке главного исполнительного директора Shell Бена ван Бердена, приобретение 50% «Меретояханефтегаза» — крупнейшее вложение компании в разведку и добычу нефти на территории России за последние пять лет. «Это еще одна значительная веха в развитии нашего партнерства с „Газпром нефтью“, — подчеркнул господин ван Берден в ходе подписания соглашения на Петербургском международном экономическом форуме. — За последние годы мы выстроили доверительные и плодотворные взаимоотношения. Наше совместное предприятие „Салым Петролеум Девелопмент“ стало прекрасным примером создания очень эффективной, инновационной и ответственной нефтедобывающей компании на основе объединения наших сил. Эта история успеха вселяет в меня уверенность, что и наше новое совместное предприятие также будет весьма успешным». «Соглашение является логичным продолжением нашего успешного сотрудничества с компанией Shell в рамках уже существующих совместных проектов, — в свою очередь отметил председатель правления „Газпром нефти“ Александр Дюков. — Мы видим в Shell надежного партнера, с которым „Газпром нефть“ готова объединять профессиональные компетенции, финансовые и технологические ресурсы для реализации крупных проектов. В рамках нового совместного предприятия мы сможем эффективно раскрыть потенциал крупного углеводородного кластера на Ямале».

«Газпром нефть» является оператором разработки Мессояхской группы месторождений в соответствии с генеральным соглашением акционеров, заключенным с «Роснефтью»

Несмотря на то что сделка еще не закрыта, интеграция нового предприятия уже началась: определяется оргструктура, формируются совместные стандарты, обозначающие правила игры. «Уже разработаны порядка 30 ключевых стандартов в сферах HSE, HR, закупок, производства, соответствующих передовым международным практикам, — рассказал Григорий Карасев. — В результате длительных обсуждений договорились об использовании при управлении СП модели без монопольного оператора: „Газпромнефть-Развитие“ будет заниматься решением производственных задач как провайдер, работающий по операторским договорам с совместным предприятием, в штат которого, в свою очередь, войдут представители обеих компаний-акционеров».

Это новый формат взаимодействия. Насколько эффективным он окажется, покажет время. А вот модель, по которой «Газпром нефть» работает с Shell в рамках СПД, свою эффективность доказала и уже стала образцом при формировании новых партнерств. Именно по такой схеме строятся взаимоотношения компании в совместных проектах с Repsol и Mubadala Petroleum.

Новые возможности

Совместный проект с Repsol — геолого-разведочный. Компания «Евротэк-Югра», блок-пакет акций которой (25,02%) «Газпром нефть» приобрела в 2017 году, — основной актив испанской компании в России. Несмотря на то что изначально «Газпром нефть» приобрела только четверть пакета акций «Евротэк-Югры», управляют этой структурой акционеры на паритетных началах, кроме того, россияне обладают правом на увеличение своей доли до 50%.

Активы СП — семь лицензий на разведку и добычу полезных ископаемых в Ханты-Мансийском автономном округе. Несмотря на то что на лицензионных участках, принадлежащих «Евротэк-Югре», были проведены сейсмические исследования, разведочное бурение и даже открыто месторождение, для дальнейшей работы с активом испанцам понадобился партнер, знающий геологические особенности региона, имеющий опыт работы на подобных структурах и готовый разделить риски. Именно таким партнером для Repsol стала «Газпром нефть», которая, в свою очередь, получила новые возможности для развития в базовом регионе — ХМАО. Но не только. «СП, конечно, само по себе имеет большую ценность как проект, но кроме того важно, что мы знакомимся с новым партнером, — пояснил Сергей Папенко. — Понимая интересы и желания компании, ее инвестиционные возможности, нам проще самим что-то предлагать, развивать отношения. Не исключено, что найдутся какие-то новые опции для нашего взаимодействия, кроме того, мы обмениваемся опытом, делимся практиками управления бизнес-процессами».

