Стратегический ресурс — Журнал «Сибирская нефть» — №175 (октябрь 2020)

Программа «Газпром нефти» против COVID-19

Подробнее
Стратегический ресурс — Журнал «Сибирская нефть» — №175 (октябрь 2020)

Стратегический ресурс

«Газпром нефть» осваивает трудноизвлекаемые запасы

Текст:
Фото: Стоян Васев
Стратегический ресурс

Рост доли трудноизвлекаемой нефти в общем объеме доказанных запасов — общепризнанный факт. По оценкам Минэнерго, в России она составляет сегодня более 65%. Доля трудноизвлекаемых запасов (ТРИЗ) в добыче существенно меньше и не превышает 8%. Вовлечение их в разработку — вопрос времени. Для «Газпром нефти» проекты, связанные с разработкой ТРИЗ, уже давно имеют стратегическое значение. Среди основных направлений развития — нефтяные оторочки, ачимовская толща, палеозойские отложения, запасы нефтематеринских пород — бажен и доманик. Одни виды запасов уже успешно разрабатываются. Для других создаются и тестируются новые технологии

Уже в работе

Одними из первых трудноизвлекаемых запасов, которые в «Газпром нефти» начали успешно разрабатывать, стали нефтяные оторочки.

Подгазовые залежи, или нефтяные оторочки — особый тип запасов, представляющий собой тонкую прослойку нефти под значительно превосходящей ее по объему газовой шапкой. Нефтяная и газовая части таких месторождений связаны, что вызывает различные сложности при их разработке, а сами запасы позволяет относить к ТРИЗ. «Успешно реализовав такие проекты, как „Новый порт“ и „Мессояха“, основная часть запасов которых относится именно к нефтяным оторочкам, „Газпром нефть“ приобрела серьезные компетенции в их разработке, — говорит директор программ развития продуктов Научно-Технического Центра „Газпром нефти“ Игорь Перевозкин. — Доля таких запасов в добыче компании продолжает расти. В ближайшей перспективе в полномасштабную разработку будут введены нефтяные оторочки Чаяндинского, Тазовского и Песцового месторождений».

Значительный уровень добычи попутного нефтяного газа (ПНГ) — неизбежная реальность при разработке оторочек. Приходится решать задачу достижения регламентированного государством уровня его утилизации за счет его продажи или обратной закачки в пласт для поддержания пластового давления, создавать дорогостоящую газовую инфраструктуру. Все это сказывается на рентабельности таких проектов.

Еще одна сложность — небольшая толщина нефтяных оторочек. Приходится бурить сверхдлинные горизонтальные или многоствольные скважины, чтобы увеличить охват залежи меньшим количеством скважин и снизить риски прорывов газа. Именно на таких месторождениях в «Газпром нефти» ставились рекорды по протяженности горизонтальных стволов, проводились апробации технологий многозабойного бурения.

Ключевой инструмент формирования оптимальных проектных и инвестиционных решений по освоению нефтяных оторочек — интегрированное моделирование, рассматривающее пласт, скважину и наземную инфраструктуру как единую систему.

Помимо нефтяных оторочек, еще один вид трудной нефти, освоение которой уже началось, — это ачимовка. Ее огромные геологические запасы распространены почти на всей территории Западной Сибири и оцениваются более чем в 60 млрд тонн. Хотя добыча из ачимовских отложений — уже реальность, пока доступна лишь малая доля этих запасов. Что же касается оставшейся большей части, низкие фильтрационно-емкостные свойства коллекторов, сложные расчлененные залежи, зоны аномально высокого пластового давления и высокое газосодержание создают непреодолимые преграды для их рентабельного освоения.

В 2016 году в «Газпром нефти» был запущен проект «Большая ачимовка», направленный на оценку ресурсной базы, выделение перспективных объектов и поиск технологий разработки запасов ачимовской толщи. Всего в рамках «Большой ачимовки» реализуется несколько десятков технологических проектов. Часть из них — адаптация уже существующих технологий под конкретные условия ачимовской толщи, например многостадийный гидроразрыв пласта, многозабойные скважины. Часть — уникальны, во всяком случае для России, например закачка газа в смешивающемся режиме. Важно учитывать и то, что особенности ачимовки меняются от региона к региону. А значит, однотипные технологические решения не будут работать на всей территории, где обнаруживаются такие запасы.

Одно из крупнейших месторождений, где «Газпром нефть» планирует добывать нефть из ачимовских отложений, — Ямбургское. Его освоение компания начала в 2019 году, а промышленная добыча здесь планируется с 2024 года, после уточнения геологического строения и завершения проектирования и строительства инфраструктуры для подготовки и транспортировки углеводородов. По предварительным оценкам, объем ежегодной добычи составит до 8 млн тонн н. э.

