Барьер для вируса — Журнал «Сибирская нефть» — №171 (май 2020)

Программа «Газпром нефти» против COVID-19

Подробнее
Барьер для вируса — Журнал «Сибирская нефть» — №171 (май 2020)

Барьер для вируса

«Газпром нефть» продолжает реализацию программы «Антивирус»

Текст:
Фото: Стоян Васев
Барьер для вируса

Несмотря на то что пик коронавирусной пандемии в России, похоже, пройден, расслабляться очевидно рано. Запустив в апреле масштабную программу противодействия распространению COVID-19 «Антивирус», в мае «Газпром нефть» продолжила разработку и установку новых барьеров на пути инфекции

Максимально возможное сокращение количества контактов между людьми, соблюдение социальной дистанции и правил гигиены, использование средств индивидуальной защиты, массовое тестирование — это правила нового мира. Непривычные, не всегда удобные, тем не менее эти правила позволяют людям сохранить жизнь и здоровье. Для таких компаний, как «Газпром нефть», в состав которых входят предприятия с непрерывным производственным циклом, организовать работу в условиях пандемии сложно вдвойне. НПЗ на удаленку не переведешь, а попадание всего одного больного на автономное месторождение может вызвать цепную реакцию и заражение всей вахты, что ограничит работоспособность промысла, превратив его в большой изолятор. Реализация программы «Антивирус», направленной на предотвращение распространения COVID-19, позволила «Газпром нефти» избежать возможных проблем, при этом не останавливая производство ни на одном из активов.

Волны тестирования

Предупрежден — значит вооружен: латинская мудрость прекрасно описывает смысл программы массового превентивного тестирования «Барьер», которую «Газпром нефть» реализует на своих предприятиях. Для того, чтобы сохранить стабильность работы производственной системы, надо по максимуму исключить любые возможности для распространения вируса. Эта задача как раз и решается с помощью регулярного тестирования. Оно позволяет выявить носителей вируса без внешних симптомов на ранней стадии и, в случае необходимости, определить контактные группы для их оперативной изоляции до подтверждения диагноза.

На первом этапе тестирование было не просто массовым, а тотальным: компания провела более 100 тысяч тестов. Эта цифра означает, что эпидемиологический контроль прошли практически все работники предприятий непрерывного цикла, задействованные в работе производств, включая сотрудников подрядных организаций. Таким образом, первый этап позволил создать на предприятиях компании чистые территории, свободные от инфекции.

Задача второго этапа, в рамках которого проведено уже более 50 тысяч тестов, — сохранить достигнутое, оградить рабочие пространства от проникновения вируса. Как рассказали корреспонденту «СН» в блоке логистики, переработки и сбыта (БЛПС), периодичность тестирования на этом этапе зависит от того, в какой группе риска находится сотрудник, как часто контактирует с коллегами. «Например, у нас есть сервисный персонал, который мы должны тестировать раз в пять дней, — рассказал руководитель штаба „Антивирус“ БЛПС Аркадий Егизарьян. — Есть люди, которые находятся на изолированных объектах и в чистых зонах. Их тестируют раз в 14 дней. Так что это более точечная работа, которую мы выполняем после того, как 100% персонала протестировали на первом этапе. Пока эпидемиологические показатели в стране не опустятся до приемлемо низкой отметки, мы хотим точно оценивать ситуацию, а это возможно только посредством тестирования. Другого способа нет».

Вадим Яковлев
Вадим Яковлев,
заместитель генерального директора «Газпром нефти» по разведке и добыче

Безопасность сотрудников всегда остается одним из наших ключевых приоритетов. Поэтому мы сразу стали разрабатывать барьеры для противодействия распространению вируса на активах «Газпром нефти». На первом этапе провели массовое тестирование работников добывающих предприятий нашей компании и подрядных организаций, выявив все случаи заражения. Следующей задачей стало сдерживание вируса в процессе прибытия на вахты новых сотрудников. Для этого мы провели большую системную работу и за короткий срок организовали специальные буферные терминалы, которые стали еще одним барьером, препятствующим распространению COVID-19.

Те же цели преследует второй этап тестирования и в блоке разведки и добычи. Обязательную проверку проходят, например, работники в процессе перевахтовки. Именно вахтовый метод работы несет дополнительную опасность распространения инфекции. Смена команд промыслов, формирование рабочих бригад из людей, живущих в разных регионах страны, добирающихся до мест сбора разными видами транспорта, открывают вирусу прямую дорогу на месторождения. Этот путь распространения коронавируса в компании закрыли специальными буферными терминалами.

