Программа «Газпром нефти» против COVID-19

Подробнее
Компетенции будущего — Журнал «Сибирская нефть» — №171 (май 2020)

Компетенции будущего

Новая модель компетенций для специалистов будущего

Текст:
Фото: Стоян Васев
Компетенции будущего

Будущее наступает. В погоне за эффективностью и конкурентными преимуществами, которые позволят выжить в меняющемся мире, современный бизнес сам ускоряет процесс изменений. В новом сложном мире успешный человек должен будет обладать набором навыков и компетенций, очень сильно отличающимся от сегодняшнего

За примерами того, что глобальные изменения на пороге, далеко ходить не надо. Компания Tesla уже заложила в свой генеральный план развития создание замкнутого цикла, в котором машины будут создаваться исключительно машинами. По оценкам Илона Маска, внедрение полностью автоматизированной фабрики позволит увеличить скорость производства автомобилей в 20 раз. А в Нидерландах автоматизация ферм уже сегодня позволила удвоить урожай картофеля, собранный с одного гектара земли, сократив при этом затраты воды на 90% и практически исключив использование химических удобрений.

Это лишь пара примеров от Global Education Futures и WorldSkills Russia, приведенных в докладе «Навыки будущего. Что нужно знать и уметь в новом сложном мире». Но эти примеры прекрасно демонстрируют, как изменится роль человека в новом мире. Тот же Илон Маск, рассказывая о своей фабрике будущего, утверждает, что на таком предприятии будет просто невозможно допустить человека к конвейеру, так как «иначе придется ограничиться человеческой скоростью». Об этом же говорят ученые из Оксфордского университета Карл Бенедикт Фрей и Майкл Осборн в своем отчете The Future of Employment («Будущее занятости»), опубликованном еще в 2013 году. Проанализировав более 700 специальностей из базы данных Департамента труда США, исследователи предположили, что 47% профессий подвержены высокому риску автоматизации в горизонте 10–20 лет. Продолжив работу вместе с Citibank, в 2016 году ученые пришли к выводу, что в среднем по странам ОЭСР алгоритмы заменят людей в 57% профессий.

Тем не менее это совершенно не означает, что в изменившемся мире человеку совсем не останется места. Просто вместе с миром будут меняться и сами люди.

Новое вместо старого

Технологии далеко не единственный катализатор изменений мирового рынка труда. Яркий пример — пандемия коронавируса, перевернувшая наше представление о реальности, в которой живем, и которая, скорее всего, заметно повлияет на структуру глобальной экономики. А это, как предполагают ученые, вызовет значительные изменения и на рынке занятости. Генеральный директор Национального агентства развития квалификаций Александр Лейбович, слова которого приводят «Известия», считает, что вызванный пандемией кризис может привести к появлению новых массовых профессий. Таких, например, как цифровой куратор или организатор виртуальных бизнес-туров. «Также в ближайшее время можно ожидать расцвета логистических профессий, — считает Александр Лейбович. — Речь не просто о доставке еды, а о разработке новых схем циркулирования товаров и носителей услуг».

А в рамках «Атласа новых профессий» — совместной разработки Агентства стратегических инициатив и МШУ «Сколково» — прогнозируется, что к 2030 году исчезнет 57 традиционных профессий и появится 186 новых. И это уже без учета влияния таких форс-мажоров, как пандемия.

Исследователи Global Education Futures в докладе «Образовательные экосистемы для общественной трансформации» говорят о как минимум пяти секторах, где может появиться много новых занятий для человека. Помимо технологических секторов, это человекоориентированные услуги, которые будут основываться на том, что не могут делать роботы, то есть на творческом подходе и человечности в таких сферах как образование, индустрия здоровья и благополучия, развлечения, дизайн пользовательского опыта. Серьезные возможности для людей несут виртуальные экономики, созданные внутри онлайн-игр, социальных сетей и других виртуальных сред. Вряд ли роботы смогут конкурировать с людьми в секторе производства знаний, связанных с управлением человеческими сообществами и вырабатывающихся за счет объединения коллективного опыта и совместного творчества. Наконец, не стоит забывать и о зеленой экономике, которая нацелена на восстановление баланса между человечеством и планетой.

Если проанализировать хотя бы эти направления, то несложно заметить, что профессии будущего потребуют не только обретения навыков и умений, но и формирования новых компетенций, основанных на глобальных изменениях самого отношения к образу жизни и работе.

Чего не умеют роботы

Глобальные изменения отношения к работе — ответ на изменения самого мира. По оценке Global Education Futures и WorldSkills Russia, мир будущего будет на порядок сложнее, чем сегодняшний. Для описания этого нового сложного мира сегодня принято использовать аббревиатуру VUCA. Volatility — изменчивость, нестабильность. Uncertainty — неопределенность. Complexity — сложность. Ambiguity — неоднозначность. Эксперты прогнозируют, что в новом мире не будет профессий, навыки для которых получают в юном возрасте и в дальнейшем не переучиваются. Не будет простой работы, предполагающей выполнение рутинных операций на конвейере. Не будет линейной иерархии, где у подчиненного нет возможности принятия решений, а вся ответственность лежит на начальстве. Не будет четких границ между личным и рабочим временем.