Неприступный бажен

Баженовская свита занимает огромную территорию в Западной Сибири — более 1 млн квадратных километров. Объемы ресурсной базы оцениваются в 18–60 млрд тонн. Однако проницаемость пород бажена в тысячу раз ниже привычных коллекторов. Долгое время идея рентабельно извлекать из них нефть казалась утопической. Рост интереса к нефтяным ресурсам баженовской свиты в 21-м веке оказался связан и с успехами сланцевой революции в США, где нефть из близких по своим характеристикам формаций начали массово добывать благодаря развитию и удешевлению технологий строительства горизонтальных скважин и гидроразрыва пласта. Впрочем, уже в 2014 году бажен попал под секторальные санкции США, что существенно осложнило доступ к зарубежным технологиям для применения на запасах такого типа. Стало понятно, что освоение российской сланцевой нефти придется вести в режиме практически полного импортозамещения.

Вадим Яковлев
Вадим Яковлев,
заместитель генерального директора
по разведке и добыче «Газпром нефти»

Очевидно, что развитие нефтегазовой отрасли во многом связано с разработкой трудной нефти, которая будет занимать все большую долю в структуре добычи. Запасы нетрадиционных углеводородов колоссальны, но все еще недоступны для полномасштабного освоения. За последние годы мы значительно расширили свои знания и компетенции в сфере изучения и добычи таких ресурсов. Созданные «Газпром нефтью» — самостоятельно и в составе консорциумов — технологические и инженерные решения позволяют сегодня готовиться к полномасштабной разработке залежей, освоение которых еще несколько лет назад считалось нерентабельным.

В «Газпром нефти» работы по апробации технологий для бажена ведутся на Пальяновской площади Красноленинского месторождения в ХМАО. Для компании это своего рода модельный проект. Выработанный здесь подход сегодня применяется для разработки и внедрения технологий рентабельного поиска и освоения других видов ТРИЗ. Важные элементы такого подхода — создание полигона для испытания технологий, развитие сети партнерств для разработки, внедрения, тиражирования и коммерциализации технологий, привлечение государственной поддержки.

Концепция технологического полигона на Пальяне основана на анализе опыта реализации подобных проектов в США и Норвегии в 2014–2019 годах. Важное условие эффективной работы на полигоне — сокращение для таких лицензионных участков обязательств по геологоразведке и добыче. До сих пор было невозможно получить участок исключительно под задачи апробации технологий. Компаниям приходилось нести бремя выполнения лицензионных обязательств по разведке и добыче. Чтобы реализовать в России идею технологических полигонов для освоения ТРИЗ, «Газпром нефть» выступила с предложением о внесении изменений в закон «О недрах». В конце 2019 года соответствующий законопроект был принят, в законе появился новый вид недропользования (см. врез). Сейчас идет работа над подзаконными актами, которые позволят реализовывать подобные проекты на практике.

Ранее, в 2017 году, проект «Газпром нефти» по разработке баженовской свиты получил статус национального. «Это статус, который позволяет активизировать инструменты господдержки для реализации сложных проектов. В его рамках мы смогли получить адресную льготу по налогу на имущество для Пальяновского проекта и сократить затраты на десятки миллионов рублей», — рассказывает Тарас Шевчук, заместитель генерального директора по операционной деятельности «Газпромнефть — Технологических партнерств». Следующим шагом должен стать переход проекта в статус федерального. Это позволит партнерам «Газпром нефти», участвующим в проекте, получить адресные льготы.

Технологии, отрабатываемые на Пальяне, постоянно усложняются. От первых достаточно простых скважин с горизонтальным стволом до 500 метров и многостадийным гидроразрывом пласта (МГРП) в 6–10 стадий до полуторакилометровых горизонтальных стволов с 24–30 стадиями МГРП, высокими скоростями закачки проппанта и сложным коктейлем жидкостей ГРП (см. материал).

Ключевой показатель проекта — удельные затраты на добычу 1 т нефти. Для первых скважин он составлял около 32 тыс. руб. на тонну. Сегодня стабильный уровень затрат на скважинах проекта составляет 13 тыс. руб. за тонну. Целевой показатель 8,5 тыс. рублей уже достигнут на одной из скважин. В следующем году предполагается его подтвердить на новых скважинах. После чего технология будет готова для тиражирования на новых площадках и активах.

Что такое трудноизвлекаемые запасы?

