Ротшильды и российская нефть — Журнал «Сибирская нефть» — №174 (сентябрь 2020)

Программа «Газпром нефти» против COVID-19

Подробнее
Ротшильды и российская нефть — Журнал «Сибирская нефть» — №174 (сентябрь 2020)

Ротшильды и российская нефть

Четверть века успешной работы французских банкиров в нефтяной промышленности дореволюционной России

Текст:
Фото: Tekniska Museet
Ротшильды и российская нефть

Парижский банкирский дом Ротшильдов, старейшая европейская финансовая группа, уже с середины XIX века проявлял большой интерес к России. Вначале это были многочисленные займы российскому правительству, в том числе и на строительство стратегической Закавказской железной дороги. Затем в 80-х годах XIX века — непосредственное участие в одной из самых перспективных отраслей российской экономики — нефтяной промышленности.

Судьба БНИТО

1 июля 1883 года высочайшим повелением императора Александра II был утвержден устав Батумского нефтепромышленного и торгового общества (БНИТО). Основной капитал компании был обозначен 1,5 млн руб. Учредителями стали инженеры путей сообщения Сергей Палашковский и Андрей Бунге, руководители строительства железнодорожной магистрали Баку — Тифлис — Батуми. Прозорливо оценив, что именно транспортировка нефти и нефтепродуктов является ключевым звеном в сбытовой политике, они сделали ставку на создание парка вагонов-цистерн, способного справиться с сухопутной перевозкой больших объемов апшеронской нефти от промыслов к морским портам.

Начав со скупки облигаций БНИТО, банкирский дом Ротшильдов вскоре получил контроль над компанией

Уже первые годы деятельности подтвердили, что выбор был сделан правильно. В 1884-м из общего объема нефти и нефтепродуктов, отправленных из Батуми за границу (всего 3 млн 746 тыс. пудов), 44,5% пришлось на долю БНИТО. Такие успехи вызвали у учредителей желание выйти за рамки специализированной транспортной структуры и принять непосредственное участие в добыче и переработке нефти. Были арендованы два участка в Балаханах, на нефтеносных землях генерал-адъютанта Лазарева и княгини Гагариной, где развернулись буровые работы. В Батуми были построены четыре железных резервуара вместимостью по 80 тыс. пудов: два для хранения керосина и по одному для смазочных масел и мазута. В короткие сроки там же построено хорошо оснащенное предприятие по серийному производству тары для нефтепродуктов с суточной производительностью 12 тыс. жестянок.

Все это потребовало привлечения немалых средств. Обращение учредителей в Санкт-Петербург нашло понимание в правительственных кругах. И 16 ноября 1884 года последовало высочайшее повеление императора Александра III «О разрешении выпуска облигаций Батумскому нефтепромышленному и торговому обществу».

Завод Ротшильдов в Баку

Принимая во внимание ограниченность отечественного фондового рынка, учредители решили провести основное размещение выпуска облигаций БНИТО во Франции. И вскоре все они оказались в распоряжении Парижского банкирского дома Ротшильдов, который в то время интересовался возможностью поучаствовать в российском нефтяном деле.

Альфонс Ротшильд
1827–1905

Во главе банкирского дома в тот период уже 16 лет находился барон Альфонс Ротшильд, крупнейший финансовый деятель, игравший важную роль во французской и мировой политике. Достаточно отметить, что именно он организовал выплату контрибуции Франции после ее поражения в 1871 году во Франко-прусской войне, тем самым сохранив у власти правительство Адольфа Тьера.

Нарастающий сбытовой кризис в российской нефтяной промышленности способствовал реализации плана, выработанного в Париже. Уполномоченному Ротшильдов в России последовало указание о скупке всех кредитных и долговых обязательств Батумского нефтепромышленного и торгового общества. И уже вскоре инженеры Палашковский и Бунге были вынуждены передать свое дело в руки французских управляющих.

18 июля 1885 года последовало высочайшее утверждение постановления Комитета министров «Об увеличении основного капитала Батумского нефтепромышленного и торгового общества и наименовании оного «Каспийско-Черноморское нефтепромышленное и торговое общество». Основной капитал был обозначен 3 млн рублей. БНИТО оставило новой компании существенный парк вагонов-цистерн, 4 резервуара и жестяночный завод в Батуми, небольшой нефтеперегонный завод в Баку и 4 эксплуатационные скважины в Балаханах со средней производительностью около 5 тыс. пудов в сутки.

Большая нефтяная игра

Появление «Каспийско-Черноморского нефтепромышленного и торгового общества» (КЧНИТО) вызвало в России самые различные противоречивые оценки в промышленных и государственных кругах.

