Программа «Газпром нефти» против COVID-19

Подробнее
Рыночный фактор — Журнал «Сибирская нефть» — №171 (май 2020)

Рыночный фактор

Как сократить добычу с минимальными потерями

Текст:
Фото: Стоян Васев, Руслан Шамуков
Рыночный фактор

Российские компании столкнулись с необходимостью сократить значительные объемы добычи: останавливать скважины и целые месторождения, снижать объемы бурения. Как сделать это наиболее эффективно и снизить риски будущих потерь? Опыт «Газпром нефти» и мнение сторонних экспертов в материале «Сибирской нефти»

Новые вызовы

Разразившийся в мире кризис, связанный с распространением COVID-19, привел к беспрецедентному падению потребления нефти и резкому снижению нефтяных цен. В ответ на это страны — участники соглашения ОПЕК+ договорились о столь же беспрецедентном снижении добычи. Согласно принятому решению Россия снижает добычу нефти на 19% от уровня февраля 2020 года.

Для нефтяных компаний, квоты между которыми были распределены пропорционально их доле от общего объема добычи в РФ, это стало серьезным вызовом. И речь не только о неизбежном падении доходов. Перед нефтяниками встали совсем не стандартные технические и экономические вопросы: какие месторождения и скважины отключать, как сделать это наиболее эффективно и безопасно, как минимизировать возможный ущерб и снизить риски безвозвратных потерь фонда скважин, на сколько нужно сократить бурение, чтобы не столкнуться в перспективе с падением добычи уже по другим причинам. Сам масштаб сокращений, несравнимый с любыми кризисами недавнего прошлого, за исключением, возможно, 1998 года, говорит о том, что допущенные сегодня ошибки будет сложно исправлять в будущем.

«Скважинный фонд у каждой компании имеет уникальные характеристики: степень выработанных и высокообводненных запасов, объемы трудноизвлекаемых запасов, историю эксплуатации месторождений и технологические особенности разработки, — говорит директор по разведке и добыче нефти и газа VYGON Consulting Сергей Клубков. — Нет двух компаний в России с одинаковой структурой портфеля месторождений. Соответственно, универсальные механизмы сокращения потерь по всему портфелю активов здесь работать не будут».

Инструмент, который, по мнению эксперта, позволяет решать проблему адресно, — это поскважинный технико-экономический аудит. Он предполагает оценку экономической эффективности каждой добывающей скважины с привязкой к ней группы нагнетательных скважин на основе данных гидродинамической модели: «Это позволит исследовать действующий фонд на предмет скважин, которые с точки зрения разработки и экономики могут быть относительно безболезненно отключены. Параллельно нужно проанализировать технологические риски последующей расконсервации таких скважин».

Вместе с тем масштаб ограничения добычи подталкивает недропользователей к тому, чтобы рассматривать остановки уже не единичных скважин, а целых групп, связанных единой инфраструктурой, или месторождений целиком. Такого рода оптимизационные задачи требуют многовариантных и итерационных решений и являются ресурсоемкими.

Очевидно, что нынешний кризис подстегнет цифровую трансформацию в отрасли, ведь цифровые продукты, лежащие в основе умных месторождений, могут упростить необходимые расчеты и помочь более эффективно принимать решения. Цифровые продукты программы «Актив будущего» «Газпром нефти» уже позволили решить целый ряд сложных задач, связанных с обеспечением доступности и качества данных, моделированием процессов добычи, оценкой потенциала активов, поиском узких мест и выбором оптимальных режимов эксплуатации. Все они связаны с повышением эффективности, а именно это сегодня важнейшая задача. Сегодняшний кризис непременно подтолкнет развитие продуктов «Актива будущего».

Рыночный фактор

Рынок диктует условия

«Газпром нефть» смогла быстро перестроиться для работы в новых условиях. «Значительную работу мы провели заранее, подготовив рейтинги доходности как в разрезе скважин, так и месторождений целиком. Подход был частично апробирован в период прошлого соглашения ОПЕК+», — говорит начальник департамента добычи нефти и газа «Газпром нефти» Александр Билинчук. Для принятия решений о том, на каких месторождениях сокращать или останавливать добычу, была создана многофакторная экономическая модель, которая учитывает такие факторы, как возможности сбыта углеводородного сырья, добыча попутного газа, сохранение инфраструктуры, вопросы надежности и др. Произведена оценка двух десятков различных сценариев ограничений добывающих активов. «Сокращения так или иначе затронули все наши предприятия, но в большей степени они коснулись регионов, где сосредоточены максимально выработанные и малодоходные месторождения с высоким уровнем обводненности добываемой продукции. В первую очередь это месторождения Западной Сибири», — рассказывает начальник департамента добычи нефти и газа «Газпром нефти». Скважины останавливали блоками, с учетом наиболее эффективного использования инфраструктуры. Такой подход позволяет сокращать не только переменные, но и постоянные расходы.

