Иван Корнеевич Седин (1906–1972) – нарком нефтяной промышленности СССР

Программа «Газпром нефти» против COVID-19

Подробнее

Нарком военного времени

Стремительный взлет и последующая опала наркома нефтяной промышленности Ивана Седина
Текст:
Фото: РИА «Новости», ТАСС
Нарком военного времени

В 34 года он уже руководил отраслью. Год спустя началась Великая Отечественная, и ему пришлось решать непростые задачи обеспечения армии топливом, без которого победа над врагом была бы немыслима. Из 38 народных комиссаров СССР, возглавлявших отраслевые наркоматы в военное время, только семь были удостоены высшей советской трудовой награды — звания Героя Социалистического Труда. Среди них — нарком нефтяной промышленности Иван Корнеевич Седин (1906–1972)

Школа жизни

Иван Седин родился 25 (12) мая 1906 года в станице Кужорской Кубанской области в казачьей семье. В детстве слышал от отца рассказы о том, как тот неоднократно посещал нефтяные промыслы Кубани. В сентябре 1913 года Иван начал обучение в первом классе станичной школы. Через год началась Первая мировая, и его отец в составе Майкопского казачьего полка был направлен в действующую армию на Кавказский фронт. Зимой 1917 года в семью пришло печальное известие о гибели приказного Корнея Гуреевича Седина в одном из сражений с турецкими войсками. Оставшись в семье за старшего, Иван вынужден был прервать учебу в школе и начал работать на поденщине на табачных и бахчевых плантациях местных купцов.

После двух революций и Гражданской войны весной 1920 года на территории Кубани установилась советская власть. Вскоре Иван Седин вступил в ряды комсомола. Как боец частей особого назначения участвовал в ликвидации бандитских формирований. В 1924 году был направлен комсомолом в Майкопский педагогический техникум. Во время учебы его избрали секретарем комсомольской ячейки, а затем и членом бюро окружкома ВЛКСМ. По распределению с 1928 года он работал заведующим школы в станице Гиагинская.

В конце августа 1931 года Иван Седин по направлению Северо-Кавказского крайкома ВКП(б) прибыл в Москву и был зачислен на первый курс Академии коммунистического воспитания имени Н. К. Крупской. Однако через год, в связи с готовящимся переездом учебного заведения в Ленинград, агропедагогическое отделение, где он учился, было расформировано. Ему предложили перевестись в Московский химико-технологический институт имени Д. И. Менделеева. С первых дней учебы студент Седин уделял особое внимание занятиям на своей профилирующей кафедре химической технологии пластических масс, которую возглавлял профессор Григорий Петров (1866–1957), получивший еще в 1913-м первую отечественную пластмассу. Занимался он и общественной деятельностью, был избран секретарем институтского бюро ВЛКСМ. В апреле 1937-го после получения диплома 1-й степени с квалификацией «инженер-технолог» по специальности «технология пластмасс» Иван Седин приступил к работе на Московском химико-пищевом заводе им. Д. И. Менделеева.

Иван Седин (1906–1972). Фото: РИА «Новости», ТАСС Иван Седин
(1906–1972)

В конце зимы 1938 года последовал его перевод на должность заместителя начальника цеха завода № 39 им. В. Р. Менжинского. Этот московский завод входил в структуру наркомата авиационной промышленности, и здесь производился выпуск бомбардировщиков ДБ-3, Пе-3 и истребителей И-15, И-16. Но стать авиастроителем инженеру Седину не пришлось, так как всего через месяц работы на этом предприятии в его судьбе произошел неожиданный поворот.

«Наши нефтяники оживляют холодную сталь моторов, приводят их в действие. Они дадут фронту столько горючего, сколько надо» (газета «Правда», 8 февраля 1942 года). Фото: РИА «Новости», ТАСС «Наши нефтяники оживляют холодную сталь моторов, приводят их в действие. Они дадут фронту столько горючего, сколько надо» (газета «Правда», 8 февраля 1942 года)

По партийной линии

Период 1937–1938 годов вошел в историю Советского Союза как время Большого террора. Массовые репрессии в стране достигли своей высшей фазы. Сигнал к их началу дал февральско-мартовский пленум ЦК партии, на котором 3 марта 1937 года И. В. Сталин выступил с докладом о «ликвидации троцкистских и иных двурушников», в котором дал обоснование репрессивной политики против партийной и хозяйственной номенклатуры. В стране начались массовые аресты практически во всех структурах государственного управления. А спрос на молодых специалистов с высшим образованием для замещения освобождающихся руководящих постов резко возрос.