В качестве ключевых характеристик ТРИЗ обычно приводят низкие проницаемость и пористость коллекторов, малую мощность — толщину — пластов, высокую вязкость нефти. В любом случае речь идет о запасах, рентабельная добыча которых традиционными методами невозможна или крайне затруднена. При этом само понятие традиционных методов меняется по мере развития технологий.

24 сентября 2020 года было подписано постановление правительства РФ, определившее перечень ТРИЗ, на участках которых могут создаваться технологические полигоны. Этот новый формат недропользования — для разработки технологий геологического изучения, разведки и добычи полезных ископаемых — был введен в «Закон о недрах» в конце 2019 года. Согласно постановлению правительства, он может быть применен для нефти баженовских, абалакских, доманиковых, хадумских отложений и высоковязкой нефти вязкостью не менее 10 тыс. мПа*с.

СП на салыме

Формат, выбранный «Газпром нефтью» для тиражирования технологий разработки трудноизвлекаемых запасов, — совместные предприятия с другими нефтяными компаниями. Что касается бажена, такое СП уже создано с компанией «Зарубежнефть». 51% в новом предприятии принадлежит «Газпром нефти», 49% — «Зарубежнефти». Все ключевые вопросы управления СП решаются на паритетных началах.

Оператором проекта (проведение всех полевых работ, добыча продукции, транспорт, подготовка и сдача) выступает «Газпромнефть-Хантос». Инжиниринг и корпоративные функции выполняет «Газпромнефть — Технологические партнерства».

В портфель активов совместного предприятия вошли лицензионные участки Салымский-3 и Салымский-5 в ХМАО, на которых уже в 2025-м партнеры планируют начать промышленную добычу нетрадиционной нефти. Основные перспективы связаны с освоением на этих участках баженовской свиты. Потенциальные извлекаемые ресурсы — около 20 млн т. Пиковая добыча, по оценкам специалистов «Газпром нефти», может превысить 1,5 млн т в год.

Салымский проект должен стать первым примером тиражирования технологии, разработанной на Пальяне. «Пальяновский полигон — в первую очередь исследовательский проект, там сложно говорить о бизнес-кейсе в чистом виде, — рассказывает Алексей Олюнин, генеральный директор совместного предприятия „Газпромнефть-Салым“. — На Салымском проекте мы рассчитываем довольно быстро адаптировать технологии, полученные на пальяновском полигоне. Это позволяет рассчитывать на создание первого экономически эффективного кейса на нетрадиционных запасах».

На участке Салымский-3 пробурена первая поисковая скважина. Скважина закончена горизонтальным стволом протяженностью 1 тыс. м с 15-стадийным ГРП, что позволило получить на ней промышленный приток нефти. Также в прошедшем сезоне на Салымском-3 провели 3D-сейсмику высокой плотности, по результатам которой в середине 2021 года планируется уточнить программу ГРР. До конца 2024 года участники СП совместно инвестируют в проведение ГРР на Салымском-3 и Салымском-5 около 5 млрд рублей.

Помимо баженовской свиты, в регионе также подтверждена нефтеносность меловых отложений (ближайшие месторождения в разработке — месторождение им. А. Жагрина, Приобское месторождение), с которыми у «Газпром нефти» большой опыт работы. Аналогичные запасы выявлены и на Салымском-3, что позволяет рассчитывать на дополнительный источник прибыли от добычи традиционной нефти.

Доманиковые залежи

Нетрадиционные запасы углеводородов Доманиковые залежи. Нетрадиционные запасы углеводородов

Древний доманик

Еще один тип нетрадиционных запасов, которым занимается «Газпром нефть», — доманиковые отложения. Как и бажен, доманик относится к нефтематеринским породам. Но у них также много различий: разный литологический состав, разные геомеханические свойства и толщины. Эти породы образовались в разное время. Доманик — более древняя формация. В отличие от бажена доманиковая формация объединяет несколько продуктивных горизонтов, расположенных один над другим, что потенциально увеличивает плотность запасов и их добычной потенциал. Распространен доманик на территории Волго-Уральской и Тимано-Печорской нефтегазоносных провинций, в регионах с более развитой инфраструктурой, близостью к рынкам, более мягким климатом, чем в Западной Сибири. Кроме того, здесь практически отсутствуют сезонные ограничения на проведение полевых работ. Промышленную добычу нефти из доманика пока никто не ведет. По всей России лишь около десятка скважин пробурены целенаправленно на доманиковые отложения. Также есть ряд скважин, прошедших через эти пласты и давших таким образом некоторую информацию по ним.

