Что ждать от кризиса? — Журнал «Сибирская нефть» — №170 (апрель 2020)

Программа «Газпром нефти» против COVID-19

Подробнее
Что ждать от кризиса? — Журнал «Сибирская нефть» — №170 (апрель 2020)

Что ждать от кризиса?

Эксперты оценили потери и перспективы нефтяного рынка

Текст:
Фото: GETTY IMAGES, SHUTTERSTOCK
Что ждать от кризиса?

Аналитики не ждут быстрого восстановления спроса и цен на нефть и говорят о неизбежности корректировки докризисных инвестиционных планов. «Сибирская нефть» опросила экспертов нефтяного рынка

Сокращение спроса на нефть в апреле составит 20–29 миллионов баррелей в сутки, прогнозируют ОПЕК и Международное энергетическое агентство. Причина — ограничение деловой активности, охватившее весь мир, который с помощью карантина борется с пандемией коронавируса. Такого удара нефтяной рынок не переживал, пожалуй, никогда ранее. Заключенная в апреле сделка по ограничению добычи должна сбалансировать спрос и предложение. Аналитики полагают, что судьба нефтяного рынка будет зависеть от того, как быстро будут сняты ограничения и начнет восстанавливаться мировая экономика. Никто не ждет быстрого отскока, соответственно, эксперты ждут низких цен в течение этого года и говорят, что нефтяникам пора пересматривать планы и стратегии.

Спекулятивный минус и переполненные хранилища

Масштабный кризис потребовал экстраординарных действий от производителей нефти. В результате сложных переговоров в апреле была заключена новая сделка ОПЕК+ по ограничению добычи, к которой неформально присоединились даже США. Сделка должна начать действовать с 1 мая, но ситуация на нефтяном рынке весь апрель была крайне волатильной. В отдельные периоды котировки майских фьючерсов на американский сорт WTI уходили в отрицательную зону. Аналитики отмечают, что хранилища, в которые закачиваются излишки нефти, переполняются.

Ведущий аналитик Фонда национальной энергетической безопасности Игорь Юшков отмечает, что если сделка ОПЕК+ не заработает в мае, то при существующем спросе хранилища заполнятся в конце мая — начале июня. Он подчеркивает, что ключевая задача сделки состоит именно в том, чтобы избежать такого сценария.

Кроме того, на биржевом рынке правят бал финансовые спекулянты, много лет получавшие дешевую ликвидность от финансовых регуляторов. Андрей Хохрин, генеральный директор ИК «Иволга Капитал», полагает, что падение американской нефти — справедливая кара спекулятивной индустрии. «Разгон экономик и компенсация их потерь масштабными монетарными стимулами приводят не только и не столько к экономическим успехам. В первую очередь они создают финансовые пузыри. Пузырь последних лет оказался беспрецедентным и по величине, и по влиянию на ценообразование глобальных активов. Этот пузырь — спекулятивный капитал», — пишет он в своем обзоре, посвященном уходу фьючерсов на WTI в минус. Спекулятивная индустрия существовала и до двадцать первого века, но с конца нулевых она стала угрожающе увеличиваться за счет монетарных вливаний, которые, в большинстве своем, так и не дошли до реального потребителя, оставшись циркулировать в сделках спекулятивного толка, поясняет эксперт.

Прежние планы можно отправлять в корзину

Аналитики признают, что сделка по ограничению добычи необходима в условиях пандемии, но отмечают, что теперь нефтяным компаниям придется корректировать свои стратегии и планы. Они также отмечают, что в России будет сложно законсервировать, а потом быстро вернуть в строй часть скважинного фонда. Добыча при этом вернется на уровень 2004–2005 годов.

Сокращение добычи Россией на 2,5 млн баррелей — это весьма болезненный процесс, говорит Артем Копылов, аналитик УК «Альфа-Капитал». Так как сделка рассчитана практически на два года, российские нефтяники будут вынуждены закрывать низкоэффективные скважины, сокращать или приостанавливать инвестиции в геологоразведку и бурение. Даже после окончания карантина нефтяной рынок может находиться под давлением из-за переполненных нефтяных хранилищ. Инвестиции в нефтяную отрасль, полагает Артем Копылов, должны рассматриваться из расчета на долгосрочный период от года, когда спрос на энергоресурсы восстановится, а дополнительные сокращения вернут цены на нефть к докризисным уровням.

Сделка ОПЕК+ и сокращение добычи в США смогут сбалансировать рынок, а среднесрочное падение мирового ВВП и спроса на нефть будет намного меньше, чем прогнозируемый апрельский спад

«Сокращение добычи — это непростое мероприятие именно потому, что потом добычу нужно будет восстанавливать. Сложнее всего это будет сделать на выработанных, обводненных месторождениях. При этом компании будут принимать во внимание как геологию, так и финансовый результат: выгоднее всего будет снижать добычу на гринфилдах, где уже истекли налоговые льготы», — рассуждает Дмитрий Маринченко из международного рейтингового агентства Fitch. Компании, скорее всего, снизят объем инвестиций в этом году. Снижение может составить 10–20% в рублях, думает Маринченко. Пока не ясно, как долго будут действовать ограничения, сделка согласована на два года, но может быть пересмотрена в конце этого года. Все будет зависеть от скорости увеличения спроса. Поэтому, снижая добычу, компаниям нужно параллельно думать о том, каким образом они будут ее восстанавливать.