При этом работа будет требовать настройки и обучения сложных систем, а сам трудовой процесс будет проходить в горизонтальных командах, работающих над общей целью. Кроме того, у человека появится гораздо более выраженная чем сегодня необходимость совмещать творческую и профессиональную реализацию.

Очевидно, что такие изменения кардинально переформулируют и лист ожиданий работодателей от работников будущего. По прогнозам аналитиков Всемирного экономического форума (World Economic Forum), уже в ближайшие годы изменится 35% ключевых востребованных компетенций. И этот тренд на изменения будет сохраняться.

Во-первых, идеальный сотрудник будущего должен будет уметь решать сложные задачи, при этом принимая решения максимально оперативно. Такое умение совершенно очевидно необходимо для мира, в котором профессии-алгоритмы, основанные на рутине, станут уделом роботов. А человек, который может точно определить проблему, собрать команду для ее решения, управлять этой командой, выбирая из множества оптимальные пути движения к цели за счет способности с разных сторон оценивать ситуацию, — огромная ценность. Впрочем, большой ценностью это является уже сегодня, о чем говорит хотя бы востребованность специалистов в таких сферах, как кризис- или проджект-менеджмент.

Решение сложных многоуровневых задач невозможно без такого качества, как креативность — умение найти нестандартный подход к решению задачи. То есть то, чего как раз не умеет делать даже самый продвинутый искусственный интеллект. При этом необходимым станет умение эффективно отбирать нужную для решения проблемы информацию из океана данных, который представляет собой современная мировая инфосфера. То есть сотрудник будущего должен будет обладать хорошо развитым критическим мышлением.

А так как один в поле не воин, а машины вряд ли в обозримом будущем станут хорошими руководителями и, тем более, идейными вдохновителями, то без умения взаимодействовать с людьми, управлять ими, вести переговоры успешному человеку будущего не обойтись. Более того, многие эксперты предполагают, что во многих сферах деятельности будет создаваться среда, в которой человеческий и машинный интеллект будут работать в одной упряжке. И это будет очень сложная среда, которой также необходимо будет уметь управлять.

В списке самых востребованных навыков будущего, сформированного World Economic Forum, значатся также эмоциональный интеллект (способность понимать эмоции, намерения и мотивацию, а также умение управлять своими эмоциями и эмоциями других людей) и связанная с этим клиентоориентированность, а также когнитивная гибкость (способность быстро переключаться с одной мысли на другую, держать в сознании разнородные и даже противоречивые идеи и при этом быть способным оперировать ими) как дополнительная поддержка креативности и умению решать сложные задачи.

HR-директор Bridge Group Мира Пятова дополняет этот список такой способностью, необходимой суперспециалисту будущего, как умение формировать собственное мнение и на основе этого принимать решения. При этом эксперт также обращает внимание на важность личностных экзистенциальных компетенций, основанных на умении человека разбираться в самом себе, и осознанности, позволяющей рационально и взвешенно воспринимать реальность.

Общую картину грядущих изменений сформировали в ЭКОПСИ, проанализировав мнения восьми самых авторитетных разработчиков моделей компетенций будущего. Специалисты консалтинговой компании выяснили, что первый, самый большой кластер новых умений — это способность взаимодействовать и сотрудничать с другими людьми. На втором месте по значимости, по мнению экспертов, находятся компетенции из кластера «Мышление и решение проблем», и на третьем — «Обучаемость и открытость новому». В совокупности эти три группы охватывают почти половину (48%) компетенций будущего. «Иначе говоря, наш будущий успех наполовину зависит от того, насколько мы умеем ладить с другими людьми, мыслить и обучаться», — делают вывод в ЭКОПСИ. Примерно об этом же на Bloomberg Global Business Forum в 2017 году говорил и основатель группы Alibaba Джек Ма: «Для успеха в жизни теперь нужен не IQ, а LQ. Что такое LQ? Потенциал любить. Этого никогда не будет у машин».

Работодатели ожидают развития универсальных компетенций

Работодатели ожидают развития универсальных компетенций

Таланты в дефиците

Выводы специалистов ЭКОПСИ подтверждают и другие эксперты, используя их при построении моделей компетенций будущего. В Global Education Futures напоминают, что в современной управленческой теории навыки принято разделять на мягкие и жесткие — hard skills и soft skills. Hard skills — это навыки работы преимущественно с машинами, soft skills — с людьми и бумагами. Если рассмотреть градацию чуть шире, то жесткие навыки — это способность выполнять конкретную работу, результат которой проверяем и измеряем (и именно на это сейчас делается упор в профессиональном образовании). Проявление мягких навыков отследить сложнее. Например, это та же способность эффективно взаимодействовать с людьми. Авторы доклада «Навыки будущего. Что нужно знать и уметь в новом сложном мире» представляют большинство существующих моделей профессиональных компетенций в виде двухслойной матрешки, где внутри (или в основе компетенции) находятся жесткие навыки, а снаружи (в качестве дополняющих, модифицирующих, усиливающих основной навык) — мягкие.