«Газпром нефть» начала заниматься домаником в 2016 году. С тех пор была проведена региональная оценка Волго-Уральского бассейна. «Сегодня извлекаемые запасы доманиковых отложений в этом бассейне оцениваются от 3 до 6 млрд тонн. Геологических запасов — более сотни миллиардов, — говорит Игорь Кудин, руководитель проекта „Доманик“ в „Газпром нефти“. — Впрочем, рентабельной технологии пока нет, а привлекательность запасов меняется от региона к региону». Перспективы начала рентабельной добычи из доманиковых отложений в «Газпром нефти» оценивают в 5–10 лет.

Юрий Масалкин
Юрий Масалкин,
директор по геологоразведке и развитию ресурсной базы «Газпром нефти»

С каждым годом ВИНКи России будут наращивать присутствие трудноизвлекаемых запасов в своих портфелях. Это колоссальный объем неосвоенных пока углеводородов. В перспективе 5–10 лет доля добычи из ТРИЗ в среднем будет достигать 50–60%, поскольку запасы традиционных пластов, разрабатываемых на протяжении десятков лет, уже истощены.

Освоение этих ресурсов имеет важное экономическое значение. Речь о дополнительных налоговых отчислениях, рабочих местах, развитии рынка нефтесервисных услуг и технологий. Подбор эффективных ключей к ТРИЗ откроет доступ к добыче огромных запасов еще неосвоенных активов, а также вдохнет вторую жизнь в истощающиеся месторождения с развитой инфраструктурой.

Безусловно, двигаться необходимо сразу в трех направлениях. Продолжать разрабатывать технологические и операционные решения для снижения стоимости и повышения эффективности освоения месторождений с ТРИЗ. Второе: совместно с государством найти баланс в области налогообложения, который, с одной стороны, позволит стимулировать компании, с другой — обеспечить достаточный уровень налоговых отчислений.Наконец, необходимы инфраструктурные решения, которые позволят максимально монетизировать добываемое сырье.

Как и бажен, доманик предполагается разрабатывать горизонтальными скважинами с МГРП. Однако он очень плотный, а значит, при проведении ГРП потребуется создавать более высокое давление, что усложняет технологию.

Доманиковые отложения присутствуют на лицензионных участках «Газпром нефти» в Оренбургской области. В 2020 году компания создала здесь совместное предприятие с ЛУКОЙЛом и «Татнефтью». В портфель активов СП «Новые технологии добычи нефти» вошли Савицкий (ранее приобретен «Газпром нефтью») и Журавлевский (приобретен «РИТЭКом», дочерней компанией ЛУКОЙЛа) лицензионные участки. Каждому из участников принадлежит по 1/3 доли в проекте.

«Ключевые цели проекта — реализовать программу геолого-разведочных работ на лицензионных участках с доманиковыми отложениями и подобрать технологии, которые позволят успешно вовлечь запасы в коммерческую разработку, — говорит генеральный директор совместного предприятия Ирек Хабипов. — Важная составляющая проекта — технологическая. Обмен опытом, компетенциями, которые есть у всех участников СП, и совместный поиск наиболее эффективных решений».

На участках проведены сейсмические исследования, идет интерпретация полученных результатов. Кроме того, на Савицком участке завершилось бурение первой поисково-оценочной скважины. На следующий год запланирована программа ее испытаний. Бурение первой скважины показало, что, помимо доманиковых объектов, на участках есть и традиционные запасы. Возможность их вовлечения в разработку также рассматривается. Всего программа геолого-разведочного изучения участка включает строительство 6 поисковых и разведочных скважин с горизонтальным заканчиванием.

«К концу 2023 года планируется окончить поисковый этап геолого-разведочных работ, снять геологические неопределенности, — говорит Ирек Хабипов. — Следующий этап — адаптация технологий, ранее разработанных для баженовской свиты. Он продлится до 2026 года. На этом этапе предстоит доказать коммерческий кейс. Переход к промышленной разработке возможен в 2028 году».

Ачимовские толщи

Трудноизвлекаемые запасы углеводородов Ачимовские толщи. Трудноизвлекаемые запасы углеводородов

Таинственный палеозой

Еще один тип запасов и еще одна стратегическая ставка «Газпром нефти» — нефть палеозойских отложений, или доюрского комплекса. Она заключена в более глубоких и древних породах, чем юрские и меловые отложения, из которых традиционно ведут добычу углеводородов. Хотя эти запасы и относят к трудноизвлекаемым, правильнее было бы называть их труднонаходимыми. Ведь до сих пор месторождения доюрского комплекса открывали, по сути, случайно, когда скважины, пробуренные на традиционных залежах, захватывали более глубокие пласты.

