Программа «Газпром нефти» против COVID-19

Подробнее
Устойчиво и непрерывно — Журнал «Сибирская нефть» — №170 (апрель 2020)

Устойчиво и непрерывно

Антикризисные меры в блоке разведки и добычи «Газпром нефти»

Текст:
Устойчиво и непрерывно


В блоке разведки и добычи «Газпром нефти» предпринимают меры, чтобы не дать вирусу нарушить производственный процесс, и ищут возможности поддержать ключевых подрядчиков

Добыча и транспортировка нефти — непрерывные процессы, а значит, любые сбои и нарушения в цепочке создания стоимости могут привести к серьезным последствиям и значительным потерям. Понятно, что в разгар эпидемии задачи по обеспечению непрерывности производства становятся особенно актуальными. Ведь риски форс-мажорных ситуаций, связанных с распространением заболевания на месторождениях и производственных объектах, сбоями в поставках материально-технических ресурсов или проблемами у подрядных организаций, возрастают многократно. В «Газпром нефти» оценили возможные риски и оперативно начали реализовывать программу мер по их минимизации.

Барьер для вируса

Одной из главных задач в первые дни эпидемии стало создание барьеров для проникновения вируса на производственные объекты и в офисы компании. Уже при появлении в России первых подтвержденных случаев COVID-19 большая часть офисных сотрудников «Газпром нефти» перешла на удаленную работу.

Однако бурение и ремонт скважин, строительство и обслуживание инфраструктуры и добыча нефти пока не могут происходить без участия человека, его физического присутствия на производственной площадке. Чтобы защитить людей, продолжающих работу на производстве, был разработан комплекс мер, которые реализуются сегодня на всех добывающих активах.

На первом этапе программы по сдерживанию распространения вируса было запущено массовое превентивное тестирование всех работников собственных предприятий и компаний-партнеров, находящихся на производственных объектах, чтобы выявить носителей вируса на ранней стадии и без внешних симптомов. Уже проведено более 80 тысяч тестов. Продолжительность вахт на удаленных месторождениях увеличилась до трех месяцев, чтобы снизить количество перевахтовок и сократить перемещения людей по стране, связанные с риском переноса инфекции.

Второй этап предполагает существенные изменения в доставке людей на месторождения. В крупных транспортных хабах были созданы буферные терминалы, где сменный вахтовый персонал проходит тестирование и находится под наблюдением врачей, чтобы гарантировать, что на месторождения попадут только работники, соблюдавшие карантин и имеющие отрицательный тест на COVID-19. Эти терминалы предназначены также для персонала партнерских организаций.

Одним из важных барьеров на пути распространения вируса стало массовое тестирование сотрудников «Газпром нефти» и подрядных организаций, работающих на площадках компании

Особенно непростая задача — создание буферных терминалов для вахтовых сотрудников на геолого-разведочных проектах, которые реализуются на удаленных и лишенных инфраструктуры территориях. «Необходимо обеспечить не только проведение анализов, бесконтактную передачу горячего питания, охрану объекта в условиях ограничения внешних контактов, но и предусмотреть возможность реагирования в случае положительного анализа у кого-либо из сотрудников, — говорит заместитель генерального директора по производственной безопасности „Газпромнефть-ГЕО“ Алексей Суходолов. — Мы уже организовали 4 буферных терминала для тестирования вахтового персонала: по одному для проектов „Чона“ и „Южный Оренбург“, и два — для проекта „Енисей“. Это потребовало сложных организационно-логистических решений. Подготовку еще двух терминалов планируем завершить в мае».

Еще одна важная в условиях непрерывности производства мера — формирование резерва квалифицированного персонала на случай заболевания работников критически важных специальностей. Резервисты проверены на наличие инфекции и не пересекаются с основной группой работников.