Барьер для вируса

Буфер на пути к чистым вахтам

Как оградить месторождения от попадания вируса? Ответ очевиден: не допустить на их территорию инфицированных людей. Именно эту задачу и решают буферные терминалы, которые создаются на базе отелей, гостиниц, санаториев, пансионатов, общежитий или даже целых жилых городков. Два главных условия: изолированность объекта от внешнего мира и удобство локации с точки зрения доступа к активам компании. Например, буферные терминалы для сотрудников и подрядчиков «Газпромнефть-Ямала», разрабатывающего Новопортовское месторождение, организованы в гостиничных комплексах. Под буферный терминал «Мессояханефтегаза», осваивающего Восточно-Мессояхское месторождение, по согласованию с региональными властями и Роспотребнадзором были выделены жилые корпуса одного из тюменских санаториев и загородной базы отдыха.

Анатолий Чернер
Анатолий Чернер,
заместитель генерального директора «Газпром нефти» по логистике, переработке и сбыту

Благодаря технологической гибкости, эффективности, высокому уровню автоматизации и цифровизации производства наши нефтеперерабатывающие активы продолжают сегодня работать в штатном режиме. При этом планирование производства — один из ключевых процессов в сегодняшних условиях, — осуществляется из Центра управления эффективностью (ЦУЭ) в Санкт-Петербурге. Здесь создана кросс-функциональная команда специалистов, которая в предиктивном режиме и в единой цифровой среде управляет всей цепочкой — от НПЗ до сбытовых подразделений. Это дает нам возможность сегодня осуществлять планирование не в режиме «пожара», когда мы пытаемся распределить уже произведенные продукты, а производить то, что наиболее эффективно и будет востребовано рынком.

Таких объектов общей пропускной способностью более 20 тысяч человек в месяц в блоке разведки и добычи создано уже более 100. В буферных терминалах люди, заезжающие на вахту, находятся 14 дней. За это время они дважды проходят тестирование: в первый и 11-й дни пребывания. Этого достаточно для выявления инфекции. «Буферные терминалы — это территория, где сведены к нулю любые офлайн-контакты, — рассказал главный инженер „Мессояханефтегаза“ Гизарь Насибуллин. — 14 дней вахтовые работники не покидают своих комнат, бесконтактно получают трехразовое питание, дважды в сутки проходят термометрию».

Строгие требования действуют и в отношении обслуживающего персонала. Уборку и дезинфекцию номеров проводят работники клининговой службы, использующие все необходимые средства защиты. Для каждого сервиса свои пути. Те, кто обеспечивает вахтовиков питанием, убирает помещения и утилизирует отходы в течение рабочего дня, никогда не пересекаются друг с другом.

Помимо того, что изоляторы для заезжающих на вахту безопасны, они еще и вполне комфортны. «Это двухместные номера со всем необходимым для проживания, есть WI-FI, и сотрудники обеспечены доступом не только к кино и музыке, но и к дистанционным курсам, например тренингам по производственной безопасности, — сообщил начальник департамента по внедрению системы управления операционной деятельностью и производственной безопасности „Газпром нефти“ Виктор Сорокин. — Кроме того, буферные терминалы оборудованы прачечными для стирки личных вещей, работают буфеты с товарами первой необходимости, есть возможности для организации досуга. Однако при этом соблюдаются самые жесткие меры безопасности и социального дистанцирования».

После 14-дневного пребывания в буферном терминале те, у кого тесты на наличие вируса дали отрицательный результат, отправляются на вахту по специальному зеленому коридору. «В защитных масках и перчатках люди садятся в предварительно обработанный средствами дезинфекции автобус, который везет их в аэропорт. Чартерный рейс доставляет пассажиров специального назначения в Новый Уренгой, прямо из самолета, минуя здание аэропорта, люди пересаживаются в автобус, который везет их к вертолету», — рассказал о доставке вахтовиков на Мессояху Гизарь Насибуллин.

В случае положительного теста до приезда врачей обязателен карантин в обсерваторе — красной зоне буферного терминала. Дальше по ситуации. В лучшем случае еще 14 дней в обсерваторе. При менее благоприятных прогнозах — или самоизоляция по месту жительства, или госпитализация. В красную зону попадают также все контактировавшие с инфицированным человеком и даже те, у кого просто есть симптомы ОРВИ. Для них условия выхода из красной части — изоляция не менее 14 дней и два отрицательных теста на коронавирус подряд.

