«У нас много преимуществ в конкурентной борьбе на мировом рынке нефти и нефтепродуктов» — Журнал «Сибирская нефть» — №175 (октябрь 2020)

Программа «Газпром нефти» против COVID-19

Подробнее
«У нас много преимуществ в конкурентной борьбе на мировом рынке нефти и нефтепродуктов» — Журнал «Сибирская нефть» — №175 (октябрь 2020)

«У нас много преимуществ в конкурентной борьбе на мировом рынке нефти и нефтепродуктов»

Управляющий директор Gazprom Neft Trading GmbH Виталий Вяткин об основных направлениях развития компании, принципах построения экспортного бизнеса, влиянии пандемии на нефтяной рынок и перспективах выхода из кризиса

СН

С чего началась история Gazprom Neft Trading? Что стало отправной точкой развития этого направления бизнеса и привело к тому состоянию, в котором он находится сейчас?

В.В.

Наше торговое подразделение было основано в Вене в 2005 году и в 2007-м получило свое нынешнее название — Gazprom Neft Trading GmbH. Постепенно компания не только существенно расширила направления поставок нефти и нефтепродуктов на экспорт, но и стала формировать движение по цепочке создания стоимости, отходя от продаж исключительно в экспортных портах России и стремясь к построению высокомаржинальных каналов сбыта. Новая философия бизнеса воплотилась в долгосрочную стратегию развития, которая и предопределила наши последующие решения.

СН

Какие из них были основными?

В.В.

Если говорить об основных вехах, этапах, то это, конечно, начало поставок в 2010 году нефти сорта ВСТО через порт Козьмино, где мы максимизируем продажи конечным потребителям — переработчикам из стран Юго-Восточной Азии. Еще один серьезный вызов был связан с новыми экологическими требованиями, предъявляемыми к моторным топливам. «Газпром нефть» ответила на него модернизацией своих производств, что позволило выпускать топливо класса «Евро-5». Мы первыми из российских компаний начали поставлять экологичный дизель на европейский рынок.

В 2012 году мы начали заниматься маркетингом и реализацией иракской нефти. В 2014-м появилось новое направление, которое и сегодня остается нашим локомотивом развития: экспорт арктической нефти Приразломного и Новопортовского месторождений. В «Газпром нефти» создана уникальная модель экспортных поставок, которая, несомненно, была оценена рынком и позволила достичь высокой премиальности продаж сортов ARCO и Novy Port.

СН

Эти 15 лет вместили огромное количество масштабных событий на нефтяном рынке, да и вообще в мировой экономике. Мир пережил два глобальных кризиса, сланцевую революцию. Приходилось из-за этого менять инструменты, тактику, стратегию?

В.В.

Да, безусловно, нам приходилось вносить в работу серьезные коррективы. Но речь шла не о смене стратегии, а скорее о перенастройке механизмов взаимодействия с рынком. Например, после ужесточения внешнеполитической риторики в 2014–2015 годах пришлось оперативно проводить переговоры с контрагентами об изменении порядка расчетов. К примеру, в 2015 году более 50% объема нефти ВСТО, поставляемой на китайский рынок, мы продали с оплатой в китайских юанях. В том же году 75% нефти Novy Port было реализовано в российских рублях.

СН

Насколько за эти годы изменилась география спроса и предложения?

В.В.

На рынке произошли колоссальные изменения. Фокус мирового развития переместился на восток. Новыми центрами переработки нефти стали Индия, Юго-Восточная Азия и, конечно, Китай. Соответственно вырос и объем потребления на этих рынках. Мы вовремя уловили этот тренд, и сегодня примерно 12% своей экспортной продукции компания реализует на рынках Азиатско-Тихоокеанского региона.

СН

Основная конкурентная борьба тоже переместилась туда?

В.В.

Конечно. Те же ближневосточные производители нефти переместили фокус экспорта ресурсов с Америки на Китай. При этом сланцевая революция превратила сами США из импортера нефти и нефтепродуктов в экспортера, что серьезно сказалось на увеличении конкуренции как на восточном рынке, так и на основном, целевом для нас — европейском.

СН

Какие козыри в этой конкурентной борьбе есть у «Газпром нефти»?

В.В.

