Нефть и мода — Журнал «Сибирская нефть» — №175 (октябрь 2020)

Программа «Газпром нефти» против COVID-19

Подробнее
Нефть и мода — Журнал «Сибирская нефть» — №175 (октябрь 2020)

Нефть и мода

Текст:
Фото: Getty images, ТАСС
Нефть и мода

В гардеробе каждого современного человека найдется нефть. Вернее, предметы одежды и аксессуары, изготовленные из продуктов переработки нефти. Это и пластиковая фурнитура, и галантерейные товары, полностью или частично изготовленные из заменителей кожи на основе полиуретановых волокон, и, конечно, разнообразные синтетические текстильные материалы, из которых пошита и связана наша одежда

Появление в первой половине 20-го века синтетических полимерных волокон, сырьем для которых служат природные углеводороды, стало настоящим прорывом в легкой промышленности. Добавление синтетики к натуральному сырью позволило добиться новых потребительских качеств массовой одежды: она стала доступнее, проще в уходе и чистке, повысилась ее износостойкость. Благодаря новым материалам бытовая сторона жизни упростилась, но изменились и потребительские практики в области одежды и обуви, ускорились модные циклы, что привело к феномену так называемой быстрой моды (fast fashion). Значительные трансформации произошли в культуре и социальных отношениях.

Последствия вторжения синтетики в моду чрезвычайно многообразны, даже если ограничиться только повседневной сферой. А ведь есть еще спортивная, туристическая и спецодежда, которые сегодня без синтезированных материалов немыслимы вовсе. Вот несколько наиболее ярких примеров того, как достижения в нефтехимии привели к появлению знаковых предметов в истории моды.

Чулки, колготки и носки

В 1938 году крупнейший американский химический концерн DuPont публично объявил о создании нового синтетического материала под названием нейлон (Nylon). Разработки нитей из полиамидного волокна шли долго, с конца 1920-х годов. Но финальный результат работы команды химиков под руководством выдающегося ученого Уоллеса Хьюма Карозерса (Wallace Hume Carothers) безусловно стоил потраченных усилий. Нейлон обладал исключительными свойствами: легкостью, износостойкостью и прочностью, а главное, был рентабелен в массовом производстве.

Потенциальный спектр применения нового материала был очень широк, но концерн решил сфокусироваться на продвижении нейлона на рынке модных товаров, а конкретнее — женских чулок. И это был прорыв. Нейлоновые изделия оказались намного прочнее и доступнее шелковых чулок и эстетически привлекательнее вискозных и хлопковых, которые доминировали на рынке в тот момент. В 1939 году DuPont торжественно представил свой товар на Международной ярмарке в Нью-Йорке, и публика оценила его по достоинству.

Уоллес Хьюм Карозерс, 1896–1937. Фото: Getty images, ТАСС
Уоллес
Хьюм Карозерс
1896–1937

Поступив в массовую продажу в 1940 году, четыре миллиона пар чулок были проданы за четыре дня. Маркетинговая кампания по продвижению нейлоновых чулок на американском рынке впечатляла масштабом. Помимо многочисленных рекламных публикаций в СМИ, в Лос-Анджелесе установили одиннадцатиметровый макет женской ноги в чулке. Модель была заявлена как увеличенная копия, снятая с кинозвезды Мари Уилсон (Marie Wilson).

С началом Второй мировой войны нейлон был объявлен стратегическим материалом, а его выпуск переориентирован на военные нужды. Тонкий и прочный «искусственный шелк» оказался незаменим в производстве парашютов, экипировки, канатов и т. д. Чулки быстро стали дефицитом и предметом спекуляций, купить их можно было лишь на черном рынке. В этот же период первые нейлоновые чулки попали в Европу вместе с американскими солдатами, которые привозили их в качестве ценнейшего и желаннейшего подарка местным девушкам. В США выпуск чулок возобновился лишь в 1945 году. Первые партии товара в магазинах спровоцировали такой ажиотаж и многометровые очереди, что этот эпизод вошел в американскую историю под названием «нейлоновые бунты» (nylon riots).