Также на месторождениях были организованы изоляторы для работников с предварительным положительным тестом на COVID-19 до их эвакуации в лечебные учреждения. Все дочерние общества были дооснащены необходимыми медикаментами, оборудованием, средствами дезинфекции. Работников нефтепромыслов обеспечивают дополнительными средствами индивидуальной защиты и антисептиками, регулярно проводится дезинфекция рабочих мест и мест отдыха. На случай введения ограничения передвижений спланированы альтернативные маршруты доставки людей и материальных ресурсов на месторождения.

В компании учли и то, что в кризис цепочки поставок могут нарушаться или работать с перебоями, поэтому все необходимые материально-технические ресурсы и оборудование закупаются заранее и с запасом.

Опасности для рынка

Важно, что все принимаемые меры затрагивают не только собственный персонал «Газпром нефти», но и распространяются на работников партнеров — подрядных организаций, занятых на объектах компании.

«Принимаемые меры существенно меняют привычный режим работы, — рассказывает руководитель дирекции по добыче „Газпром нефти“ Сергей Доктор, — но важное достижение я вижу в том, что большое количество участников согласилось с их необходимостью. Мы ожидали более сложного диалога с партнерами по поводу реализации стратегии сдерживания вируса. Многие траты мы, как заказчик, взяли на себя. Безусловно, определенная нагрузка ложится и на подрядные организации. Но все воспринимают ситуацию как форс-мажор и не предъявляют друг другу претензий».

Поддержка подрядчиков не ограничивается их подключением к противовирусным мерам. В «Газпром нефти» хорошо понимают, что сегодняшний кризис представляет серьезную угрозу для российских нефтесервисных компаний, и прорабатывают возможности для поддержки ключевых партнеров. Это позволит пережить трудный этап с наименьшими потерями и как можно быстрее восстановить деятельность, когда для этого будут условия.

Неизбежное снижение объемов закупки услуг из-за сокращения добычи нефти в стране и, как следствие, снижение выручки нефтегазодобывающих компаний и ожидаемые в таких условиях задержки платежей ударят по бизнесу нефтесервисных компаний. Ведь в сравнении с крупнейшими нефтяными компаниями запас прочности у них существенно меньше. Значительного ухудшения финансового состояния сервисных компаний, а также масштабного сокращения нефтесервисных мощностей ожидает директор по консалтингу в сфере госрегулирования ТЭК VYGON Consulting Дарья Козлова. «Если сейчас их не поддержать, мы можем откатиться на 5–7 лет назад», — считает эксперт.

В «Газпром нефти» придерживаются аналогичной позиции. «То, как быстро мы сможем восстановиться после кризиса, будет зависеть в том числе и от того, как переживут его наши партнеры, сохранят ли они людей и оборудование. Если нет, то нам не на кого будет опереться», — говорит начальник департамента закупок дирекции по закупкам и капитальному строительству «Газпром нефти» Михаил Жечков. «Если подрядчики не переживут кризис, это может поставить нас перед необходимостью создания собственных сервисов, а это точно менее эффективный путь, чем использование стороннего ресурса», — подчеркивает руководитель дирекции по добыче «Газпром нефти» Сергей Доктор.

Когда-то «Газпром нефть» сознательно отказалась от развития собственных нефтесервисов. Специализированные компании, существующие в конкурентной рыночной среде, способны работать эффективнее, технологичнее, быстрее. Однако в России рынок нефтесервиса пока развит слабо, и чтобы получить на рынке нужный уровень услуг, заказчику порой приходится прикладывать немалые усилия. Качественный нефтесервис — не просто услуга, а результат долговременного сотрудничества между заказчиком и подрядчиком. И если надежный и испытанный подрядчик по каким-то причинам уйдет с рынка, замену ему будет найти не просто.

Именно поэтому «Газпром нефть» уже несколько лет работает над развитием долгосрочных партнерских отношений с подрядчиками, вовлечением их в процессы трансформации, принятием общих ценностей и принципов работы. Сегодня этот подход проходит проверку суровой реальностью.