У нас их довольно много. Например, наша уникальная арктическая нефть. Тяжелая нефть Приразломного месторождения идеально подходит для загрузки вторичных перерабатывающих мощностей сложных НПЗ, и американская нефть здесь значительно проигрывает. Нефть Новопортовского месторождения — легкая и низкосернистая, имеет значительный выход средних дистиллятов, например дизельного топлива, наиболее востребованного на европейском рынке.

При этом у нас есть возможность поставлять арктическую нефть стандартными танкерами из порта Мурманска, что очень удобно нашим покупателям. Дело в том, что непосредственно с Нового Порта нефть вывозится небольшими танкерами-челноками ледового класса и затем перегружается на танкер-накопитель «Умба», находящийся в Мурманске. Здесь и формируются стандартные партии. Это довольно сложная схема, но в «Газпром нефти» создана цифровая система управления арктической логистикой «Капитан», которая позволяет организовать транспортировку нефти с удаленных активов без сбоев. Уникальные качества сырья и собственная круглогодичная логистика обеспечивают нам хорошие возможности монетизации арктической нефти на европейском рынке.

СН

Учитывая такой спрос, поиск других направлений реализации арктической нефти не ведется?

В.В.

Ведется и уже приносит результаты. Во втором квартале нынешнего года на фоне отсутствия спроса на нефть на европейском рынке мы впервые отправили новопортовскую нефть в Китай. Нефть арктических месторождений «Газпром нефти» вызывает интерес у многих переработчиков по всему миру. Мы хорошо знаем рынки Азиатско-Тихоокеанского региона и уже тесно работаем с ними, экспортируя туда нефть ВСТО. Необходимо отметить, что текущая ситуация малых крэк-спредов Крэк-спред — котировка, отражающая разницу между стоимостью сырья и конечного продукта. и низкого спроса на средние дистилляты в связи с пандемией коронавируса и отчасти с дедизелизацией, ставит перед нами задачу регулярного анализа альтернативных направлений и поиска новых коммерческих решений. Поставив арктическую нефть в Китай, мы продемонстрировали нашим азиатским потребителям, что такая поставка возможна. И если это направление будет экономически привлекательно, мы постараемся извлечь максимальную выгоду для «Газпром нефти» из таких поставок.

Иногда вопрос стоял так: если нам не удается зафрахтовать танкер, то должен быть пересмотрен весь баланс экспорта «Газпром нефти» на целый месяц

СН

Эта первая поставка арктической нефти в АТР была по Северному морскому пути?

В.В.

Нет. В июне еще слишком рано для поставок по Северному морскому пути. Там навигация возможна с июля по октябрь. Так что маршрут был длинным: через Мурманск, вокруг Европы, через Красное море, Сингапур. Танкер прошел через 4 океана. Рейс от Мурманска до порта разгрузки занял примерно 46 дней. Но отправка по СМП тоже возможна, нам это знакомо. В 2012-м мы стали первыми, кто поставил мазут из Мурманска в Сингапур по этому маршруту.

СН

Вы уже упомянули коронавирус. Какой ущерб пандемия нанесла рынку и какие контрмеры вы приняли, чтобы справиться с проблемами?

В.В.

Пандемия коронавируса существенно повлияла и на нас, однако наша ситуация отличается от общей на рынке. Дело в том, что наша стратегия предполагает продажу почти всего экспортного объема по годовым, так называемым термовым контрактам. В октябре-ноябре прошлого года, когда мы проводили годовые тендерные процедуры, наши легкая нефть и мазут были максимально востребованы у покупателей, что позволило зафиксировать эффективный уровень контрактных дифференциалов Дифференциал представляет собой оценку покупателями и продавцами продукта относительно рыночного эталона (бенчмарка) и общепринятых условий поставок. На величину дифференциала влияет качество и востребованность продукта, базис поставки, условия оплаты и др. . Поэтому в период кризиса компания получала довольно высокую премию по отношению к рынку.

СН

На 2021 год такие выгодные и удобные контракты, наверное, уже заключить не удастся?

В.В.

