Программа «Газпром нефти» против COVID-19

Подробнее
Высадка на Гыдане — Журнал «Сибирская нефть» — №169 (март 2020)

Высадка на Гыдане

Текст:
Фото: SHUTTER STOCK
Инфографика: Алексей Столяров
Высадка на Гыдане

«Газпром нефть» начала геолого-разведочные работы на новых лицензионных участках в районе Енисейcкого залива на полуострове Гыдан. В беспрецедентно короткие сроки все необходимые для работы грузы были доставлены в труднодоступный и совершенно не освоенный регион Арктики, который может стать новой, самой северной на суше нефтегазоносной провинцией

«Газпром нефть» — один из лидеров промышленного освоения Арктики. Компания уже реализовала в Заполярье несколько уникальных проектов. Она единственная из российских ВИНК ведет добычу на арктическом шельфе. Сейчас «Газпром нефть» выходит в новые регионы за Полярным кругом — это следующий уровень сложности, подняться на который было бы невозможно без опыта, полученного на предыдущих проектах.

Речь идет о лицензионных участках, полученных компанией в районе устья реки Енисея. Два из них находятся на левом берегу (п-ов Гыдан). Здесь компания уже начала геолого-разведочные работы. Еще 12 участков расположены с другой стороны от Енисейского залива, на западном Таймыре. Выход на них — вопрос ближайшей перспективы.

Проект «Енисей»

Проект «Енисей» включает в себя два лицензионных участка — Лескинский и Пухуцяяхский. Они расположены на полуострове Гыдан, на левом берегу Енисея. Право на геологическое изучение, разведку и добычу углеводородов на них «Газпром нефть» получила в конце 2018 — начале 2019 года. Участки расположены в 400 км на северо-восток от Мессояхского месторождения — самого северного из разрабатываемых сегодня в компании. Участки значительно удалены от объектов транспортной и нефтегазовой инфраструктуры. Их геология пока слабо изучена, что делает этот проект высокорисковым. Реализация проекта предполагает привлечение партнеров.

В декабре 2019 года на участках начались сейсморазведочные работы. В 2020 планируется бурение скважины. Доставка на Гыдан около 40 тыс. тонн необходимых для этого грузов в сжатые сроки стала для компании серьезным вызовом, на который, впрочем, смогли ответить целым набором эффективных решений. Опыт, полученный компанией на этом проекте, ляжет в основу типовых решений для освоения новых регионов Арктики.

Инфраструктурные вызовы

Особенность новых участков — полная инфраструктурная автономия. «В отличие от полуострова Ямал, где есть уже реализованный проект „Газпром нефти“ на Новопортовском месторождении, существуют поселок Новый порт, аэропорт Сабетта и ряд других инфраструктурных узлов, на Гыдане в районе Енисейского залива нет фактически ничего», — рассказывает руководитель направления по инжинирингу бурения «Газпромнефть-ГЕО» Георгий Клиценко. Воспользоваться ближайшими к участкам портами — Дудинкой и Диксоном — оказалось сложно. Оба порта не имеют достаточной инфраструктуры для оперативного накопления и отправки необходимого объема грузов в силу своей автономии и отсутствия железнодорожных и автомобильных подъездных маршрутов с Большой земли.

Таким образом, ближайшие инфраструктурные базы для проекта «Енисей» удалены на 1500–2000 км, в то время как для ямальских активов «Газпром нефти» это расстояние на порядок меньше. Например, лицензионный участок Хамбатейский расположен на 100 км севернее Нового порта. Разница в стоимости поставок хоть и не на порядок выше, но тоже существенная. По оценкам специалистов «Газпром нефти», доставка аналогичного объема грузов на тот или иной проект на полуострове Ямал обошлась бы примерно в два-три раза дешевле.

Еще одна сложность — неразвитость рынка услуг в регионе, нехватка подрядчиков, способных обеспечить поставки грузов в достаточном объеме. «В районе Гыдана и Западного Таймыра оказывают услуги водной доставки всего два речных пароходства — „Енисейское речное пароходство“ с базовым портом в Красноярске, на Крайнем Севере использующее лишь малую часть своего флота, и „Транзит-СВ“, возможности которого в настоящее время еще более ограничены. Оба эти поставщика готовы в узкое навигационное окно перевезти не более 15 тыс. тонн груза», — поясняет начальник управления МТО и транспортного обеспечения «Газпромнефть-ГЕО» Сергей Шамрай.