В СССР велись аналогичные разработки полиамидных волокон. И в начале 1940-х искомый материал, названный капроном, был синтезирован. Однако массовое производство капроновых чулок было налажено лишь в 1950-е. И их качество, по отзывам современников, значительно уступало заграничным образцам. Мемуаристки вспоминают, что советские чулки буквально стекленели на ногах в морозную погоду.

Материал нейлон, созданный компанией Du Pont, произвел переворот в производстве женских чулок. Фото: Getty images, ТАСС Материал нейлон, созданный компанией Du Pont, произвел переворот в производстве женских чулок

Производство товаров массового спроса достигло впечатляющих масштабов, что стало возможным во многом благодаря новым синтетическим материалам, практичным и доступным. Массовая культура и научно-технический прогресс были столь актуальны, что их осмыслением занялись искусство (например поп-арт, возникший в конце 1950-х в Великобритании) и гуманитарные науки. Ролан Барт — французский писатель, одна из главных интеллектуальных звезд эпохи — в своей знаковой книге «Мифологии» размышлял о пластмассе как о культурном феномене, полагая, что она «есть не столько вещество, сколько сама идея его бесконечных трансформаций», которыми «человек меряет собственное могущество».

На этом материальном, культурном и ментальном фоне в моде происходили принципиальные изменения. Одно из них — появление мини-юбок, последнее в 20-м веке подлинное модное новшество. Изобретение мини, как это часто бывает в сфере дизайна, нельзя однозначно приписать одному модельеру. Очевидно, идея носилась в воздухе, и разработкой таких фасонов занимались параллельно несколько дизайнеров. Среди них наиболее известны французы Андре Курреж, Пьер Карден и англичанка Мэри Куант. Так или иначе, к середине 1960-х мини-юбки стали модной данностью, но их невозможно было носить с чулками. Так появились колготки. Новаторские изменения в моде редко проходят изолированно. Одно новшество влечет за собой другое. Именно так произошло в этот раз. И если нейлоновые чулки были прорывом в моде, то колготки — почти революцией.

Однако не стоит думать, что только женский гардероб обогатился благодаря продуктам нефтехимии. Такой незаметный, но незаменимый предмет мужского костюма, как носки, приобрел современную форму благодаря резинке из эластичной синтетики. Первую половину 20-го века носки делались без нее и закреплялись на ноге с помощью довольно громоздкой конструкции из ремешков и металлических прищепок, что в свою очередь не позволяло штанинам сужаться больше известного предела. Появление безразмерных, тянущихся носков завершило эволюцию этого предмета гардероба.

Выставка британского дизайнера Мэри Куант в лондонском музее Виктории и Альберта. Фото: Getty images, ТАСС Выставка британского дизайнера Мэри Куант в лондонском музее Виктории и Альберта

Сапоги гоу-гоу, луноходы и кроссовки

Еще одно достижение нефтехимии, которое изменило моду, — полиуретан. Вернее, этот материал изменил всю предметную среду западного мира и моду как его часть. Промышленное производство полиуретана было начато в США в конце 1950-х годов, и маркетологи позиционировали его как материал с неограниченными возможностями, имея в виду, что изделие может обладать разнообразной фактурой, плотностью и назначением. Из полиуретана стали делать подошвы. Это значительно улучшило потребительские качества обуви, облегчило уход за ней, продлило срок эксплуатации. И пошатнуло незыблемые позиции сапожников на рынке услуг: после этого изобретения кожаные подошвы практически перестали использоваться в массовой обуви, переместившись в узкий сектор товаров элитного класса и, как правило, ручной работы.