Для сравнения, в Западной Сибири открыто более 3 тысяч традиционных месторождений и всего 68 палеозойских с доказанной нефтеносностью. Однако геологи считают, что запасы доюрского комплекса могут быть так же масштабны, нужно только научиться их находить. По оценкам института «ЗапСибНИИГГ», полученным в 2017 году, ресурсы доюрского комплекса Западной Сибири составляют 25,6 млрд тонн.

Инесса Яшнева
Инесса Яшнева,
начальник налогового
департамента «Газпром нефти»

Меры стимулирования разработки ТРИЗ были введены в налоговое законодательство в 2013 году. Они предполагают льготы по НДПИ для низкопроницаемых залежей и нефти из отдельных продуктивных отложений (в частности тюменская, баженовская, доманиковая свиты). Появление таких преференций позволило «Газпром нефти» нарастить инвестиционную активность и вовлечь в разработку ТРИЗ, а также способствовало старту проектов по комплексному изучению бажена и доманика.

На сегодня перечень льготируемых категорий ТРИЗ является неполным. Ряд категорий ТРИЗ не получили фискальных стимулов. Например, нефтяные оторочки, ачимовские и палеозойские залежи тоже требуют особого подхода в налогообложении ввиду сложных геологических и технологических условий их разработки. Надеемся, что правительством будет продолжена работа в этом направлении для стимулирования дальнейшего технологического развития отрасли и обеспечения ее устойчивого функционирования в долгосрочной перспективе.

Для «Газпром нефти» основной регион, где отрабатываются технологии поиска и разработки палеозойских запасов, — это Томская область. «Газпромнефть-Восток», совместное предприятие с Mubadala Petroleum, уже ведет здесь добычу на месторождениях доюрского комплекса. Работу с палеозоем ведут и другие дочерние общества и совместные предприятия «Газпром нефти». Так, в 2019 году «Славнефть-Мегионнефтегаз» провел испытание двух разведочных скважин на Южно-Островном месторождении, получив промышленные притоки. В 2023 году это месторождение планируется вводить в разработку. Планы по поисковому бурению на доюрском комплексе есть у «Газпромнефть-Хантоса» и «Салым Петролеум Девелопмента».

Одно из препятствий для успешного поиска таких запасов — недостаток исторических данных. Сейсмические исследования, которые проводились ранее, были нацелены в первую очередь на вышележащие слои осадочного чехла. Они не дают полной картины внутреннего строения палеозоя. Сегодня разработаны методики сейсмических исследований, позволяющие заглянуть глубже, однако и стоимость у них в два раза выше, чем у традиционной съемки. В любом случае провести новую сейсмическую съемку всей территории Западной Сибири стоило бы астрономических сумм, поэтому в компании ищут возможности получить максимум информации о доюрском комплексе с минимальными затратами за счет комплексирования исторических данных с результатами несейсмических методов геологоразведки (геофизические методы, исследование керна, метод потенциальных полей, тектоника, геохимия).

Сложности есть и с бурением поисково-оценочных скважин. Для исследований используются в основном старые скважины, пробуренные еще в советское время на территории Западной Сибири. Современного поисково-оценочного бурения на палеозое очень мало, потому что стоит оно дорого, а геологическая успешность его гораздо ниже, чем на традиционных запасах. «Успешность поискового бурения в Западной Сибири на отложениях осадочного чехла составляет 80%, а для палеозойских отложений этот показатель составляет всего 10%. Стоимость скважин при этом почти в два раза выше, — объясняет Павел Верещагин, руководитель проекта „Палеозой“ „Газпром нефти“. — Задача нашего проекта к 2025 году повысить успешность поискового бурения как минимум до 65%».

Работу над концепцией технологии поиска для палеозоя в «Газпром нефти» планируют завершить в 2021 году. Дальше начнутся ее испытания. Для этого на участках нераспределенного фонда Томской области планируется создать технологический полигон, на котором в дальнейшем можно будет опробовать и новые подходы к разработке месторождений. Что касается мер государственной поддержки проекта, уже получена и применяется льгота по налогу на имущество в Томской области. С администрацией Томской области, Министерством природных ресурсов и Министерством энергетики компания обсуждает льготы на геолого-разведочные работы за счет сокращения НДПИ с текущей добычи. Это позволит стимулировать поисковые работы на палеозое, в результате чего появятся новые месторождения, от добычи нефти на которых государство получит значительно большие средства.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