Регина Шарафутдинова: «Многие проекты, которые мы реализуем, не имеют аналогов» — Журнал «Сибирская нефть» — №180 (апрель 2021)

Программа «Газпром нефти» против COVID-19

Подробнее

Регина Шарафутдинова: «Многие проекты, которые мы реализуем, не имеют аналогов»

Кто такой современный нефтяник? Геолог, буровой мастер, инженер? Да, но не только. Сегодня в нефтяной отрасли появились профессии, которые еще недавно можно было встретить скорее в фантастических романах, чем на сайтах хедхантеров. «Сибирская нефть» открывает серию интервью со специалистами, чьи профессии пока звучат непривычно, но в будущем могут оказаться столь же востребованными, как учитель или врач

О том, какое будущее у роботов в нефтяной отрасли, как умные машины помогают нефтяникам уже сегодня и что нужно знать, чтобы заниматься роботизацией, рассказала бизнес-аналитик департамента технологий роботизации и трехмерной печати «Газпромнефть-Цифровых решений» Регина Шарафутдинова.

СН

Регина, чем занимаются представители вашей профессии?

Р.Ш.

Что такое робототехника, наверное, не нужно объяснять. Термин появился много десятилетий назад. И с тех пор о роботах написана масса фантастических книг и снято бесчисленное количество фильмов. Кое-что из описанного в них пока еще вымысел, но некоторые вещи давно стали реальностью. Если коротко, то мы создаем технические решения, которые способны воспринимать окружающий мир с помощью сенсоров, строить модели поведения для выполнения поставленных задач и воздействовать на физический мир согласно заложенной в них программе.

Чтобы создать робота, нужны специалисты с самыми разными компетенциями. Например, бизнес-аналитики, и я в том числе, занимаются оценкой различных процессов и определением, где в этих процессах можно было бы использовать роботов. Только потом наступает очередь инженеров и конструкторов, которые создают «железо», и программистов, которые наделяют «железо» способностью анализировать информацию и принимать решения.

А на выходе мы получаем готовый прототип. В 99,9% случаев он совсем не похож на тех антропоморфных роботов, которых обычно показывают в кино.

СН

Как изменилась робототехника за последние годы?

Р.Ш.

До недавнего времени роботы в промышленности в основном применялись для выполнения рутинных операций. Например, в автомобилестроении для перемещения деталей, сварки и сборки с высокой точностью. В нефтянке роботы пока представлены единичными кейсами. Однако прогресс не стоит на месте. Появляются новые, очень интересные решения, и в этом смысле нефтянка обладает огромным потенциалом для роботизации как основных, так и вспомогательных процессов.

В «Газпром нефти», например, уже испытали складского робота — транспортировщика грузов. Но роботы могут выполнять и другие задачи, непосредственно связанные со спецификой отрасли: участвовать в бурении скважин, инспектировать нефтепроводы, выполнять транспортировку грузов в беспилотном режиме и многое другое. С гордостью могу сказать, что робототехника в нефтегазовой отрасли сегодня — это не просто модный тренд, а работающие инструменты, которые позволяют выполнять различные операции в режиме 24/7 эффективно и безопасно.

Специалисты «Газпром нефти» создали робота-дезинфектора, способного безопасно работать в присутствии людей Специалисты «Газпром нефти» создали робота-дезинфектора, способного безопасно работать в присутствии людей
СН

Что нужно знать и уметь, чтобы стать специалистом в вашей области?

Р.Ш.

В качестве хорошей базы будут очень полезны знания в точных науках: физике, математике или программировании. Однако сегодня это условие уже не является обязательным. Главное — это любовь к делу и желание постоянно развиваться в этой сфере. Например, у нас в команде цифровой трансформации люди успешно работают без специализированного образования. Дело в том, что наша работа сама по себе — это непрерывное изучение новых технологий, инструментов и подходов. Поэтому стремление к обучению и увлеченность часто оказываются важнее базовых знаний. Это факт.

СН

Где вы учились и как пришли в профессию?

Р.Ш.

В команду цифровой трансформации я попала еще будучи студенткой магистерской программы «Менеджмент и аналитика для бизнеса» Высшей школы экономики. На тот момент я не искала работу, поскольку активно занималась учебой и написанием курсовой, но, увидев вакансию в социальной сети, решила откликнуться. Несмотря на то что во время обучения я готовила себя для работы экономистом в аудите или финансах, я поняла, что будущее во многих отраслях — за инновациями, и это именно то, в чем мне хочется быть полезной.

На начальном этапе образования и кругозора в целом хватало для работы, но для того, чтобы расти как профессионал, я стараюсь всегда уделять достаточно времени саморазвитию: это различные курсы, не только по робототехнике и аналитике, но и по управлению проектами.