Директор по разведке и добыче нефти и газа VYGON Consulting Сергей Клубков добавляет, что эффективное снижение добычи будет полностью зависеть от способности компаний управлять своим действующим эксплуатационным фондом скважин. Будет необходима точечная — поскважинная — оптимизация фонда, приоритизация скважин по экономической эффективности с учетом минимизации технологических рисков их последующего вывода из консервации. «Для этого компании должны активно внедрять поскважинную технико-экономическую оценку», — говорит эксперт.

Компаниям необходимо безотлагательно начинать работу по оценке действующего фонда скважин и выбору скважин — кандидатов под остановку и определять уровень сокращения ввода новых скважин и боковых стволов в 2020–2022 годах, отмечает Сергей Клубков.

Рынок ждет долгое восстановление

Артем Деев, руководитель аналитического департамента AMarkets, уверен, что крупнейшие производители готовятся к новому глобальному переделу рынка и уже сейчас пересматривают долгосрочные стратегии, подразумевающие серьезные инвестиции в разведку, разработку и добычу. В настоящее время требуется изменение всей политики, причем на долгий срок.

Игорь Юшков полагает, что компании отложат принятие стратегических решений как минимум до июля этого года. Ближе к июлю будет понятно, насколько быстро восстанавливается потребление в Китае и Европе, как выполняется сделка ОПЕК+, какие цены на рынке, как сильно упала добыча сланцевой нефти в США. Тогда и будут приниматься среднесрочные решения, рассуждает он.

Делать среднесрочные и тем более долгосрочные прогнозы никто из аналитиков не берется. «Ситуация на рынке нефти сложилась настолько необычная, что любой линейный прогноз будет носить очень приблизительный характер. Предположить, что майский фьючерс на WTI может уйти в минус, что его цена будет отрицательной, еще недавно не мог никто. На рынке нефти идет настоящая ценовая война», — говорит аналитик «Алор брокер» Алексей Антонов.

В середине апреля Китай начал расконсервировать свою промышленность, вселив определенные надежды на скорое восстановление рынка

Главное, что сейчас всех заботит, это сроки окончания пандемии коронавируса. Ведь чем дольше будут действовать ограничительные меры, тем глубже окажется кризис и в экономике в целом, и в нефтяной отрасли в частности. А оценки длительности пандемии в апреле звучали разные: оптимисты ждут, что ситуация выправится уже летом, пессимисты говорят, что в том или ином виде ограничения сохранятся и в следующем году.

Надежду вселяет то, что Китай начал расконсервировать свою промышленность еще в середине апреля, а президент США Дональд Трамп объявил о трехэтапном плане по снятию антивирусных ограничений — Opening Up America Again. «Мы не открываем все и сразу, но делаем шаг за шагом», — сказал Трамп. Но аналитики не ждут, что спрос быстро выйдет на докризисные уровни, даже если кризис не затянется до конца года.

«Думаю, что после снятия ограничительный мер не будет V-образного восстановления экономик ведущих стран. Скорее, будет долгий период рецессии — 2–3 года, — из которого сильнейшая экономика США выйдет еще более сильной, а остальные — сильно отставшими. Цена нефти в течение полугода может восстановиться до $30 за баррель, но при этом и политический ландшафт может измениться до неузнаваемости», — полагает Алексей Антонов.

В прежнем виде вся нефтедобывающая мировая отрасль уже не будет существовать, даже после восстановления экономики спрос восстановится на 70–85%. Это означает, что тот уровень добычи, который наблюдался на протяжении последних лет, не вернется, пессимистичен Артем Деев.

Игорь Юшков из Фонда национальной энергетической безопасности считает, что даже при реализации оптимистичного сценария, когда хранилища не переполнятся, спрос и цены будут восстанавливаться медленно. Сейчас нефть в больших объемах идет в хранилища по низким ценам, поэтому когда спрос восстановится, потребители предпочтут выбирать именно ранее закачанное дешевое сырье. «Эти заполненные хранилища будут долго довлеть над рынком, пока мы не проедим эти запасы. Весь 2020 год будет периодом низких цен. Если мы 31 декабря увидим $40–45 за баррель, это будет очень хорошо», — уверен эксперт.

Александр Осин, аналитик управления торговых операций на российском фондовом рынке ИК «Фридом Финанс», настроен немного оптимистичнее. Он полагает, что сделка ОПЕК+ и сокращение добычи в США смогут сбалансировать рынок, а среднесрочное падение мирового ВВП и спроса на нефть будет намного меньше, чем прогнозируемый апрельский спад. По его мнению, эта ситуация создает потенциал формирования опасений значительного дефицита нефти на рынке и обладает сильным бычьим эффектом для нефтяных цен. Аналитик не исключает, что к концу года цены могут восстановиться и перешагнуть отметку $55 за баррель.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