Еще один заменитель кожи, поливинилхлорид (ПВХ), благодаря многообразию небывалых декоративных эффектов очаровал многих дизайнеров одежды и обуви. В 1963 году уже упомянутая модельер Мэри Куант представила свою коллекцию «Wet», которая произвела в западной моде эффект взрыва и за несколько недель стала культовой. Название коллекции, состоявшей в основном из виниловых дождевиков и обуви, объясняется, с одной стороны, непосредственным назначением этих предметов — для влажной погоды, а с другой стороны, характеризует специфический декоративный эффект поверхности из винила — гладкой, блестящей, как бы мокрой. Яркие одежда и обувь из этого материала обладали новаторской эстетикой, вызывающе искусственной, непохожей на что-либо, существующее в природе, и моментально стали ультрамодными. Высокие, плотно облегающие ногу сапоги из белого винила, на низком каблуке, как нельзя лучше подходившие к мини-юбке, стали фактической униформой танцовщиц (go-go girls) модных клубов свингующего Лондона и потому получили название гоу-гоу (go-go boots). Через некоторое время так назывались все высокие сапоги из искусственной кожи с эффектом лака. И носили их отнюдь не только танцовщицы: они стали знаковой обувью западной моды 1960-х.

Сапоги гоу-гоу из искусственной кожи с эффектом лака стали знаковой обувью западной моды 1960-х. Фото: Getty images, ТАСС Сапоги гоу-гоу из искусственной кожи с эффектом лака стали знаковой обувью западной моды 1960-х

Интерес массовой культуры к синтетическим материалам и увлеченность научно-техническим прогрессом, в особенности темой космоса, вылились в яркое и оригинальное модное течение. Чаще всего это направление так и называют — мода космической эры (space age fashion), или просто космическая мода. Еще одной знаковой вещью этой эпохи, помимо одежды и обуви из ПВХ, стали так называемые мунбуты (moon boots).

Итальянская компания Tecnica Group, вдохновившись экспедицией космического корабля «Аполлон-11» и высадкой на Луну американских астронавтов, выпустила в 1970 году первую партию своих мунбутов — дутых сапог из нейлона на полиуретановой подошве. Эта обувь, наравне с джинсами, стала важной частью моды унисекс, то есть стиля, ориентированного на представителей обоих полов.

До СССР мода на мунбуты добралась лишь к концу 1970-х, но по масштабу превзошла западную. Получив ходовые названия «дутики» и «луноходы», в советские 1980-е эти ботинки стали культовой вещью, большим дефицитом и знаком социального престижа.

Нельзя не сказать про кроссовки — обувь, которая во многом задала общий вектор моде последней четверти 20-го века и начала 21-го. И которая ни технологически, ни эстетически немыслима без синтетических материалов. Кроссовки прошли долгий путь эволюции от спортивных теннисных туфель 19-го века с каучуковой подошвой и хлопковым верхом. Многие классические модели появились в период между 1964 и 1982 годами. К ним относятся Superstar от Adidas, Suede от Puma и SL 72 от Adidas, выпущенные к Олимпийским играм 1972 года. В это же время сложилась самобытная кроссовочная эстетика с ее кислотными цветами, подчеркнутой искусственностью форм и общей футуристичностью дизайна.

Путь к мировому господству кроссовки начали в 1970-х годах вместе с фитнес-бумом. В 1980-е они позиционировались на рынке как часть образа жизни, видимый символ социального статуса. В 1990-е эта обувь стала плацдармом для реализации самых смелых находок инженерной мысли: с консольными подошвами, сложными гелевыми системами, воздушными подушками и встроенными помпами. Наконец, в начале 21-го века кроссовки, сохраняя свой статус-кво важной части массовой культуры, стали, пожалуй, самой популярной городской обувью всех гендеров и возрастов.

Изобретатель мунбутов Джанкарло Занатта и его сын Альберто. Фото: Getty images, ТАСС Изобретатель мунбутов Джанкарло Занатта и его сын Альберто

Советская мода на синтетику

Случай с «дутиками» — наглядный пример того, как западный тренд, попадая с неизбежной задержкой в СССР, начинал здесь новую жизнь: развивался по другим, отличным от западных, траекториям, приобретая в советском контексте иные, порой неожиданные смыслы. Нередко проходная и в целом незначительная для западной моды вещь получала в СССР культовый статус. Так, например, произошло с плащом болоньей — не просто модной одеждой, но одним из главных символов эпохи хрущевской оттепели.