НИС — самый крупный зарубежный проект «Газпром нефти». Партнером компании выступает правительство Сербии

В целом иностранные компании охотно идут на партнерство с «Газпром нефтью» именно из-за репутации компании как открытой для сотрудничества, умеющей прислушиваться к чужому мнению, готовой обмениваться информацией. В качестве партнера для входа на российский рынок выбрала «Газпром нефть» и компания Mubadala Petroleum (MP). «Приобретение доли в совместном предприятии еще один важный шаг на пути Mubadala Petroleum к устойчивому и прибыльному росту, знаменующий наш выход на российский рынок и позволяющий включить еще один качественный нефтедобывающий актив в наш портфель. Партнерство с „Газпром нефтью“, ведущим российским оператором, не только откроет существенные возможности для совместного инвестирования, но и позволит нарастить наши знания и опыт, а также усовершенствовать технологии в сфере разведки и добычи нефти и газа», — отметил генеральный директор компании из Объединенных Арабских Эмиратов Бахит аль-Катири. Доктор аль-Катири в одной фразе ясно обозначил все ценности партнерства. Первое — получение доли в пусть и не особо крупном, но стабильно и надежно работающем проекте, позволяющем закрепиться на новой территории развития. «Газпромнефть-Восток», в котором MP теперь владеет 44% акций (5% у Российского фонда прямых инвестиций, 51% остался у «Газпром нефти»), отвечает всем этим требованиям: отлаженная схема производства, достаточное количество запасов, приличный объем добычи, перспективы развития. В качестве совместных перспектив партнеры рассматривают неорганическое развитие актива с помощью приобретения новых участков и органическое — за счет проведения геолого-разведочных работ, вовлечения в добычу новых пластов, в том числе палеозойских горизонтов. Оценивают в Mubadala Petroleum и возможности участия в других проектах «Газпром нефти».

«АРКТИКГАЗ»

Совместное предприятие «Новатэка» и «Газпром нефти». С марта 2018 года компании владеют СП в равных долях. Компания владеет лицензиями на геологическое изучение и добычу углеводородов в пределах Самбургского, Ево-Яхинского, Яро-Яхинского, Северо-Часельского, Восточно-Уренгойского, Северо-Есетинского и Осеннего лицензионных участков. Годовой объем добычи — около 27 млн кубометров газа и порядка 8 млн тонн газового конденсата и нефти.

«ЕВРОТЭК-ЮГРА»

Совместное предприятие испанской компании Repsol (74,98%) и «Газпром нефти» (25,02%). Владеет лицензиями на разведку и добычу углеводородов на участках Карабашский-1 и Карабашский-2, а также лицензиями на геологическое изучение еще ряда участков в ХМАО — Югре и в Свердловской области. В рамках развития разведочного кластера в конце 2018 года партнеры совместно приобрели компанию «АСБ Гео», владеющую лицензией на геологическое изучение участка Карабашский-10 в ХМАО.

«ГАЗПРОМНЕФТЬ-ВОСТОК»

Совместное предприятие «Газпром нефти» (51%), Mubadala Petroleum (44%) и Российского фонда прямых инвестиций (5%). Компания добывает нефть и попутный нефтяной газ на 12 месторождениях в Томской и Омской областях. В 2018 году объем добычи составил 1,7 млн тонн нефтяного эквивалента. С 2005 года предприятие ведет разработку палеозойских отложений в Томской области и сегодня имеет статус эксперта в этом направлении.

В свою очередь для российской компании сделка с мощным концерном из ОАЭ — это (помимо прибыли здесь и сейчас от продажи доли в предприятии) дополнительные инвестиции в развитие «Газпромнефть-Востока» и возможность выхода в регионы, где уже работает MP и ее партнеры, такие, например, как Abu Dhabi National Oil Company (ADNOC). Ведь, несмотря на то что активное развитие на зарубежных рынках не входит в число стратегических приоритетов «Газпром нефти», компания никогда не упускала выгодных возможностей и реализует несколько проектов за пределами России — тоже партнерских.

Дружба за границей

Самый крупный зарубежный проект «Газпром нефть» реализует в Сербии, и партнером компании выступает правительство страны. Несмотря на то что «Нефтяная индустрия Сербии» (НИС) — актив, развивающийся абсолютно автономно, как и положено одной из крупнейших вертикально интегрированных энергетических компаний в Юго-Восточной Европе, с точки зрения стандартов, построения бизнес-процессов она полностью интегрирована с «Газпром нефтью». Процесс интеграции был запущен сразу после приобретения «Газпром нефтью» 56% сербской компании в 2008 году, и это принесло результат. Неслучайно в отраслевом сознании жизнь НИС разбита на два периода: до и после прихода «Газпром нефти». За 10 лет «Нефтяная индустрия Сербии» прошла путь от убыточной до успешной, системообразующей компании страны, одного из крупнейших работодателей и самого крупного налогоплательщика. В 2018 году налоговые отчисления компании составили около $1,7 млрд. Такое положение дел полностью устраивает второго акционера НИС — сербское правительство, которое подключается к процессу управления компанией только на уровне решения стратегических вопросов.