Так началась непродолжительная партийная карьера Ивана Седина. В марте 1938 года его пригласили на беседу в Отдел кадров ЦК ВКП(б), где сделали предложение о переходе на должность 2-го секретаря Тамбовского обкома ВКП(б), отвечающего за вопросы промышленности. Конечно, о каких-либо возражениях со стороны коммуниста Седина не могло идти речи. В июне того же года он уже возглавляет Тамбовскую областную партийную организацию. А через месяц решением ЦК ВКП(б) Седина переводят в Ивановскую область. Здесь сподвижники наркома НКВД Ежова сумели «разоблачить» разветвленный антисоветский «запасной правотроцкистский блок», который составили все высшие партийные и хозяйственные руководители области. Всех их арестовали и после скоротечного судебного заседания расстреляли. Новое областное руководство было сформировано в пожарном порядке из представителей других регионов.

В марте 1939-го в числе 2035 делегатов Седин принял участие в работе XVIII съезда ВКП(б), где И. В. Сталиным было громогласно объявлено о завершении построения «в основном» социалистического общества в СССР и принята амбициозная программа «Догнать и перегнать наиболее развитые капиталистические страны по производству продукции на душу населения». На заключительном заседании съезда 21 марта 1939-го первый секретарь Ивановского обкома партии Седин был избран членом Центрального комитета ВКП(б), заняв тем самым место в первой сотне советской партийно-политической элиты. Вскоре он также был награжден орденом Ленина.

Бросили на нефть

12 октября 1939 года в биографии Седина начался новый этап: он был назначен первым заместителем народного комиссара нефтяной промышленности СССР. Как общесоюзное ведомство Наркомнефть появилась в результате решения Совнаркома СССР разделить наркомат топливной промышленности на два: нефтяной и угольной.

Глава наркомата Лазарь Каганович (1893–1991), один из ближайших сподвижников Сталина, в кругах советской номенклатуры получил прозвище «железный Лазарь» благодаря установлению в подчиненных ему ведомствах военной дисциплины. Семь месяцев работы в качестве заместителя Кагановича стали серьезной проверкой на прочность для тридцатитрехлетнего Ивана Седина. Из-за большой загруженности наркома на других должностях ему пришлось без раскачки брать на себя решение важнейших вопросов.

Лазарь Каганович (1893–1991). Фото: РИА «Новости», ТАСС Лазарь Каганович
(1893–1991)

Вместе с Кагановичем 28 ноября 1939 года Седин впервые был на приеме у Сталина в его кремлевском кабинете, где рассматривался вопрос организации поставок горюче-смазочных материалов для Красной армии в преддверии начала ее боевых действий против Финляндии. Следующая встреча с главой государства состоялась 20 января 1940 года: обсуждались объемы нефтяных поставок в нацистскую Германию в рамках готовящегося к подписанию так называемого хозяйственного соглашения с Третьим рейхом.

3 июля 1940 года Указом Верховного Совета СССР Иван Седин был назначен на пост народного комиссара нефтяной промышленности СССР. Вечером того же дня в Кремле он встретился со Сталиным, от которого получил конкретные указания о необходимости подъема производительности в отрасли за счет внедрения передовой техники, ускорения строительства нефтяных объектов, развития отраслевого машиностроения, а также существенного повышения качества нефтепродуктов и их сбыта.

Одним из первоочередных дел стала реализация постановления Совнаркома СССР и ЦК ВКП(б) «О развитии добычи нефти в Грозном», принятого 9 июля 1940 года. Оно было вызвано сложной ситуацией, сложившейся в Грозненском нефтепромысловом районе. За восемь лет, с 1931 по 1939 год, добыча нефти сократилась здесь в 3,7 раза из-за истощения месторождений, вызванного неоправданной погоней за рекордными фонтанными притоками. В результате в общесоюзном объеме добытой нефти доля Грознефтекомбината снизилась до 7,3% в 1939-м против 36,1% в 1932 году. Систематическое невыполнение государственного плана ставило под угрозу обеспечение национальной экономики горюче-смазочными ресурсами.