В странах Запада тренчи и плащи стиля унисекс из синтетических тканей на основе полиамида массово выпускали с 1950-х годов. Но там эта одежда пользовалась умеренным спросом в первую очередь из-за своих потребительских качеств: плотная синтетическая ткань хоть и защищала от дождя, но совсем не согревала и не пропускала воздух, создавая эффект парника. В начале 1960-х в СССР поступили первые импортные партии плащей из Италии (с городом Болонья и связано ходовое советское название ткани, а затем и самого предмета одежды) и были встречены восторженно.

В советский кинопрокат попадали немногие иностранные ленты, но тем сильнее был эффект от тех, которые все же пробивались на экраны. К тому же в условиях ограниченного информационного обмена с остальным миром именно кинематограф становился важнейшим источником распространения модных веяний с Запада. Влияние кинообразов было исключительно велико, что повлияло на популярность плаща болоньи, ведь именно так был одет персонаж Алена Делона, одного из киноикон эпохи, в фильме «Рокко и его братья» (режиссер Лукино Висконти, 1960), классике итальянского неореализма. Увековечены плащи болоньи и в отечественных фильмах. Прежде всего стоит назвать шедевр оттепельного кино «Июльский дождь» (режиссер Марлен Хуциев, 1966), где эта одежда предстает не просто реквизитом, но характерной приметой и даже визуальной метафорой времени.

Советская легкая индустрия с опозданием, но все же освоила выпуск капроновой ткани болонья и пошив соответствующих плащей. А единожды освоив, фабрики запускали поточные линии огромными тиражами и на долгие годы. В терминологии того времени — «гнали вал». Так, плащи болоньи, сохраняясь в ассортименте отечественных швейных фабрик на протяжении двух десятилетий, прошли печальную эволюцию от остромодной дефицитной и статусной вещи до элемента непритязательного гардероба пенсионеров-дачников.

В целом в годы оттепели производству синтетических материалов уделялось большое внимание, поскольку химизация народного хозяйства была важной частью хрущевских экономических реформ. Так, разработка синтетических тканей оказалась делом государственной важности и активно пропагандировалась. Средства массовой информации рапортовали об успехах социалистической промышленности, а в 1961-м в Москве торжественно открылся первый специализированный магазин «Синтетика». Он считался престижным местом, где можно было купить одежду из небывалых современных материалов. Впрочем, официальные отчеты о достижениях расходились с повседневными реалиями. И в магазинах модная синтетика была в явном дефиците, а то что было, в значительной части имело импортное происхождение. Например, во второй половине 1950-х в советские магазины поступало много китайских товаров, в том числе очень модные тогда мужские рубашки из синтетического шелка. Один из героев знаковой оттепельной повести В. П. Аксенова «Коллеги» сочинил шуточный экспромт:

Прислали мне друзья китайцы
Рубашку из своей большой страны.
И я купил ее в универмаге
И заправляю каждый день в штаны.

Пик моды на мужские нейлоновые рубашки, немнущиеся, часто ярких цветов, пришелся в СССР на начало 1960-х годов. Примечательно, что к этому времени в Европе они уже утратили былую популярность, переместившись в сегмент дешевой массовой одежды сомнительных гигиенических свойств: нейлон не позволял коже дышать, а для нательной одежды это весомый недостаток. Как писал в своих воспоминаниях искусствовед М. Ю. Герман, в 1965 году во Франции «нейлоновые рубашки... стоили гроши, и носили их только бедные приказчики и алжирцы».

Плащи из синтетических материалов стали невероятно популярны в СССР под влиянием кинематографа. Показ модных плащей, 1964 год. Фото: Getty images, ТАСС Плащи из синтетических материалов стали невероятно популярны в СССР под влиянием кинематографа. Показ модных плащей, 1964 год

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