Освоение месторождения Бадра в Ираке «Газпром нефть» осуществляет в составе консорциума, в который входят корейская Kogas, малайзийская Petronas, турецкая ТРАО и иракское правительство

Еще один крупный зарубежный проект «Газпром нефти» — освоение месторождения Бадра в Ираке. Это классический консорциум, работающий с 2010 года по сервисному контракту. Помимо «Газпром нефти» в него входят корейская Kogas (22,5%), малайзийская Petronas (15%), турецкая ТРАО (7,5%) и иракское правительство в лице Иракской геолого-разведочной компании (Oil Exploration Company, OEC), которая владеет долей в 25%. У российского участника консорциума самая крупная доля, 30%, и статус оператора. Как показала история развития проекта, и в этом статусе, и в формате консорциума «Газпром нефть» ощущает себя очень уверенно. Бадра — непростой актив и с точки зрения геологии (месторождение похоже на слоеный пирог: чередуются глинистые отложения и известняки, что осложняет бурение), и в плане окружающей обстановки: это недавняя зона боевых действий, и с начала работ здесь было обезврежено и уничтожено почти 30 тыс. мин и неразорвавшихся боеприпасов. Тем не менее за очень небольшой промежуток времени в иракской пустыне консорциуму удалось создать масштабную современную инфраструктуру, уже в 2014 году начав промышленную добычу нефти.

Кстати, Бадра не единственный проект «Газпром нефти» в Ираке. Также компания совместно с правительством Курдистана и канадской WesternZagros разрабатывает блоки Шакал и Гармиан, расположенные в Иракском Курдистане.

BADRA

Месторождение на территории провинции Васит на востоке Ирака. Разработкой месторождения занимается международный консорциум, в который входят «Газпром нефть» (оператор, 30%) Kogas (Корея, 22,5%), Petronas (Малайзия, 15%), ТРАО (Турция, 7,5%), Oil Exploration Company (Ирак, 25%). Геологические запасы месторождения оцениваются в 3 млрд баррелей нефти. Промышленная добыча нефти началась в 2014 году. За пять лет эксплуатации накопленная добыча нефти на Бадре достигла 100 млн баррелей нефти.

НИС («Нефтяная индустрия Сербии»)

Одна из крупнейших вертикально интегрированных энергетических компаний в Юго-Восточной Европе. «Газпром нефть» владеет 56,15% акций, 29,87% принадлежит Республике Сербии, остальные акции распределены между физическими лицами. Компания занимается разведкой, добычей и переработкой нефти и газа, сбытом нефтепродуктов, а также реализацией проектов в сфере энергетики и нефтехимии.

На одном языке

За свою достаточно короткую историю «Газпром нефть» сумела накопить опыт совместной работы с самыми разными компаниями, в проектах, очень непохожих друг на друга. При этом опыта выхода из совместных предприятий у «Газпром нефти» нет — не было ни одного случая, когда не удалось бы найти общий язык с партнерами. В первую очередь это говорит о нацеленности компании на развитие и готовности задействовать для этого все возможные ресурсы. А еще об умении структурировать и систематизировать свою деятельность — в «Газпром нефти» разработана целая методология интеграции совместных активов, основанная на различных моделях, готовится полномасштабный стандарт в этой сфере. «Конечно, единого уникального рецепта интеграции любого проекта не существует, но разработать универсальные подходы к этому процессу — вполне реальная задача», — отметил начальник департамента по организационному развитию и работе с совместными предприятиями. Самое важное — это выделить понятную структуру управления, воспринимать интеграцию как отдельный проект, над которым работает сфокусированная на нем команда. Плюс четкая оценка ресурсов, сроков, понятная система принятия решений, мотивация — тогда интеграция случается, а проект оказывается эффективным, подчеркнул Сергей Папенко.

Перспектив в этом направлении у компании еще множество. Освоение арктического шельфа и морские проекты у берегов Сахалина, новые материковые кластеры, новые категории запасов — вероятнее всего, большую часть этих сложнейших задач «Газпром нефть» будет решать именно в рамках партнерств. Только на базе «Технологического центра «Бажен» в ближайшее время планируется создание трех СП. Плюс технологические партнерства без создания совместных предприятий, ведь сегодняшние взаимоотношения «Газпром нефти», например, с глобальными сервисными компаниями, такими как Schlumberger или Halliburton, сложно назвать отношениями заказчика с подрядчиком — это самые настоящие партнерства, в рамках которых рождаются новые технологические решения, влияющие на развитие не только отдельно взятых компаний, но всей нефтяной отрасли.

Партнерства «Газпром нефти»

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