30 сентября 1886 года нефтепромышленники Григорий Лианозов и Михаил Лазарев в письме министру государственных имуществ Михаилу Островскому писали: «Все нефтяные продукты сейчас обесценены до крайности, заводы и промыслы также потеряли всякую ценность; словом, все неизбежно идет к переходу имущества бакинцев за гроши в сильные руки, каковыми легко может сделаться фирма Ротшильда, уже приобретшая, как известно, дело Батумского общества».

В мае 1887 года Баку посетил гениальный русский композитор Петр Чайковский, который в письме своей покровительнице Надежде фон Мекк писал о своих впечатлениях: «На другой день по приезде я отправился осматривать местность, где добывается нефть и где несколько сот колодцев и фонтанов выпускают ежеминутно сотни тысяч пудов нефти. Это грандиозное, хотя мрачное зрелище. На мое счастье накануне моего посещения огромный нефтяной фонтан стал бить на одном из участков, принадлежащем Ротшильду».

Состав железнодорожных цистерн с нефтью, Баку

Показательно содержание ответного письма, которое характеризует отношение российской интеллигенции к деятельности французских банкиров в русском нефтяном деле. Надежда фон Мекк писала: «Очень мне было интересно читать ваше описание путешествия, но очень больно видеть имя Ротшильда в богатом царстве Кавказа. Я все еще думала, что это утка насчет того, что он купил нефтяные заводы, так не хотелось верить этому, но из вашего письма увидела, что это — свершившийся факт».

10 октября 1887 года директор Русского общества пароходства и торговли Николай Фан-дер-Флит в своей записке указал: «Почти одновременно в русском керосиновом деле выступил новый деятель в лице парижской фирмы Ротшильд, приобретшей бывшее предприятие Палашковского и Бунге. Обладая громадными денежными средствами, фирма эта с осени 1886 года стала энергично приводить в исполнение свое намерение занять главенствующее положение в вывозе за границу русского керосина. Не довольствуясь размерами купленного у господ Палашковского и Бунге дела, фирма Ротшильда стала скупать керосин на срок у прочих заводчиков».

В правительственных кругах активность и растущее влияние КЧНИТО также вызывала настороженность. 10 апреля 1889 года министр государственных имуществ Михаил Островский в письме министру финансов Ивану Вышнеградскому отмечает: «Все более и более усиливающееся влияние Ротшильда на положение нефтяной промышленности на Апшеронском полуострове, влияние, в силу которого он стал почти монопольным распорядителем судеб ее и держит в своих мощных руках большую часть местных нефтепромышленников».

Тем не менее в результате четкой организации производственного и сбытового цикла вывоз керосина «Каспийско-Черноморского нефтепромышленного и торгового общества» за границу в 1888 году достиг 16 млн пудов, что составило 58,6% всего российского экспорта. Надо принять во внимание, что на собственном нефтеперерабатывающем заводе вырабатывалось всего 2,5 млн пудов керосина в год. Переоснащение этого предприятия современным оборудованием привело к росту его мощности. В 1890-м там производилось уже 4,7 млн пудов керосина или 10,8% общего объема продукции на Апшеронском полуострове.

Неудивительно, что пришло время и другим суждениям о деятельности французских банкиров. В «Обзоре фабрик и заводов Бакинской губернии», изданном в Тифлисе в 1890 году, появилась диаметрально противоположная оценка первых лет деятельности парижского банкирского дома Ротшильдов: «Вступление Ротшильда в среду бакинских нефтепромышленников многими ожидалось с большим нетерпением, в надежде, что он своим капиталом даст сильнейший толчок всему нефтяному делу. «...» Действительно, появление названного торгового дома значительно оживило нефтяную промышленность. Открыв многим предпринимателям широкий кредит в десятки и сотни тысяч рублей, он помог им выйти из крайне затруднительного положения, а некоторых даже спас от полного разорения«.

С начала 90-х годов ХХ века Ротшильды вступили в деловое сотрудничество с британской фирмой Marcus Samuel & Co. В августе 1892 года паровой танкер этой компании Murex водоизмещением 5 тыс. тонн совершил первый рейс, направившись сначала в Средиземное море, а затем, минуя Босфор и Дарданеллы, зашел в Черное море. Здесь, погрузив на батумском нефтеналивном терминале «Каспийско-Черноморского нефтепромышленного и торгового общества» 4 тыс. тонн российского керосина, танкер проследовал обратно в Средиземное море. Затем через Суэцкий канал вышел в Индийский океан и доставил груз в Бангкок. Это событие в британской прессе того времени было названо как «переворот Маркуса Сэмуэля». И с того года российский керосин регулярно поступал на рынки Юго-Восточной Азии и Дальнего Востока.