СН

Какие задачи вы решаете в «Газпром нефти»?

Р.Ш.

Я занимаюсь бизнес-анализом применения роботизации по всей цепочке создания стоимости, от геологоразведки нефти до сбыта нефтепродуктов. Проще говоря, моя задача — разобраться в том, как устроен процесс сейчас и определить, как с помощью роботов сделать его эффективнее в будущем.

Большой пул работ связан с исследованиями. Например, наша команда участвовала в создании автономного внутрискважинного робота. Его задача — обследовать состояние эксплуатационной колонны и проводить, если необходимо, ее ремонт. Такой робот позволит существенно снизить затраты на эксплуатацию и ремонт скважины на всем ее жизненном цикле. Для изучения возможностей роботизации этих процессов нужно было погрузиться в особенности выполнения геофизических исследований скважин, ремонтно-изоляционных работ и среды, в которой должен функционировать робот.

Примерно за 1,5 года наша команда выполнила несколько важных для компании проектов. Мы начали с создания дорожной карты роботизации «Газпром нефти», то есть определили ключевые направления развития робототехники на всех этапах цепочки создания стоимости в компании. В частности, один из приоритетов для внедрения роботизированных решений — это безопасность. Поэтому среди первых реализованных проектов — испытания экзоскелетов и мобильных роботов для пожаротушения.

Сейчас мы готовим еще более амбициозный проект — концепцию роботизации нефтегазовой отрасли для Минэнерго. Разрабатываем целую экосистему для роботизации не только «Газпром нефти», но и всей нефтегазовой отрасли!

Аналитик разработки Александр Пучков налаживает работу робота-манипулятора Аналитик разработки Александр Пучков налаживает работу робота-манипулятора
СН

Что в вашей работе вы считаете самым сложным и самым интересным?

Р.Ш.

Если говорить о том, что приносит мне наибольшее удовольствие, то это наша команда. Когда у всех горят глаза, а результаты работы полезны окружающим, это действительно круто. Еще главный мотиватор для меня — масштаб и в чем-то даже «космичность» выполняемых задач, поскольку многие проекты, которые мы реализуем в компании, не имеют аналогов в мире. Например, те же внутрискважинные роботы. Зачастую чувствуешь себя первооткрывателем и понимаешь, что именно ты — тот человек, который задает новые векторы развития целой отрасли. Это очень окрыляет.

Что касается сложностей, которые возникают при работе с новыми технологиями, то я стараюсь воспринимать их не как проблему, а как точки роста, которые помогают развить свои hard и soft skills.

СН

Чем ваша работа в «Газпром нефти» отличается от работы коллег в других отраслях?

Р.Ш.

На мой взгляд, это, конечно, специфика вертикально-интегрированных нефтяных компаний. Как ни крути, мы — уникальное производство, со своими особенными бизнес-процессами. И все вращается в первую очередь вокруг них.

Важно, что у нас есть четко выраженная практическая направленность. Любые исследования, испытания, тесты — все делается в расчете на достижение в будущем экономических или иных эффектов, приносящих пользу компании. Например, повышение безопасности или надежности — это тоже эффекты, на которые мы ориентируемся.

Над каждым проектом работают специалисты с разными компетенциями и бэкграундом: эксперты от бизнеса, эксперты от центров компетенций по технологиям. Такие команды помогают не только добиться качественных результатов, но и развить навыки в смежных областях.

СН

Какой вы видите вашу профессию через 5–10 лет?

Р.Ш.

Предсказать, как будет дальше развиваться индустрия роботов, очень сложно. Технологии робототехники, AR/VR, интернета вещей и блокчейна постоянно совершенствуются, и успех в любой из этих областей может очень сильно изменить ход вещей. Прогресс в развитии квантовых технологий также может привести к невероятным изменениям в смежных направлениях. Уверена, что в ближайшем будущем для нас станут привычными поездки на беспилотных автомобилях или приготовление пиццы в кафе роботами.

Однако останутся профессии, где роботы не смогут заменить человека. Думаю, что аналитик из их числа. Роботы способны выполнять рутинные операции, но для создания качественно новых способов исследования человек будет востребован всегда.

Через 5–10 лет я так же планирую заниматься цифровыми технологиями и развивать свои навыки. Хочу быть профессионалом в своей области и делиться знаниями с коллегами и начинающими специалистами.

Технологии виртуальной реальности — одно из направлений разработок в компании Технологии виртуальной реальности — одно из направлений разработок в компании

Смотрите также

Еще статьи из номера №180 (апрель 2021)

Подпишитесь на рассылку

Каждый месяц отправляем лучшие материалы. Это удобно!