Сергей Вакуленко: «Может быть, для многих из нас 2020-й год окажется годом творческого подъема» — Журнал «Сибирская нефть» — №174 (сентябрь 2020)

Программа «Газпром нефти» против COVID-19

Подробнее
Сергей Вакуленко: «Может быть, для многих из нас 2020-й год окажется годом творческого подъема» — Журнал «Сибирская нефть» — №174 (сентябрь 2020)

Сергей Вакуленко: «Может быть, для многих из нас 2020-й год окажется годом творческого подъема»

Пандемии были частью человеческой жизни и меняли курс истории. По шкале эпидемий, с которыми человечество сталкивалось в прошлом, от Юстиниановой чумы 6-го века до испанки начала 20-го века, нынешняя эпидемия коронавируса может считаться довольно мягкой. Может быть, даже 50 лет назад она бы не воспринималась так же, как сегодня. Собственно, 50 лет назад по миру и ходила эпидемия с очень похожими характеристиками.

Но сегодня мы живем в совсем другом мире. Прогресс медицины, санитарии и гигиены, питания и качества жизни изменил отношение к смерти, резко повысил ценность человеческой жизни. Развитие транспорта, торговых связей, туризма сделало мир гораздо более тесно cвязанной системой, в которой у эпидемий гораздо больше шансов стать глобальными пандемиями. «Черная смерть» — эпидемия чумы 14-го века — распространялась вдоль Шелкового пути на протяжении нескольких лет. Для коронавируса понадобилось около 12 недель. Сегодняшнее общество — информационное: новости из любого уголка планеты становятся известны по всему миру: с фотографиями, видео, создавая эффект присутствия. В результате мы можем сразу оценить, а иногда и переоценить, масштаб и охват того или иного явления.

Оглядываясь назад, мы понимаем, что нас предупреждали. Уже в 21-м веке мир сталкивался со вспышками SARS и MERS. В списке рисков глобальной важности, публикуемых Всемирным экономическим форумом, всегда упоминалась эпидемия. Об опасности эпидемии говорил Билл Гейтс в одном из своих выступлений в 2015-м году, а фильм Contagion вышел на экраны в 2011-м. SARS и MERS не добрались до Европы и США, поэтому в этот раз, в декабре-январе, когда стали появляться первые новости о вирусе, мы были уверены, что современная наука и медицина не допустят никакой пандемии. Тем более резкой была реакция, когда эпидемия все-таки стала распространяться за пределами Азии.

В 1968-м году, с одной стороны, было бы гораздо легче установить карантин: доля международной торговли и международного разделения труда в мировой экономике была куда меньше нынешней. Но, с другой стороны, тогдашнее индустриальное общество просто не смогло бы работать в таком режиме. В 2020-м году благодаря информационным технологиям мир смог уйти на карантин, не останавливая фондовые рынки, школы, работу предприятий. Интересно, что множество технологий, которые нам и нашим детям пришлось быстро осваивать этой весной, существовали уже несколько лет, но пользовались ими в основном сотрудники новых отраслей. Поначалу нам было трудно привыкать к деловому общению, урокам и вечеринкам в онлайне, приходилось на ходу вырабатывать практики и протоколы общения, учиться вести себя перед камерой, воспринимать собеседников. А теперь, после того как жизнь заставила нас научиться виртуальному общению, многие задумываются, зачем вообще нужно ходить в офис, на встречи, ездить на конференции. Как часто бывает, хорошая фантастика описала и такой сценарий развития мира: возможный пример общества тотального удаленного общения описан в романе-антиутопии Айзека Азимова «Обнаженное солнце». Надеюсь, до этого не дойдет.

С большой вероятностью уроки и опыт, которые мы вынесем из 2020 года, могут значительно поменять и то, как впредь будет устроена работа, свободное время и другие аспекты человеческой жизни. Кстати, для нас важно представлять, каким может быть это общество, не только как менеджерам, но и как компании: наш бизнес плотно связан с развитием транспорта, а изменение модели работы общества и мира может значительно поменять транспортные потоки и спрос на нашу продукцию.

Наконец, необычный опыт заставил нас по-новому взглянуть на свою жизнь, на своих близких. Может быть, дал время, чтобы задуматься, открыл какие-то творческие стороны. Для Пушкина карантин в Болдино осенью 1830-го года оказался самым продуктивным периодом его жизни. А Боккаччо написал свой «Декамерон» во время карантинов 1348–1351 годов. Кто знает, может быть, и для многих из нас 2020-й год окажется годом творческого подъема.