В результате доставка грузов осуществлялась через инфраструктуру ЯНАО и акваторию Обской и Тазовской губы с привлечением работающего в том регионе подрядчика («Обь-Иртышское речное пароходство») — из Омска, Сергино, Полярной и Лабытнанги по Оби, с выходом в Северный Ледовитый океан.

Однако спрос рождает предложение, и ситуация будет меняться, уверены в компании. «Мы своим проектом рассчитываем запустить процесс формирования полноценного рынка услуг в регионе и приложим для этого все усилия совместно с нашим логистическим партнером „Газпромнефть-Снабжением“, — говорит Георгий Клиценко. — По соседству также есть лицензионные участки других компаний. Все это создает предпосылки для развития рынка». Впрочем, о какой бы то ни было синергии проектов разных компаний (например, о создании для них общей инфраструктуры) говорить пока рано.

«Газпром нефть» также рассчитывает заинтересовать подрядные организации новой стратегией долгосрочного сотрудничества. Двух-, трех-, пяти-, десятилетние контракты создадут условия для того, чтобы подрядчики могли с уверенностью брать в лизинг новую технику, закупать оборудование (подробнее о новой модели взаимоотношений с подрядными организациями «Сибирская нефть» писала в декабре 2019 года в материале «Принцип партнерства»).

TERRA INCOGNITA

Один из серьезных вызовов, с которыми пришлось столкнуться на Енисее — недостаточная исследованность этой территории. Начав здесь изыскания, «Газпром нефть» оказалась самым настоящим первопроходцем. По многим вопросам неопределенность сохранялась фактически до последнего момента. При этом строить работу, рассчитывая на полную аналогию с Ямалом, оказалось невозможно: условия здесь все-таки отличаются, Арктика везде разная. Один из примеров — характеристики тундры, которая оказалась здесь более топкой, подвижной, что создало серьезные затруднения при выгрузке и перемещении грузов по суше. Также здесь сильнее влияние морских ветров, чем в Обской губе, поэтому погодные условия серьезнее вмешиваются в работу.

Скоро стало понятно: чтобы не выбиться из очень плотного графика проекта, нужно использовать гибкий подход, продумывать многовариантные стратегии и очень тщательно просчитывать риски, не допуская происшествий и нарушений требований безопасности.

На то, чтобы исследовать берег и подготовиться к выгрузке, было буквально несколько недель. Последующие работы по доставке 40 тыс. т груза предстояло уместить в узкое навигационное окно, которое составляет в этом районе всего лишь около полутора месяцев — с начала августа до середины сентября. Чтобы не упустить время, приняли решение разгружаться на необорудованный берег: удобный участок был выбран заранее благодаря изучению береговой линии с исследовательского судна.

Схема логистики проекта «Енисей»

Георгий Клиценко объясняет, почему важно было не потерять темп и быстро продвигаться по проекту, несмотря на сложности: «Каждый год простоя означает для компании потерю нескольких миллиардов рублей потенциальной эффективности проекта. Кроме того, наша эффективность в реализации столь сложного проекта — хорошая перспектива заявить о себе, продемонстрировать свои возможности, устремления, что важно для привлечения партнеров в проект».

Непогода постоянно вносила коррективы в работу. «30% времени — это сложные метеоусловия: волнения, приливы и отливы, ветер. Из-за этого работы часто приходилось останавливать, выполняя требования безопасности, — говорит руководитель обособленного подразделения „Газпромнефть-ГЕО“ в „Газпромнефть-Снабжении“ Сергей Нечухрин, — а затем ускоряться, чтобы нивелировать простои». Пример такого ускорения — решение подгонять к берегу не две, а три баржи. Специалисты провели расчеты и убедились в том, что это возможно сделать, если предварительно перераспределить груз на баржах, снизив их осадку. Такой подход позволил уложиться с разгрузкой накопившихся барж до следующего ухудшения метеоусловий.