«Газпром нефть — медикам»

«Газпром нефть» предоставила региональным больницам аппараты искусственной вентиляции легких (ИВЛ). Медицинское оборудование поступило в больницы Омска, Нового Уренгоя и Санкт-Петербурга. Также в больницы направлены крупные партии средств индивидуальной защиты — всего более 1,3 млн единиц.

Кроме того, компания расширяет географию бесплатного сервисного обслуживания автомобилей скорой помощи. Станции технического обслуживания G-Energy Service бесплатно меняют моторные масла в автомобилях скорой медицинской помощи в 29 регионах России и Казахстане. В мае «Газпром нефть» продолжила бесплатно заправлять автомобили скорой медицинской помощи на Ямале, в Ноябрьске, Муравленко и Омской области.

«Газпром нефть — медикам»

Защита в защите

Даже несмотря на то, что все вахты «Газпром нефти» сегодня максимально чистые и защищенные, внутри самих предприятий организованы отдельные зоны повышенной безопасности. Это объекты стратегического значения, от бесперебойной работы которых зависит само существование промысла.

Например, практически с первых дней действия программы «Антивирус» на режим автономной работы был переведен производственный персонал газотурбинной электростанции Восточно-Мессояхского месторождения. Для команды из 25 человек прямые контакты с внешним миром сегодня сведены к нулю. Работники ГТЭС живут на территории объекта в вагон-городке, на площадку трижды в день доставляется горячее питание.

Кроме того, на всех добывающих активах компании сформированы команды-дублеры, которые не пересекаются в работе, но могут заменять друг друга в случае ухода одной из них на карантин. Таким образом будет обеспечена непрерывность производства.

Елена Илюхина
Елена Илюхина,
заместитель генерального директора «Газпром нефти» по правовым вопросам

Превентивное тестирование позволяет выявить бессимптомных носителей вируса и предупредить его последующее распространение. Как известно, вирус передается при непосредственном контакте. Один носитель способен заразить сотни человек. В результате первого этапа тестирования нам удалось выявить носителей вируса и направить их в самоизоляцию. Тем самым мы подтвердили эффективность принятых мер, позволивших значительно уменьшить риск остановки производства и заражения большого количества людей.

В переработке, нефтехимии, даже на нефтебазах остановить производство невозможно в принципе, поэтому здесь также разработали систему работы вахтами на случай чрезвычайных ситуаций, связанных с обострением коронавирусного кризиса. Принципы те же: разделение сотрудников разных подразделений, обеспечение питанием, жильем. «Мы договорились о возможности аренды простаивающих мощностей у гостиниц и пансионатов, куда можем разместить критически важный персонал, — подтвердил Аркадий Егизарьян. — Если в том или ином регионе начнется слишком быстрое распространение инфекции, у нас есть резервные планы, мы сможем размещать персонал на закрытых объектах. Это важно, потому что на производстве невозможно перевести всех на удаленный режим работы. При всем желании, даже при условии реализации самого негативного сценария из возможных, доля сотрудников на удаленке не составит более 25–30%».

Но чрезвычайные планы — для чрезвычайных ситуаций. Сегодня же главное — контроль и профилактика, при организации которых в «Газпром нефти» активно используют цифровые технологии.

Барьер для вируса

Оцифрованная безопасность

С антивирусной диджитализацией человек сталкивается уже на проходной. На всех НПЗ компании установлены высокоточные автоматизированные системы контроля температуры с функцией распознавания лиц с помощью тепловизионных камер. Они легко справляются с движущимся потоком людей, отслеживая одновременно 20–30 целей. При этом погрешность при измерении температуры не более 0,3 градуса. На территорию предприятия допускаются только те, чья температура не превышает 37,3 °C. При выявлении человека с повышенной температурой тела система передает информацию сотрудникам пункта контроля. Использование тепловизионных камер, отмечают в блоке логистики, переработки и сбыта, значительно сокращает время прохождения температурного контроля на КПП.

«Железо» дополняется прогрессивным софтом. Это еще один барьер на пути распространения вируса. Сейчас в «Газпром нефти» создается и тестируется система мониторинга здоровья сотрудников. Предполагается, что комплексное решение будет выполнять сразу несколько важных функций: обеспечивать идентификацию сотрудника на входе с занесением в систему данных о его текущей температуре, содержать информацию о результатах тестирования, а также позволит определять контактную группу сотрудника в пределах офиса или предприятия при выявлении у него инфекции. При разработке системы особое внимание уделяется защите данных.

Барьер для вируса

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