«С годами у нас сформировался пул проверенных подрядчиков по каждому направлению деятельности, и они мало меняются, — рассказывает Михаил Жечков. — Кроме того, за последние три года была проделана большая совместная работа в области промышленной безопасности. Сегодня эти подрядчики разделяют нашу культуру и ценности. Потеря их может отбросить нас назад на несколько лет. Весь этот путь придется проделать снова».

Буферные терминалы

Для сотрудников, находящихся на межвахтовом отдыхе, создаются специальные буферные терминалы, где вахтовый персонал помещается на карантин перед вылетом на месторождения. Здесь работники находятся под наблюдением врачей и дважды проходят тестирование на COVID-19. К работе допускаются сотрудники, у которых тест на коронавирус оба раза дал отрицательный результат. На сегодняшний день такие терминалы созданы на всех месторождениях «Газпром нефти» в ЯНАО, ХМАО, Тюменской, Оренбургской, Томской и Омской областях.

Буферные терминалы «Газпром нефти» соответствуют всем требованиям Роспотребнадзора. Во время изоляции сотрудники обеспечены жильем и питанием. Доставка к месту работы осуществляется на специально обработанном транспорте для минимизации контактов по пути следования. При этом смена вахты организована так, чтобы работа на объектах добычи нефти и газа производилась беспрерывно в штатном режиме, исключая дефицит кадров.

Поддержка для сервиса

Комплекс мер по поддержке подрядных организаций, который сегодня прорабатывают в «Газпром нефти», включает три направления работы. Первое — привлечение господдержки для ключевых компаний. Государство готово поддержать системообразующие, то есть наиболее важные для национальной экономики предприятия, обеспечивая для них получение льготных кредитов на пополнение оборотных средств, налоговые каникулы и другие возможности для смягчения последствий кризиса. Списки таких компаний составляют отраслевые ведомства. Попадает в них в первую очередь крупный и очень крупный бизнес, поэтому для многих нефтесервисов шансы получить такую поддержку невелики. Тем не менее в «Газпром нефти» уверены, что сервисные компании не менее важны для устойчивого развития нефтяной отрасли, чем крупные ВИНКи, и будут отстаивать эту точку зрения перед государством.

Второе решение — использование финансовых инструментов, таких как факторинг. «Мы всегда платили подрядчикам достаточно быстро и хотим это сохранить. Факторинг — тот финансовый инструмент, который даже в трудный период кризиса позволит подрядчику получать деньги в короткие сроки, а нам даст возможность продолжать работы, увеличив оборачиваемость нашей кредиторской задолженности», — рассказывает Михаил Жечков. Суть факторинга состоит в том, что продавец услуг получает оплату в установленный срок от банка, а покупатель возмещает средства банку с отсрочкой платежа. «Такой подход позволит в 2020 году добавить в наш денежный поток от 30 до 50 млрд рублей без ущерба для подрядчиков», — добавляет Сергей Доктор. Этот подход был уже опробован «Газпром нефтью» в 2019 году и успешно себя зарекомендовал.

Третье направление — создание новой бизнес-модели, которая позволит строить взаимоотношения более гибко и перераспределять загрузку персонала и мощностей подрядчика так, чтобы максимизировать их использование на активах «Газпром нефти». У каждой компании-подрядчика есть минимальный объем мощностей, которые необходимо загрузить, чтобы она продолжила существовать. В «Газпром нефти» провели оценку таких минимальных условий выживания своих контрагентов и сегодня ищут решения того, как можно было бы поддержать такой объем работ.

Согласно замыслу, принимаемые меры позволят подрядчикам с минимальными возможными потерями дожить до того момента, когда ситуация начнет выправляться. «Пока мы ожидаем возобновления активности к концу года, — говорит Сергей Доктор, — наша задача — сохранить такую базу для контрагентов в течение этого периода, чтобы по его окончании можно было быстро восстановить докризисную активность».