Морис Эфрусси
1849–1916
Давид Ландау
1866–1943

В конце ХIХ века основной капитал компании составлял уже 6 млн рублей. В перечень основных фондов компании входили: 99 буровых скважин, 130 паровых машин, 78 паровых котлов, 84 паровых насоса, 28 железных резервуаров общим объемом 559 тыс. куб. м, нефтепровод длиной 8 верст с диаметром трубы 6 дюймов, по которому ежегодно перекачивалось свыше 28 млн пудов нефти. Парк вагонов-цистерн насчитывал 100 единиц. В 1899 году на промыслах общества было добыто 32 млн 526 тыс. пудов нефти. На нефтеперегонном заводе в Кишлах (возле Баку) было произведено 7 млн 913 тыс. пудов керосина и 17,1 млн пудов мазута. Компания начала разведку на нефть в Терской и Кубанской областях.

В тот период пост председателя правления компании занимал Морис Эфрусси, зять Альфонса Ротшильда. В составе директоров находились горный инженер Константин Скальковский, бывший директор Горного департамента в 1891–1896 годах; князь Георгий Грузинский; финансист Арнольд Фейгль. Техническим директором долгое время являлся инженер-технолог Давид Ландау, отец лауреата Нобелевской премии по физике академика Льва Ландау.

В 1903 году в российской нефтяной промышленности произошло событие, вскоре во многом определившее расстановку сил на внутреннем рынке нефти и нефтепродуктов

В 1909 году на Апшеронском полуострове из 146 производительных скважин «Каспийско-Черноморское нефтепромышленное и торговое общество» добыло 39 млн 323 тыс. пудов нефти. На промыслах работали 95 паровых машин мощностью 3800 л. с., 80 электромоторов, 40 газовых двигателей и 4 нефтемотора. На керосино-масляном заводе было произведено 6 млн 455 тыс. пудов керосина, 795 тыс. пудов газойля, 992 тыс. пудов смазочных масел, 17 млн 537 тыс. пудов мазута, 1 млн 910 тыс. пудов гудрона. Компания располагала собственной электростанцией, нефтепроводом, водопроводом с забором морской воды для технических целей и хорошо оснащенными механическими мастерскими. Число работающих составляло 2410 человек.

Следует упомянуть о благотворительной деятельности нефтяных компаний Ротшильдов в России. На промыслах Апшеронского полуострова на свои средства они построили и содержали две начальные школы, где учились дети рабочих. В Баку финансировалась деятельность мужского и женского профессиональных училищ, а также субботних вечерних общеобразовательных курсов. Были учреждены 60 корпоративных стипендий для обучения юношей в коммерческих учебных заведениях.

История мазута

Стремясь повысить эффективность своего дела на внутреннем российском рынке, парижский банкирский дом Ротшильдов принимает решение о создании в России совместно с Петербургским международным банком новой нефтяной компании.

В апреле 1897 года Альфонс Ротшильд писал в Министерство финансов: «У меня есть все основания надеяться, что дело, которое мы желаем предпринять, даст прибыль на вложенные в него капиталы и что оно будет содействовать промышленному и коммерческому развитию страны».

В письме сотрудников банка Алексея Давидова и Эдуарда Мейера в Департамент торговли и мануфактур Министерства финансов России от 26 июня 1897 года были обозначены следующие цели новой компании: «Общество „Мазут“ предполагает продолжить дело дома „Поляк и сыновья“ в перевозке, хранении и продаже приобретенной нефти и продуктов. Кроме того, названное общество имеет в виду расширить это предприятие как усилением перевозочных средств, так и устройством собственных заводов для переработки нефти. В будущем, при развитии дел обществ учредители предвидят необходимость, в зависимости от состояния нефтяного рынка, расширить также и район действий, не выходя, однако, из пределов Российской империи».

В конце первого десятилетия ХХ века Эдмонд Ротшильд вступил в переговоры с руководством британо-голландской компании Royal Dutch/Shell. Об этом стало известно Эммануилу Нобелю

30 января 1898 года был высочайше утвержден устав нефтепромышленного и торгового общества «Мазут». Основной капитал компании составил 4 млн рублей. В состав правления вошли: Морис Эфрусси (председатель), Михаил Поляк (директор-распорядитель), Эмиль Дейтш, Юлий Арон и Савелий Поляк. Общие собрания акционеров проходили в Москве не позже августа, 25 акций давали право одного голоса.