Еще один важный фактор, который необходимо было учесть при принятии решений, — рыночный. «Мы вошли в новую эру, когда ограничивающим фактором является не потенциал месторождения, залежи, пласта, а в большей степени емкость рынка и направления сбыта», — считает Александр Билинчук.

О том, как важно прослеживать всю цепочку создания стоимости от скважины до конечного потребителя, в «Газпром нефти» знали и раньше и строили соответствующие экономические модели. Вначале к традиционной модели «пласт — скважина — инфраструктура» добавились перерабатывающие мощности, а затем и рынки сбыта. Сегодняшний кризис, связанный с радикальным снижением потребления жидких углеводородов и неравномерным изменением маржинальности разных каналов сбыта, сделал такой подход особенно актуальным.

Новые вызовы требуют и нового уровня коммуникаций. Текущие решения по ограничению добычи принимались в тесном контакте с блоком логистики, переработки и сбыта, чтобы учесть возможности реализации не только объемов нефти, но и ее качества. Например, один из приоритетов для компании сегодня — добыча низкосернистой нефти и ее переработка на собственных мощностях.

Уже сегодня можно сказать, что из кризиса нефтяная отрасль выйдет сильно изменившейся. Успешными останутся лишь компании, упорно работающие над эффективностью

Цена восстановления

Важный вопрос, который часто звучит сегодня, насколько сложно будет восстанавливать добычу, когда кризис закончится: с какими сложностями нефтяные компании могут столкнуться при запуске остановленных скважин после столь длительного простоя, смогут ли они выйти на прежние дебиты.

Оценки экспертов сильно разнятся — от достаточно спокойных (отдельные скважины могут снизить продуктивность) до панических, предрекающих потерю чуть ли не 50% отключенного фонда. Проблемы действительно возможны, и это связано в первую очередь с длительностью периода консервации. «При кратковременных остановках ключевой риск связан с возможным отказом погружного электродвигателя при запуске скважины, что приведет к дополнительным затратам на его замену, — говорит Александр Билинчук. — При длительной остановке мы обязаны поднять подземное оборудование на поверхность и законсервировать скважину. При подземных ремонтах скважин неизбежно появляется дополнительный риск: аварии, вызванные обрывом оборудования, или нарушение целостности конструкции скважины. В случае реализации данного риска высока вероятность полностью потерять скважину. Кроме того, ствол скважины при консервации заполняют специальным раствором, а это может со временем негативно повлиять на ее добычной потенциал».

Несмотря на существующие риски, в «Газпром нефти» считают, что на запуск скважин при завершении соглашения с ОПЕК в большей степени повлияет посткризисная цена нефти. Если она будет высокой, это позволит вернуть в работу практически весь ранее работавший фонд. Если нет, то часть из них окажется ниже порога рентабельности и продолжит оставаться невостребованной.

По мнению специалистов компании, гораздо более серьезный риск — необходимость существенного сокращения геолого-технических мероприятий, бурения. Снижение объемов работ может нанести серьезный ущерб нефтесервисным компаниям. И после кризиса на восстановление нефтесервисной отрасли могут уйти годы, а это скажется на последующем развитии всей нефтедобычи России.

Чтобы этого избежать, в компании находят инструменты поддержки ключевых подрядчиков и возможности сохранить объемы работ, которые обеспечат необходимую для существования деятельность. «Газпром нефти» это обеспечит задел новых скважин, который позволит компании лучше подготовиться к будущему выходу из кризиса. «Кризис рано или поздно закончится, и объемы добычи нужно будет восстанавливать, — объясняет Александр Билинчук. — Для текущих условий мы подобрали оптимальный баланс сокращения добычи существующих скважин и нового бурения».

Рыночный фактор

Уроки кризиса

Уже сегодня можно сказать, что из кризиса нефтяная отрасль выйдет сильно изменившейся. Успешными останутся лишь компании, упорно работающие над эффективностью. В конечном счете, возможно, только они и смогут выжить в новом турбулентном мире.

Сегодняшняя ситуация требует от производителей нефти большей гибкости и применения сценарного подхода. «Нет никаких гарантий, что кризис, подобный сегодняшнему, не повторится, — отмечает Сергей Клубков. — Экономические шоки, подразумевающие резкое и значительное изменение ключевых показателей эффективности и возникающие при снижении спроса и ограничении производства, могут преследовать российскую нефтянку еще не раз. В этих условиях всем игрокам нефтедобывающей индустрии важно иметь механизмы для оперативного прогнозирования и пересмотра сценариев развития активов. Только так можно снизить экономические потери в условиях высокой турбулентности рынка».

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