Пути арктической нефти — Журнал «Сибирская нефть» — №164 (сентябрь 2019)

Пути арктической нефти

Текст: Ирина Краева, Дмитрий Вишняков
Фото: Олег Ковалюк, Стоян Васев

Чтобы узнать, как арктическая нефть попадает к своим потребителям, корреспонденты «Сибирской нефти» отправились в путешествие из Нового Порта по Северному морскому пути

Крайний Север. Два слова, которые будоражат воображение любого человека, не только заядлого путешественника. Но, чтобы увлеченно постить, выражаясь современным языком, фотографии живописных пейзажей Заполярья, надо преодолеть долгий путь. Такую возможность журналистам предоставил «Газпромнефть-Ямал». Предприятие позволило участникам пресс-тура своими глазами увидеть уникальную логистическую схему круглогодичной отгрузки нефти с Новопортовского месторождения. Уникальную, потому что еще десятилетие назад не было инженерных решений, позволяющих создать такую сложную цепочку, где исключена любая случайность. Нас ждал настоящий морской круиз — на танкере, который доставляет черное золото по Северному морскому пути.

На пути к морю

Романтика Севера начинается с медицинского кабинета. Перед путешествием всем участникам предстояло обследование у непредвзятого эксперта — электронной системы медицинского осмотра. Правила производственной безопасности на объектах «Газпром нефти» жесткие, и даже гостям никакого исключения не делают. Процедура занимает 3 минуты и выдает три показателя: давление, пульс и отсутствие (или наличие) алкоголя в организме. Кстати, отличное здоровье и трезвый ум еще не гарантия вылета на месторождение. В нашем случае плотный туман на 4 часа затянул небо. Для вертолетов не так страшен ветер или сильный дождь, как отсутствие видимости. Север не принимает, ждем.

Спортивный комплекс на территории приемо-сдаточного пункта «Газпром нефти»

«Газпром нефть» привозит в ямальские поселки фестиваль «Стенограффия»

Наконец-то погода меняется и нам дают добро на взлет. Винт бодро тянет наш Ми-8МТВ над разноцветной тундрой. Защелкали затворы фотокамер, все прильнули к иллюминаторам. С высоты полета до горизонта просматриваются причудливые извивы рек, подъемы и низины бесконечной земли. Здесь не растут деревья выше щиколотки, но назвать тундру скудной невозможно, если видел ее хотя бы раз. Полет из Нового Уренгоя в Мыс Каменный занимает 1,5 часа. На подлете к поселку тундра сменяется видами воды, а именно Обской губы. Это наше первое знакомство со стихией, которая стала для проекта «Новый Порт» толчком к развитию. Из кабины вертолета залив кажется приветливым и спокойным. Но первое впечатление обманчиво.

Мыс каменный

Мыс Каменный — звучит затейливо и даже смешно, но не для тех, кто знает суровый нрав Крайнего Севера. Географическая точка на карте, маленький поселок на берегу, камень и песок. Основанный в уже далеких 80-х годах как база для экспедиций геологов, он продолжает служить вторым домом для осваивающих полярные месторождения нефтяников. Те в свою очередь не остаются в долгу: «Газпром нефть» проводит в крошечном поселке интересные мероприятия и праздники для жителей и местной детворы, поддерживает социальные проекты, уже несколько лет привозит в Мыс Каменный художников знаменитой «Стенограффии» «Стенограффия» — крупнейший фестиваль граффити, в рамках которого художники превращают невзрачные городские постройки в объекты искусства, опираясь на особенности регионов — участников фестиваля. «Стенограффия» проходит при поддержке программы социальных инвестиций «Родные города». . И те, впечатленные красотой края мира, оставляют здесь необычно яркие картины на стенах небольших домов.