Достаточно быстро компания «Мазут» стала одним из ключевых игроков на внутрироссийском рынке транспортировки и сбыта нефти и нефтепродуктов. В 1903 году основной капитал составлял 6 млн руб. (24 тыс. именных акций по 250 руб.), чистая прибыль — 531 тыс. 300 руб., дивиденд — 6%. Только в Каспийском море плавало 13 собственных быстроходных танкеров. Большой флот буксирных пароходов и нефтеналивных барж обеспечивал доставку керосина и мазута по Волге. Оперативно общество «Мазут» открыло свои агентства в Поволжье: Нижнем Новгороде, Самаре, Царицыне, Астрахани, а также в Прибалтийских губерниях и Польше.

Эдмонд Ротшильд
1845–1934

В 1903 году в российской нефтяной промышленности произошло событие, вскоре во многом определившее расстановку сил на внутреннем рынке нефти и нефтепродуктов. Между «Товариществом нефтяного производства братьев Нобель» и нефтепромышленным и торговым обществом «Мазут» в конфиденциальной обстановке было заключено особое соглашение, впоследствии известное в историко-экономической литературе как «Нобмазут». Оно носило отчетливо выраженный картельный характер и имело в виду проведение согласованной активной торговой политики на внутренних рынках в целях достижения максимальной монополизации сбыта нефти и нефтепродуктов в Российской империи и получения высокой монопольной прибыли. Еще одной причиной создания «Нобмазута» было стремление со стороны российских нефтепромышленников заблокировать активные попытки американской компании Standard Oil Company проникнуть на российский рынок. В результате реализации этого соглашения уже через несколько лет доля участия «Нобмазута» на внутреннем нефтяном рынке страны достигла 70–80%, а в отдельные годы этот показатель был еще выше.

В конце первого десятилетия ХХ века основной капитал «Мазута» составлял 6 млн рублей (24 тыс. именных акций по 250 руб.). Компания имела разветвленную региональную сбытовую сеть, собственное буксирное пароходство на Волге, большой парк вагонов-цистерн для перевозки нефтепродуктов, ремонтные мастерские и другие сервисные структуры.

В августе 1892 г. танкер Murex совершил первый рейс с российским керосином компании Ротшильдов из Батуми в Бангкок

Смена собственника

В 1905 году в связи с кончиной Альфонса Ротшильда руководство нефтяными делами переходит к его младшему брату Эдмонду. Грозные события первой русской революции 1905 года, затронувшие Апшеронский полуостров, где всего за четыре августовских дня было уничтожено 52% операционных скважин, заставили его более внимательно отнестись к анализу положения дел и оценке ближайших и долгосрочных перспектив деятельности в нефтяном деле России.

Первая декада нового века не должна была предвещать каких-либо изменений для судеб нефтяных обществ парижского банкирского дома Ротшильда. «Каспийско-Черноморское нефтепромышленное и торговое общество» и общество «Мазут» по-прежнему активно работали. Казалось, завоеванных позиций они не собираются уступать никому. Основной капитал КЧНИТО в тот период уже составлял 10 млн руб. Нефтяные промыслы находились на Апшеронском полуострове: в Балаханах, Сабунчах, Раманах и Биби-Эйбате, а также в Грозненском промышленном районе и на острове Челекен. Добыча нефти и производство нефтепродуктов были на стабильном уровне. В составе компании действовали многочисленные оптовые конторы, расположенные по всей стране, собственное танкерное и буксирное пароходство, огромный парк вагонов-цистерн, ремонтный завод в селе Дядьково Ярославской губернии и другие сервисные предприятия. Следует отметить, что Ротшильды владели весомым пакетом акций компании «Новый русский стандарт», которая вела свою деятельность на грозненских нефтяных промыслах.

Однако в конце первого десятилетия ХХ века Эдмонд Ротшильд вступил в прямые переговоры с руководством британо-голландской компании Royal Dutch/Shell. Информация об этом стала достоянием Эммануила Нобеля, главы «Товарищества нефтяного производства братьев Нобель», который в начале февраля 1911-го направил осторожное письмо Генри Детердингу в Лондон, пытаясь выяснить намерения будущих владельцев нефтяных активов Ротшильдов. Уже 14 февраля Нобель получил ответ, в котором Детердинг заверил его в дружественных намерениях компании Royal Dutch/Shell и готовности к конструктивному сотрудничеству.

Через год, в феврале 1912 года переговоры парижского банкирского дома Ротшильдов с британо-голландской компанией были завершены. «Каспийско-Черноморское нефтепромышленное и торговое общество» и нефтепромышленное и торговое общество «Мазут» вошли в структуру Royal Dutch/Shell. Так завершилась 25-летняя история деятельности французских банкиров в нефтяной промышленности Российской империи.