Программа «Газпром нефти» против COVID-19

Подробнее
Абдулла Караев: «Мы видим колоссальную сплоченность» — Журнал «Сибирская нефть» — №170 (апрель 2020)

Абдулла Караев: «Мы видим колоссальную сплоченность»

Руководитель дирекции по закупкам и капитальному строительству «Газпром нефти» Абдулла Караев рассказал с какими сложностями пришлось столкнуться в условиях глобального разрыва цепочек поставок и как компании помогла программа импортозамещения

СН

Какие меры предпринимаются для обеспечения непрерывности закупок в условиях глобального разрыва связей с контрагентами?

А.К.

Основная задача закупочной функции — бесперебойная закупка услуг и поставка необходимых товаров при любых обстоятельствах. Я бы выделил несколько факторов, которые в данных условиях обеспечивают непрерывность и эффективность процесса закупок в группе компаний «Газпром нефть».

Во-первых, оперативная реакция на изменения. Проводится работа по актуализации потребности в закупках, определению обязательных, критически важных работ и услуг. Также мы фокусируемся сейчас на определении верной стратегии закупок, выборе приемлемых договорных форм с точки зрения оценки совокупных затрат. С марта организована непрерывная работа по минимизации рисков срыва поставок, регулярно анализируется состояние всех заказов. На основе актуальной информации об обстановке производства в регионе принимаются решения об ускорении поставок и формировании необходимого уровня запасов товаров, важных для обеспечения непрерывности производства.

Во-вторых, закупки — это процесс, в котором задействованы различные функциональные подразделения компании. IT-подразделение, служба безопасности, финансовый блок, сервис по управлению нормативно-справочной информацией. И от нашей слаженной работы зависит эффективность процесса закупок. Любая нестандартная ситуация — это проверка системы на прочность. Если есть какие-то проблемы, они проявляются вдвое быстрее. В нашем случае мы видим колоссальную сплоченность всех участников процесса. Эта солидарность проявляется не только во внутреннем взаимодействии между подразделениями. Так, например, банки, которые проводят платежи по нашим договорам, готовы продлевать рабочий день, чтобы контрагент вовремя получил оплату и поставка состоялась. Все осознают степень критичности вопросов и всегда идут навстречу, реагируют очень оперативно. Независимо от времени суток.

Кроме того, нашим большим преимуществом стала высокая степень автоматизации основных этапов закупки. Все процессы консолидированы в единой информационной системе при минимуме ручного труда и бумажных операций. При удаленной работе это помогает нам осуществлять все необходимые операции максимально оперативно.

СН

Есть ли проблемы с иностранными контрагентами?

А.К.

Конечно, у нас возникли сложности с нашими зарубежными поставщиками. Но уже в январе, как только стало известно, что в Китае сложилась отрицательная эпидемиологическая обстановка, мы начали готовиться к самым пессимистичным сценариям. Китай — это мировая производственная фабрика. И понятно, что в любом изделии высока вероятность наличия компоненты, произведенной в этой стране. Поэтому мы непрерывно отслеживали ситуацию с потенциальными субпоставщиками.

Исходя из полученной информации, еще на начальном этапе мы оценили риски по текущим контрактам. Там, где было возможно, переразместили заказы на альтернативных производителей, преимущественно отечественных. По зарубежным заказам, которые находятся в высокой степени готовности, предпринимаем все возможные меры для своевременного осуществления поставки. Мы также работаем с иностранными исполнителями услуг. Но все чаще наблюдаем появление российских компаний, которые сегодня предлагают необходимые услуги, разработки.

СН

Виден ли в сегодняшней ситуации эффект от импортозамещения?

А.К.

Да, я хотел бы отдельно отметить значимость программы импортозамещения, которая реализуется в «Газпром нефти» уже на протяжении нескольких лет. На данный момент в компании выделено более 30 направлений альтернативного замещения. Эта программа позволила нам ощутимо снизить зависимость от зарубежных контрагентов и, следовательно, ущерб от закрытия границ и остановки производств за рубежом.

Конечно, работоспособность многих новых комплексных решений придется тестировать, проверять их эффективность на незначительных объемах работ. Новые контрагенты — это всегда риск неопределенности. Для работы с ними требуется больше усилий. Но эти действия впоследствии могут привести к масштабной миграции на российские технологии.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