И именно здесь, недалеко от поселка, возвели технологическое чудо — нефтеналивной терминал «Ворота Арктики». Это ключевой объект для всей логистической схемы освоения полуострова Ямал. Нефть здесь нашли еще в 1964 году, но как ее рентабельно добыть, а главное, как вывезти — такие задачи были для отрасли не по плечу. Ситуация изменилась только в последнее десятилетие, с приходом «Газпром нефти». Компания рассматривала несколько схем вывоза нефти с Новопортовского месторождения и остановилась на, пожалуй, самом фантастическом — отгружать сырье на танкеры прямо в акватории Обской губы и вывозить на материк морем. Нитка трубопроводов с месторождения приползла в Мыс Каменный, а в трех километрах от берега поднялся красавец-терминал, способный выдержать северные штормы и давление льда двухметровой толщины. Кстати, вода в Обской губе пресная, лед не такой рыхлый, как в соленых морях, и давит гораздо сильнее. С помощью терминала нефть перегружают на танкер, который затем следует в Мурманск. На бумаге все просто, но в Арктике каждый день и каждый час — небольшая битва с природой.

Арктические богатыри

Для обеспечения бесперебойной отгрузки нефти «Газпром нефть» оперирует большим арктическим флотом — шесть танкеров ледового класса, но настоящие бриллианты здесь — сверхмощные дизельные ледоколы «Андрей Вилькицкий» и «Александр Санников». Зимой (которая здесь длится 7–8 месяцев) красавцы оранжевого цвета помогают расчищать для танкеров дорогу ото льдов в Обской губе. Когда льда нет, обеспечивают безопасность и несут дежурство в соответствии с планом ЛАРН (ликвидации аварийных разливов нефти), которых здесь, к счастью, не случалось. «Андрей Вилькицкий» и «Александр Санников» могут работать в автономном режиме до 40 суток, выдерживают температуру до минус 50 градусов и показывают ледопроходимость на уровне атомных ледоколов.

Сверхмощные ледоколы «Андрей Вилькицкий» и «Александр Санников» круглый год дежурят в Обской губе

Наш план был простым: в сопровождении опытного члена экипажа изучаем устройство самого современного дизель-электрического ледокола в России. Беседуем с командой и фотографируем, как наше будущее транспортное средство — танкер «Штурман Скуратов» — загружает черное золото до отсечки 38 тысяч тонн. По подсчетам специалистов, на все должно уйти примерно 8–10 часов. Затем нас пересаживают на «Штурман», и наконец долгожданное путешествие по Северному Ледовитому океану.

Когда оставалось отгрузить на танкер всего 9 тысяч тонн нефти, стихия внесла в планы свои коррективы. Разыгрался настоящий шторм, и операцию отгрузки, конечно, приостановили. Благо терминал полностью автоматизирован и отсоединяется от танкера за несколько секунд, не пролив ни капли нефти. Улучшения погодных условий и продолжения пути пришлось ждать на ледоколе почти двое суток. Сила ветра в эти дни достигала 26 м/с, высота волн — 4 метров. Но об этом мы узнавали от экипажа и из метеосводок — что интересно, на самом ледоколе качка совсем не ощущалась. Благодаря системе динамического позиционирования корабль стоял в воде в прямом смысле как вкопанный. Три винта-азипода Винт-азипод — поворотный на 360 градусов электроприводной винторулевой комплекс. так слаженно работали, что судно не смещалось с заданной точки ни на градус.

Дорогой бурь

Через два дня природа разрешила нам продолжить путь. Мы с опаской ступили на борт танкера. Если в небольшой, по океанским меркам, Обской губе налетел такой шторм — что будет дальше? «Северный морской путь — это постоянный драйв», — поделился капитан танкера «Штурман Скуратов» Владимир Гусаревич. Маршрут от Мыса Каменного до Мурманска занимает 4–5 дней, за это время судно проходит пресные воды Обской губы, попадает в Карское и Баренцево моря, после — в Кольский залив. Каждый отрезок пути непохож на предыдущий: погода, ветры, сама морская стихия — все постоянно меняется. И это только летом, а зимой коктейль непредсказуемых обстоятельств дополняют льды, толщина которых может достигать 2 метров. Выйдя из Обской губы, танкеры попадают под опеку атомных ледоколов «Совкомфлота».