В модели компетенций будущего эксперты предлагают использовать уже четыре слоя навыков: контекстные и узкоспециальные, в числе которых в первую очередь профессиональные и физические; кросс-контекстные, которые могут быть применимы в более широких сферах социальной или личной деятельности (навыки чтения, письма, тайм-менеджмента, навыки работы в команде); метанавыки — различные режимы управления объектами в разуме или в физическом мире; наконец, экзистенциальные навыки, которые могут быть универсально применимы на протяжении всей жизни и в различных жизненных контекстах личности — способность ставить цели и достигать их, сила воли, самосознание, способность к саморефлексии (осознанность, метапознание), способность учиться, разучиваться и переучиваться (саморазвитие).

В основе новой модели будут лежать экзистенциальные навыки, так как именно они определяют характер человека, и метанавыки, которые формируют способность оперировать окружающим и внутренним миром. Следующим слоем станут кросс-контекстные навыки, на которые опирается любая деятельность. А контекстные навыки, к которым относится большинство жестких навыков, находятся на внешнем слое, так как они могут меняться в соответствии с выполняемыми задачами.

Однако пока современный рынок труда и классические системы образования слабо готовы к грядущим изменениям. Эксперты The Boston Consulting Group (BCG) в своем исследовании «Россия 2025: от кадров к талантам» на основании подхода датского ученого Йенса Расмуссена условно делят всех занятых в экономике на три категории: «Умение», «Правило» и «Знание» (см. рис.). Первые выполняют в основном повторяющиеся типовые задачи, используя в основном физический труд, то есть то, что первым ляжет под нож автоматизации. Вторые — техническую рутинную работу на основании предписанных правил и инструкций. И лишь третья категория в разной степени вписывается в модель компетенций будущего, используя при решении рабочих задач свои аналитические и творческие способности, импровизируя. Только эта группа умеет работать в условиях неопределенности, автономна в принятии решений.

Новый экономический уклад — это как раз экономика знаний. Однако опрошенные BCG работодатели, планирующие в горизонте 2025 года реализовать масштабные проекты развития и роста на конкурентных рынках, считают ключевым препятствием нехватку кадров, обладающих необходимыми для этого компетенциями.

«10 миллионов человек — именно такой дефицит новых специалистов экономики знания, — способных работать с творческими задачами, с вызовами будущего, Россия увидит на рынке труда в горизонте 2025 года, — уточнил основатель Global Education Futures, профессор практики Московской школы управления „Сколково“ Павел Лукша. — Мы уже оказались в ситуации, когда не деньги, не природные ресурсы, не территория, а именно люди с развитым мышлением и качественными навыками становятся самой высокой ценностью новой экономики, источником нашего богатства и процветания, его главным ограничением или возможностью».

«Цифровая экономика есть полностью и целиком экономика индивидуализированных и кастомизированных продуктов, производимых небольшими группами. И для этого требуется не много капитала денежного, а много качественного человеческого капитала, — согласен с ним доктор экономических наук, декан экономического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова Александр Аузан. — В производстве человеческого капитала принципиальным становится акцент на мягкие навыки: на широту взгляда, способность вести дискуссию, разнообразно презентировать результат, коммуницировать, работать в командах».

Конечно, нехватка специалистов для работы в экономике знаний — это не только российская проблема. По данным Глобального индекса рынка труда компании Hays, растущее несоответствие компетенций работников требованиям работодателей остается одной из ключевых проблем рынка труда для всех крупных экономик мира. Авторы доклада «Россия 2025: от кадров к талантам» считают, что решить ее не удастся лишь кардинальной коррекцией систем образования. Необходимо изменение мышления бизнеса и власти, которые уже сегодня должны разрабатывать и внедрять систему мер, направленных на стимулирование массового спроса на кадры категории «Знание», за счет оптимизации и цифровизации ключевых внутренних и внешних бизнес-процессов; создавать конкурентное предложение условий труда для профессионалов, обладающих компетенциями будущего. При этом ценности роста и профессионального развития также нужно продвигать не только в корпоративной среде, но и на государственном уровне. Необходима системная коммуникация ценностей роста, популяризация саморазвития и концепции обучения в течение всей жизни. Что касается бизнеса, то здесь ключевую роль для воспитания, привлечения и удержания талантов будет играть трансформация организационной культуры в сторону повышения гибкости, прозрачности целей и критериев оценки персонала; привлечение в сегмент критической массы агентов изменений — руководителей среднего и высшего звена, обладающих компетенциями категории «Знание». На решение всех этих задач и направлена комплексная трансформация бизнеса, процесс которой уже запущен в «Газпром нефти».