Ускорить проект в целом позволило и то, что большая часть ресурсов, необходимых для строительства площадки и скважины, была закуплена «Газпром нефтью» заблаговременно. В обычной ситуации этим занимается подрядчик, но это означало бы задержку на 3–4 месяца, так как до этого требовалось выполнить все необходимые процедуры контрактования. Поэтому заказчик — «Газпром нефть» — взял на себя решение этих задач. В целом, взаимодействие с подрядчиками на таких новых и уникальных проектах — в большей степени партнерство, чем стандартное приобретение услуг. «В особых условиях мы берем часть работы на себя, делим риски и ответственность, потому что для наших подрядчиков, как и для нас, это во многом новый вызов, — объясняет Сергей Шамрай. — Подрядных организаций, у которых есть опыт реализации подобных проектов под ключ, просто не существует». Такой подход позволил мобилизовать оборудование на Лескинский лицензионный участок спустя всего лишь один месяц после решения инвестиционного комитета компании об одобрении бюджета проекта.

Нестандартный подход

Еще целый ряд решений позволил более эффективно провести обустройство базы хранения. Одно из них — применение паллет для строительства временных проездов. Обычно для этих целей используется песок. Однако в районе проекта «Енисей», в отличие от ямальских проектов, отсутствуют разведанные карьеры песка. Доставка же больших объемов песка на столь значительное расстояние очень затратна и нецелесообразна.

Другое нестандартное решение позволило организовать хранение горюче-смазочных материалов (ГСМ). Для этих целей были применены специальные эластичные резервуары, изготовленные из прорезиненной ткани, которая сохраняет свои свойства при температурах до минус 60 градусов. Перекачка дизельного топлива с морского танкера в резервуарный парк на побережье была произведена с соблюдением всех экологических норм и требований. «Любое негативное воздействие на хрупкую арктическую природу чревато очень серьезными экологическими рисками, поэтому действовать нужно максимально осторожно», — подчеркивает Георгий Клиценко.

«Газпром нефть» выходит в новые регионы за Полярным кругом — это следующий уровень сложности, подняться на который было бы невозможно без опыта, полученного на предыдущих проектах

«Для удаленных арктических проектов доставка и установка традиционных резервуаров для создания парка ГСМ — слишком сложная и дорогостоящая задача, — рассказывает директор по развитию компании-поставщика эластичных резервуаров НПФ „Политехника“ Вячеслав Бушмелев. — Технология, которую мы применили на этом проекте, была разработана для военных нужд, а впоследствии стала использоваться и для гражданских задач, в первую очередь в нефтегазовой отрасли».

Секрет успеха

Доставку оборудования и материалов для работы на проекте «Енисей» удалось осуществить с беспрецедентной скоростью и высоким уровнем безопасности. С момента получения лицензии и до завершения выгрузки прошло всего лишь 11 месяцев. Тщательная проработка логистической стратегии позволила сэкономить средства. Рассматривалось около 10 вариантов логистики, в итоге был выбран наиболее оптимальный вариант с точки зрения соотношения цены и рисков. Немаловажным фактором стало применение нестандартных решений при выгрузке материально-технических ресурсов и обустройстве береговой базы снабжения. «Самый важный ресурс, который позволил реализовать эту задачу — сбалансированная кросс-функциональная команда, обеспечившая грамотную подготовку решений», — считает Георгий Клиценко.

Анализ проведенной операции показал, что производительное время при разгрузке составило 51% навигационного окна. При этом более половины непроизводительного времени связано со сложными климатическими и метеоусловиями — это фактор, на который невозможно повлиять, и в будущем его следует учитывать при планировании. В свою очередь, есть и возможности для увеличения производительного времени до 75%. Они связаны с подготовительными работами. Извлеченные уроки планируется учесть при реализации будущих проектов. На их основе создается набор типовых решений.

Как отмечает директор по развитию НПФ «Политехника» Вячеслав Бушмелев, уровень снабжения в таких проектах стоит на первом месте. Любой прокол в снабжении может привести к большим проблемам для проекта, поэтому нужно быть на 100% уверенным, что материалы и оборудование выдержат суровые северные условия, низкие температуры. «Все материалы ведут себя на морозе по-другому. Так, изделия из резины могут попросту расколоться», — говорит Бушмелев. По его мнению, важно учитывать особую нагрузку не только на материалы и оборудование, но и на человека. Экстремальные температуры, полярная ночь и полярный день, удаленность от цивилизации, дикие звери — все это создает психологические трудности для сотрудников, работающих на проекте.

Что касается проекта «Енисей», в настоящее время здесь проводятся сейсморазведочные работы 2D и скоро начнется бурение первой скважины. В случае успеха на Лескинском ЛУ до 2027 года планируется пробурить дополнительно 14 поисково-разведочных скважин.

