Программа «Газпром нефти» против COVID-19

Подробнее
Рекомендация «покупать» — Журнал «Сибирская нефть» — №173 (июль-август 2020)

Рекомендация «покупать»

Как и почему росла привлекательность «Газпром нефти» для инвесторов

Текст:
Фото: Getty Images
Рекомендация «покупать»

Главный индикатор успешности бизнеса — рыночная оценка. Рост стоимости акций, улучшение условий кредитования со стороны финансовых институтов, популярность и доходность долговых инструментов, желание партнеров участвовать в совместных проектах говорят о том, что в компанию верят и считают отличным объектом для вложений. Это и называется инвестиционной привлекательностью

Благодаря развитию технологических компаний понятие инвестиционной привлекательности в современном мире, конечно, несколько мифологизировано. Все завидуют счастливчикам, которые в конце 1980-х приобрели акции малоизвестной Microsoft за восемь центов. Сейчас одна акция «мелкомягких» торгуется больше, чем по $200.

В близкой нефтянке горнодобывающей отрасли тоже есть яркий, но при этом еще и очень поучительный пример. Речь о так называемом пузыре «Посейдона». В 1969 году скромная по масштабу геолого-разведочная компания Poseidon NL обнаружила признаки крупного никелевого месторождения на горе Виндарра (Windarra) в западной части Австралии. Спрос на этот металл в то время значительно превышал предложение, и акции компании взлетели с 0,8 до 280 австралийских долларов меньше чем за полгода. Поучителен этот пример потому, что этот рост во многом был обеспечен недобросовестным инсайдом и спекулятивными операциями, а стоимость акций «Посейдона» обрушилась так же быстро, как взлетела. Геологическое открытие оказалось не таким грандиозным, как представлялось. Цены на никель упали. Скромная, не имевшая достаточного ресурса компания не справилась с затратами на содержание месторождения и обанкротилась. Ведь реальная инвестиционная привлекательность строится не на безумном везении, а на грамотном развитии бизнеса. Это подтверждают 25 лет истории «Газпром нефти».

Факторы привлекательности

С одной стороны, инвестиционная привлекательность — понятие достаточно субъективное, так как у каждого инвестора есть свой список критериев для оценки бизнеса. Однако существуют и незыблемые ценности, такие как успешность операционной деятельности, финансовая стабильность, уровень менеджмента. В нефтяной отрасли важны и внешние факторы, например уровень экономической зрелости региона и государства. Для российских нефтяных компаний курсы валют и налоговое окружение отрасли — это тоже важные критерии инвестиционной привлекательности. Но все же более значимым эксперты считают то, насколько масштабными и качественными запасами располагает компания, как эффективно она добывает и перерабатывает нефть, успешно ли реализует сырье и нефтепродукты. «Деятельность нефтяных компаний характеризуется высокой сложностью управленческих решений, масштаб и стоимость которых в большинстве случаев существенно выше, чем в других сегментах экономики, — отметила глава IR-службы „Газпром нефти“ Анна Сидоркина. — Изменение доли экспортной составляющей в структуре конечного продукта, управление сырьевыми активами, ценовая политика на внутреннем рынке нефтепродуктов, ввод в действие новых производственных мощностей — это далеко не полный перечень управленческих решений высокой сложности и стоимости. Все они тесно связаны с инвестиционной политикой нефтяной компании, фактически определяющей ее финансовое состояние и производственно-сбытовые возможности в среднесрочной и долгосрочной перспективах».

Старт из 90-х

Середина 90-х годов прошлого века для российской нефтянки была очень сложным временем. Рекордное падение добычи, хроническое недофинансирование, низкий технологический уровень — вот основные характеристики того периода. И все это на фоне несовершенной системы налогового регулирования. Однако даже в такой ситуации нефтяная промышленность оставалась одной из самых привлекательных сфер для инвесторов за счет очевидного потенциала роста. А «Сибнефть», консолидировавшая несколько перспективных предприятий, обеспечивающих полный цикл производства от добычи до реализации конечному потребителю, в свою очередь, была одним из самых привлекательных активов отрасли. Сбалансированный портфель активов, который при этом исправно пополнялся новыми проектами, позволял развиваться по всем направлениям. Росли запасы и добыча, модернизировался и так достаточно современный Омский НПЗ, развивалась сеть АЗС.