В условиях низкого и нестабильного рынка годовые контракты действительно представляют определенный риск для потенциальных покупателей. Но мы разрабатываем дополнительные механизмы, которые позволят, с одной стороны, все-таки сохранить премиальность нашего продукта, а с другой — обеспечат клиентам определенный комфорт с точки зрения ценообразования.

СН

Обрушив спрос и цены на нефть, коронакризис взвинтил стоимость фрахта танкеров и создал настоящий дефицит транспортных мощностей. Как на вас повлияла эта ситуация?

В.В.

Так же, как и на всех остальных. Минувший апрель, наверное, будет мне сниться еще несколько лет. Наши проблемы с фрахтом влияли на всю цепочку создания стоимости: и на добычу, и на переработку. Иногда вопрос стоял так: если нам не удается зафрахтовать танкер, то должен быть пересмотрен весь баланс экспорта «Газпром нефти» на целый месяц. А он определяет и объем сдачи нефтяного сырья, и загрузку нефтеперерабатывающих мощностей. Так что на фрахтовое направление легла огромная ответственность. Но за счет сбалансированного подхода к рыночным инструментам фрахтования, включая наше долгосрочное сотрудничество с «Совкомфлотом», мы выработали наиболее эффективную модель вывоза нефти и дизельного топлива и в этот непростой период обеспечили танкерным флотом весь запланированный объем.

СН

Что за решения — можете рассказать?

В.В.

В режиме локдауна, когда ставки фрахта росли, мы использовали инструмент последовательных рейсов, выполняемых строго определенными судами, для вывоза арктической нефти. Для нас это был определенный риск, потому что необходимо было обеспечить постоянную загрузку танкеров. С другой стороны, мы получали гарантию использования танкера для наших поставок на определенное количество рейсов.

СН

Сейчас стало легче?

В.В.

Гораздо легче. Cтавки фрахта значительно снизились. Мы надеемся, что такая конъюнктура сохранится как минимум на ближайший год. Сейчас ситуация выглядит достаточно стабильной, но, чтобы избежать подобного в будущем, у нас есть соглашение об аренде емкостей в Гамбурге для средних дистиллятов. И мы ведем постоянный диалог c судовладельцами на предмет обеспечения бесперебойного вывоза. Наша цель — защитить логистику до уровня в 80% морского экспорта.

Мы пристально наблюдаем за развитием тенденций. Отметили для себя, что Евросоюз анонсировал новые законодательные инициативы, направленные на развитие инфраструктуры водородной энергетики

СН

На каких принципах строятся отношения Gazprom Neft Trading с судовладельцами?

В.В.

У нас есть стратегия, в которой зафиксированы два направления, по которым мы обеспечиваем 100%-ный фрахт: арктическая нефть и дизельное топливо для европейских рынков. Это значит, что мы доставляем эти продукты до рынков потребления самостоятельно, сами фрахтуем танкеры. К партнерам-судовладельцам у нас очень жесткие требования. Например, возраст танкера не должен превышать 15 лет. Мы работаем со всеми видами договоров: долгосрочными контрактами, договорами краткосрочного фрахтования, арендой танкеров на время.

Кроме того, у нас заключен договор с крупнейшим международным морским клубом взаимного страхования, который позволяет нам управлять рисками при осуществлении морских международных перевозок нефти и нефтепродуктов. Мы фрахтуем все классы танкеров. В 2018 году мы заключили долгосрочный контракт с компанией «Совкомфлот». Это крупнейший российский судовладелец. В рамках этого контракта ключевым условием с нашей стороны было приоритетное использование для вывоза арктической нефти так называемых зеленых танкеров, способных использовать в качестве топлива СПГ. Мы хотим работать в Арктике не только эффективно, но и безопасно для окружающей среды.

СН

Насколько успешно продается российское дизельное топливо в Европе?

В.В.

Здесь дело даже не в самом топливе, а в той комплексной услуге, которую мы предоставляем потребителям вместе с ним. Мы не только самостоятельно доставляем нефтепродукт от порта погрузки до порта выгрузки. Самое главное, мы работаем на принятых на рынке Северо-Западной Европы условиях, предоставляя потребителю привычное для него ценообразование, качество, доставку. На приоритетном для нас рынке Германии наши конкурентные преимущества — это качество продукта, возможность активно работать с логистикой, аренда емкостей. Кроме того, мы — единственное дочернее общество российской компании, являющееся членом ассоциации независимых дистрибьюторов Германии, что также дает нам значительные преимущества с точки зрения работы на локальном рынке. И во время кризиса мы не подвели ни одного нашего покупателя. В том числе и поэтому сейчас наши основные немецкие дистрибьюторы очень хотят продлить с нами отношения на будущий год.