Путь в Арктику

Эксперты, опрошенные «Сибирской нефтью», отмечают разнообразные сложности, связанные с освоением новых арктических территорий. Это и нехватка инфраструктуры, и высокая стоимость освоения, и экстремальные климатические условия, и экологические риски. Одним из ключевых инструментов, которые позволяют преодолеть сложности, называют различные формы сотрудничества — государственно-частное партнерство, привлечение зарубежных партнеров, сотрудничество между разными российскими компаниями, заинтересованными в развитии в регионе.

Вместе с тем, две трети территории России — это районы вечной мерзлоты. До 15% ВВП России создается предприятиями, которые работают в Арктике. Здесь же создается до 25% российского экспорта, а запасы полезных ископаемых поистине огромны. Поэтому освоение Арктики будет продолжаться. Вопрос лишь в темпах, эффективности и безопасности этого развития.

Без участия государства решить многие проблемы в Арктике будет невозможно. Это и определение приоритетных направлений развития, и создание узлов инфраструктуры, что частные компании вряд ли могут осуществить самостоятельно, и установление правил игры. «Чтобы грамотно, безопасно и эффективно подготовить разработку месторождения, конечно, нужно получить как можно больше знаний и подготовиться не только с точки зрения технологий, но и создания нормативной базы, которая гарантировала бы экологическую безопасность. Цена проблем, которые может создать промышленная разработка, нигде так не высока, как в Арктике», — отмечает исполнительный директор Российского газового общества, профессор РГУ нефти и газа им. И. М. Губкина Роман Самсонов.

«Для того, чтобы крупные проекты в Арктике состоялись, государство создало практически все условия: дает льготы, идет на любые уступки. Однако важнейшим сегодня является условие внедрения в любые проекты, связанные с Арктической зоной, экологической составляющей и оценки рисков, связанных с влиянием новых технологий и материалов на окружающую среду, — отмечает руководитель отделения „Мировой океан и Арктика“ СОПС ВАВТ Минэкономразвития России, руководитель рабочей группы „Арктика“ Общественного совета при Минприроды России Светлана Липина. — Мы говорим не просто о подсчетах выбросов или оценке масштабов загрязнения, а о единой системе мониторинга, использующей Big Data и позволяющей предсказывать возможные последствия и риски».

Схема выгрузки материалов и оборудования, проект «Енисей»

Хотя опыт освоения Арктики, накопленный Россией, уникален в мировом масштабе, его все равно еще предстоит существенно расширять. Например, необходимо создавать полигоны для отработки технологий, считает Роман Самсонов. Заслуживает внимание и опыт развития проектов на отдаленных территориях таких стран, как Норвегия, Канада. «В тех регионах, где велась добыча и в Канаде, и в Норвегии, везде наблюдался экономический рост, решались задачи социального развития. К проектам активно подключали местный малый бизнес. Например, небольшие предприятия, задействованные в рыболовной отрасли, переориентировались на решение задач нефтегаза», — рассказывает ведущий научный сотрудник Института экономических проблем КНЦ РАН, руководитель программ по продвижению шельфовых проектов «Газпромнефть-Сахалина» Алексей Фадеев.

О важности социального развития арктических территорий говорит и Светлана Липина: «Мы уже находимся на совершенно новом уровне развития российской Арктики. Но еще 20 лет назад ситуация на севере нашей страны была удручающей. Чуть более десяти лет назад под вопрос ставилось функционирование аэропортов в регионах Арктики, необходимость сохранения не только моногородов, но и малых населенных пунктов. Однако население в удаленных малых пунктах выполняет важнейшую социальную функцию — присмотр за территорией. С этим не справится никакой дрон или спутник. Полная утрата постоянного арктического населения может лишить Россию того, что называется социальным скелетом территорий. Да и обеспечивать местную промышленность, инфраструктуру транспорта и энергетики, социальные объекты, навигацию и связь, науку, образование и туризм, культурное и природное наследие в Арктике силами вахтовиков невозможно».

Освоение Арктики может дать мощный мультипликативный эффект для экономики. Это новые технологии, развитие поставщиков, в том числе региональных, рост промышленности, высокотехнологичных производств. Согласно некоторым оценкам, одно рабочее место в Арктике создает 14 рабочих мест в смежных регионах. Тем не менее эти эффекты не начнут работать сами по себе. Требуется правильно выстроенная государственная политика — стратегия, которая будет включать не только добычу полезных ископаемых, но и другие направления развития.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