В 1997 году «Сибнефть» первой из российских нефтяных компаний вышла на европейский долговой рынок. А в 2001 году начала выплачивать дивиденды, причем рекордные для отрасли. Это стало дополнительными факторами привлекательности компании, работавшей в начале 2000-х уже в относительно либеральной отрасли, крайне востребованной у инвесторов, в том числе иностранных. Рост цен на нефть спровоцировал и повышение интереса государства к нефтяной промышленности. Это в итоге вылилось в покупку в октябре 2005 года 75,7% акций «Сибнефти» «Газпромом». Второй по величине пакет акций (20%) на тот момент принадлежал итальянской нефтегазовой компании Eni.

«Покупка бизнеса государственной компанией и связанное с этим снижение ликвидности акций — это, конечно, фактор, негативно влияющий на интерес инвесторов, — отметила Анна Сидоркина. — С другой стороны, наличие такого акционера, как „Газпром“, дало компании значительный административный ресурс, что, безусловно, можно рассматривать как положительный фактор. К тому же менеджмент компании сделал верную ставку на снижение потенциальных рисков инвестора путем продуктовой и географической диверсификации. Стратегическими задачами стали завоевание позиции глобальной компании и диверсификация бизнеса. Что и было последовательно реализовано».

Кроме того, эксперты отмечают, что нефтегазовая отрасль в России гораздо больше завязана на государственные интересы в связи с тем, что нефтегазовые доходы составляют значительную часть бюджета страны. Поэтому прямой диалог с властью позволяет варьировать налоговый режим для развития сложных проектов и регионов, получать льготы и гарантии. Для капиталоемких проектов с длинным инвестиционным циклом, которыми отличается нефтяная промышленность, это важный, а иногда и жизненно важный фактор. Как показало время, новые государственные владельцы «Сибнефти», вскоре после покупки ставшей «Газпром нефтью», не собирались ограничивать развитие компании, которая с каждым годом оказывалась все более выгодным объектом для инвестиций.

Сливки рынка

Исполнительный директор (CEO) компании Eni Паоло Скарони, слова которого в 2009 году после выкупа «Газпромом» итальянского пакета акций «Газпром нефти» приводил Financial Times, назвал компанию «crème de la crème российского нефтегазового рынка». Это было действительно так. На фоне мирового финансового кризиса, который сопровождался резким падением цен на нефть, «Газпром нефть» добывала 1 млн баррелей с низкой себестоимостью и при этом выплачивала дивиденды.

Сливками отечественного нефтяного рынка компания остается и сегодня. Этому способствуют такие преимущества, как четкая и амбициозная стратегия роста, эффективный менеджмент, внедрение новых технологий по всей цепочке создания стоимости. Результат: рекордные финансовые и операционные показатели в 2019 году и высокий уровень дивидендных выплат (50% от чистой прибыли по итогам второго полугодия 2019 года). «Сегодня „Газпром нефть“ — динамично развивающаяся компания с большим потенциалом роста и диверсифицированным бизнесом: от геологоразведки до реализации нефтепродуктов конечным потребителям, — считает глава IR-службы „Газпром нефти“. — Эффективный менеджмент, поступательная реализация поставленных целей и сбалансированный подход в области инвестиционной и дивидендной политик — это основные направления, делающие компанию интересной для инвесторов. „Газпром нефть“ — объективно один из наиболее привлекательных активов на российском фондовом рынке».