Кстати, за последние годы трафик по Северному морскому пути значительно вырос, поэтому судам приходится внимательно следить за перемещениями друг друга на радаре, чтобы благополучно разойтись. Любопытно, что за все передвижения флота компании отвечает цифровой «Капитан». Так называется интеллектуальная цифровая система управления арктической логистикой. Она учитывает и анализирует погоду, маршруты в летнее и зимнее время, работу и местоположение ледоколов, объемы добычи на месторождении и возможности хранения нефти и еще множество деталей, которые могут ускользнуть от взгляда человека. Даже космические снимки движения ледовых полей машина внимательно изучает и в результате выдает оптимальные маршруты для всех судов «Газпром нефти». Работа «Капитана» позволяет значительно сокращать расходы на логистику в таком непростом регионе, где любой простой обходится в несколько раз дороже, чем на Большой земле.

Нефтехранилище «Умба» в Кольском заливе — перевалочный пункт для арктической нефти

Суровые условия, пронизывающие ветры, высокая влажность, а танкер «Штурман Скуратов», который вышел в свой первый рейс в 2017 году, выглядит как новенький. Экипаж тщательно следит за своим судном. В море вообще не любят шутить с такими вещами, как порядок и дисциплина, а на нефтетанкерах порядок почти военный — в танках находится ценный и при этом опасный груз — нефть. Поэтому на судне вопросы безопасности — ключевой пункт в ежедневной повестке. Техника безопасности здесь выполняется беспрекословно. В помощь человеку — технологии. На «Скуратове» есть несколько систем пожаротушения. Помимо знакомой пенной применяется углекислотная, благодаря которой возгорание быстро ликвидируют путем замещения молекул кислорода на CO2. Система простая и сложная одновременно: нет кислорода, значит, у пламени нет пищи для распространения. Кстати, при попадании на судно сразу знакомят со спасательными шлюпками, с помощью которых можно покинуть танкер в случае необходимости. В небольшой капсуле есть запасы еды и воды, оборудование для выживания, даже удочка. Вот только рассчитаны шлюпки на 35 человек, и не больше, поэтому количество людей на танкере строго ограничено.

Что интересно, несмотря на высокие технологии, которыми оснащен танкер, самые ответственные решения принимает человек — капитан и его помощники. Здесь нельзя включить режим автопилота, вахта на мостике круглосуточная.

Через пять дней наш, ставший уже знакомым и уютным танкер подошел к рейду в Кольском заливе и пришвартовался к огромному плавучему нефтехранилищу — «Умбе». Этот гигант почти в 8 раз крупнее «Штурмана Скуратова» и способен принять на борт 300 тысяч тонн нефти, которую потом другие танкеры отвезут потребителям. Новопортовская нефть выделена в отдельный сорт — Novy Port — за свои уникальные свойства: 0,1% серы, крохи воды и минимум примесей, и очень ценится за практически идеальные показатели для переработки. Перевалка нефти займет почти 12 часов, затем «Штурман Скуратов» зальет специальные танки забортной водой для устойчивости и два капитана — человек и цифровой комплекс — поведут его обратно к Новопортовскому месторождению, в далекую и суровую Арктику.

Новопортовское месторождение

Новопортовское нефтегазоконденсатное месторождение расположено в 30 км от побережья Обской губы и в 360 км от Салехарда. Площадь месторождения — 659,62 кв. км. Извлекаемые запасы категорий B1 и B2 составляют более 250 млн тонн нефти и конденсата, а также более 320 млрд кубометров газа. Промышленная эксплуатация началась в 2016 году после установки в Обской губе нефтеналивного терминала «Ворота Арктики». Нефть, добываемая на месторождении, выделена в отдельный сорт Novy Port. Низкое содержание серы (около 0,1%), воды и примесей делает ее ценным сырьем для нефтепереработки.

Круглогодичную поставку нефти сорта Novy Port на мировой рынок обеспечивают два современных дизельных ледокола и шесть танкеров, построенных по заказу «Газпром нефти». Танкеры ледового класса Arc7 не имеют аналогов в России. Они спроектированы с учетом малых глубин Обской губы, способны брать на борт до 38 тыс. тонн нефти и самостоятельно двигаться по проложенному ледоколом каналу. Без сопровождения ледокола танкеры могут преодолевать лед до 1,8 м толщиной кормой и до 1,4 м — носом.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