СН

Реализация нефти, которая добывается на месторождении Бадра в Ираке, — это тоже ваша сфера ответственности?

В.В.

Да. У Ирака уникальное географическое расположение: оттуда удобно экспортировать нефть как в Юго-Восточную Азию, так и в Европу. А у нас к моменту запуска Бадры уже были наработаны серьезные компетенции по продаже нефти и на юг Европы через Средиземное море, и на китайский рынок — по ВСТО. Государство Ирака компенсирует компании за счет экспорта нефти расходы, которые она инвестировала в добычу этой самой нефти. При этом мы не можем продавать сырье так, как хотим, — только на базе официальной котировки, сформированной государственной компанией Ирака SOMO (State Oil Marketing Organization). В итоге мы создали особый механизм взаимодействия как с нашими клиентами, так и с «Газпромнефть-Бадрой», которая является оператором добычи в Ираке. Мы достаточно качественно адаптировались и продаем иракский ресурс нашим европейским и азиатским потребителям пусть и с небольшой, но премиальностью.

СН

Рассматриваете ли вы возможность какой-то диверсификации бизнеса? Например, параллельно с продажей нефти и нефтепродуктов начать реализовывать что-то еще. Или выводить на рынок какие-то ваши новые компетенции?

В.В.

Мы пристально наблюдаем за развитием тенденций. Отметили для себя, что буквально месяц назад Евросоюз анонсировал новые законодательные инициативы, направленные на развитие инфраструктуры водородной энергетики. Мы не упустили из своего поля зрения и покупку нашим большим торговым партнером — компанией Total — сети электрических зарядных станций в Великобритании. Так что ищем варианты и возможности.

СН

Возможности во многом зависят от того, как будет развиваться внешняя ситуация в мире. Делали ли вы какие-то прогнозы по этому поводу?

В.В.

Безусловно. Мы отслеживаем все тенденции, регулярно общаемся с консультантами, обмениваемся мнениями со стратегами «Газпром нефти». Скорее всего, стоит ожидать крайне сложного вхождения в 2021 год. Эффективность продаж и поставок по основным направлениям, вероятнее всего, снизится. Но при этом есть ожидание, что со второй половины года ситуация будет складываться для нас достаточно удачно. Учитывая, что большинство компаний отрасли значительно сокращают объем инвестиций в добычу, после возобновления активной экономической деятельности по всему миру на горизонте от 9 месяцев до 1,5 года сокращение объема сырья на рынке будет влиять на рост абсолютной стоимости ресурса и на премиальность нашего продукта.

СН

Какие основные направления развития в стратегической перспективе вы видите для Gazprom Neft Trading GmbH?

В.В.

Я считаю, что мы должны сохранять наши наработанные компетенции и при этом быть всегда в тренде, не упускать тенденций мирового рынка, будь то развитие альтернативной энергетики, изменение законодательств, внедрение цифровых инструментов. При этом мы должны в любой момент времени обладать глубоким знанием локальных рынков, предлагать качественные решения для наших потребителей и за счет этого обеспечивать максимальную эффективность экспортной реализации.

Gazprom Neft Trading GmbH

Международное торговое подразделение «Газпром нефти», основанное 1 апреля 2005 года в Вене, Австрия. Ключевые направления деятельности компании: маркетинг и реализация всех сортов нефти, добываемых «Газпром нефтью» на мировых рынках. Gazprom Neft Trading GmbH выполняет программу оптовой торговли низкосернистым дизельным топливом в Европе, занимается реализацией мазута и нафты, экспортируемых через порты РФ. Кроме того, в сферу деятельности компании входит фрахтование танкерного тоннажа всех типоразмеров для выполнения контрактных обязательств по поставкам нефти и нефтепродуктов на международные рынки, сопровождение и экспертная поддержка международных проектов «Газпром нефти».

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