Алексей Янкевич
Алексей Янкевич,
заместитель генерального директора по экономике и финансам «Газпром нефти»

Когда я пришел в компанию в 2007 году, это был региональный, среднего размера актив. Сегодня «Газпром нефть» — глобальная нефтяная компания с обширным набором проектов как в России, так и за рубежом. Масштабы бизнеса кратно выросли. За это время «Газпром нефть» создала эффективную цепочку стоимости, где все — от поиска и добычи до продаж нефтепродуктов конечным покупателям — мы контролируем сами. И где постоянно ищем новые возможности развития. Кроме того, компания серьезно повысила уровень технологий, — как инженерных, так и управленческих. «Газпром нефть» имеет самый высокий в отрасли показатель количества сложных скважинных операций, а масштабная модернизация наших НПЗ ставит их в один ряд с лучшими европейскими заводами. Все эти факторы, несомненно, определяют инвестиционную привлекательность компании. Инвесторы считают «Газпром нефть» одним из лидеров российской нефтянки с точки зрения процессов управления персоналом, гибкости в принятии решений и технологического развития.

Это подтверждают цифры. В 2019 году рублевые котировки акций «Газпром нефти» выросли на 21%, установив новые исторические максимумы. В последний торговый день прошлого года акции компании на Московской бирже стоили чуть больше 420 рублей, а капитализация «Газпром нефти» лишь немного не дотянула до отметки в 2 трлн рублей. На пике в 2019 году одна обыкновенная акция компании продавалась за 436 рублей. Это самое высокое значение за всю историю существования «Газпром нефти». Конечно, из-за нестабильности российского финансового рынка объективно сравнивать стоимость акций даже на 10-летнем отрезке не очень корректно. Поэтому в качестве примера можно взять результат за пятилетку. Ценные бумаги «Газпром нефти» выросли в цене втрое: в конце 2015-го года акции стоили порядка 150 рублей.

Новые критерии

Мир меняется, и для того чтобы сохранять привлекательность для инвесторов, бизнес должен меняться вместе с ним. «Экологическая повестка и устойчивое развитие — это уже не филантропические инициативы, как было в начале 2000-х. Сегодня мы наблюдаем экспоненциальный рост ESG ESG (environmental, social, governance) — один из принципов ответственного инвестирования. ESG-инвестирование подразумевает, что компания оценивается по трем направлениям: экология, социальное развитие, корпоративное управление. -индексных фондов, которые смещают свой фокус с интереса к финансовой составляющей на интегрированный подход компаний к вопросам устойчивого развития, — рассказала Анна Сидоркина. — Прозрачность и открытость, забота об окружающем мире и социальные вопросы становятся в ряд важных критериев оценки успешности нефтегазовой отрасли. Те меры, которые компании будут принимать для улучшения своего влияния на экологию и общество, станут безусловным драйвером инвестиционной привлекательности».

В этом же ряду определяющих факторов инвестпривлекательности — эффективность. Аналитики расходятся в оценке сроков, но в целом сходятся во мнении, что рост мирового потребления нефти будет постепенно замедляться под воздействием факторов спроса (рост эффективности транспорта и его частичная электрификация, постепенное насыщение рынков Азии и стагнация или снижение рынков развитых стран) и факторов предложения (конкуренция со стороны других видов энергоресурсов в транспортной и нефтехимической отраслях). По многим прогнозам, пик мирового потребления нефти может прийтись на 2030-е года, а в некоторых сценариях он возможен уже до 2030 года. Все это — факторы обострения конкуренции между мировыми производителями нефти, что делает достижение стратегических целей «Газпром нефти» жизненной необходимостью.

Ключевые задачи — закрепиться на позиции одной из крупнейших публичных нефтяных компаний мира, максимизировать создаваемую стоимость каждого добытого барреля, оставаться в числе лидеров по возврату на вложенный капитал и стать мировым примером для подражания по безопасности, технологичности и эффективности. Это как раз и есть портрет инвестиционно-привлекательной нефтяной компании будущего.

Добыча углеводородов, млн т н. э.

Добыча углеводородов, млн т н. э. Источник: годовые отчеты компаний

Переработка нефти, млн т

Переработка нефти, млн т. Источник: годовые отчеты компаний Источник: годовые отчеты компаний

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