19 сентября 1940 года последовал срочный вызов наркома Седина в Кремль. Эта встреча со Сталиным продолжалась более двух часов и была связана с новыми территориальными приобретениями СССР, случившимися в ходе «освободительного похода Красной армии в Западную Украину». Обсуждалась организация работы Наркомнефти СССР на нефтяных промыслах Галиции.

По итогам 1940 года в СССР было добыто 31,1 млн т нефти, на нефтеперерабатывающих заводах было переработано 29,4 млн т нефти. Выработано 883,6 тыс. т авиационного бензина, 3,48 млн т автомобильного бензина, 5,6 млн т керосина, 1,27 млн т лигроина, 1,46 млн т дизельного топлива.

Все для фронта

Ярким солнечным воскресным утром 22 июня 1941-го москвичи, купившие газету «Известия», на первой странице увидели статью «Нефтяная промышленность выполнила двухдекадный план». К тому моменту уже несколько часов западные районы страны пылали в огне войны. Сотрудники центрального аппарата Наркомнефти, вызванные по тревоге, находились на своих рабочих местах и ожидали возвращения Седина со срочного совещания в Совнаркоме.

Первая неделя катастрофических потерь Красной армии заставила правительство начать подготовку к чрезвычайным мерам. Начался перевод из Москвы в другие города наркоматов и ведомств (Наркомнефть направлялась в Уфу). В соответствии с решениями правительства Совет по эвакуации с июля по декабрь 1941-го отправил в восточные районы страны около 1,5 млн вагонов с людьми и различными грузами, было эвакуировано более 1360 крупных промышленных предприятий. Так ключевое оборудование ряда грозненских нефтеперерабатывающих заводов было отправлено в Уфу, завод по производству толуола был перебазирован в Ишимбай, крекинг-заводы из Одессы и Херсона — в Сызрань, крекинг-завод из города Осипенко — в Краснокамск, Туапсинский нефтеперерабатывающий завод — в Красноводск.

Николай Байбаков (1911–2008). Фото: РИА «Новости», ТАСС Николай Байбаков
(1911–2008)

Наряду с эвакуационными проблемами наркому Седину пришлось решать и другие неотложные задачи, которые ставило правительство. Так, постановление Государственного комитета обороны (ГКО) от 20 июля 1941-го гласило: «Наркомнефти... <...> Организовать на Подольском заводе производство бронекорпусов и башен танков Т-60 для заводов НКПС и обеспечить их поставку». Также под личным контролем наркома было организовано производство первых установок реактивной артиллерии «Катюша» на компрессорном заводе «Борец» в Москве.

В тяжелейших условиях начального периода войны вопрос о поставках достаточных объемов топлива и смазочных материалов приобрел особую остроту. На протяжении всех четырех военных лет в начале каждого месяца на повестку заседания ГКО неизменно выносились два вопроса, докладчиком по которым был нарком Седин: «О добыче нефти и выработке нефтепродуктов», «О планах снабжения горюче-смазочными материалами Красной армии и Военно-Морского Флота». 30 июля 1941 года по его докладу ГКО принял постановление «О мерах по развитию добычи и переработки нефти в восточных районах СССР и Туркмении», в котором предусматривалось увеличение нефтедобычи и форсирование строительства новых нефтеперерабатывающих заводов.

До 15 октября 1941-го нарком Седин с небольшой группой сотрудников оставался в Москве, затем по распоряжению главы правительства переехал в Куйбышев, где базировался аппарат Совнаркома СССР. Руководство деятельностью сотрудников центрального аппарата наркомата в Уфе до мая 1942 года осуществлял его заместитель Николай Байбаков (1911–2008).

В связи с угрозой прорыва немецко-фашистских войск на южном направлении 28 октября 1941 года ГКО принял постановление «Об эвакуации Майкопнефти и Грознефти в Башкирскую АССР». И эти сложнейшие мероприятия осуществлялись под непосредственным руководством наркома Седина. 5 апреля 1942 года указом Верховного Совета СССР Иван Седин «за образцовое выполнение заданий Правительства по увеличению добычи нефти, производству оборонных нефтепродуктов и боеприпасов» был награжден орденом Трудового Красного Знамени.

Эвакуация промышленных предприятий на восток, 1941 год. Фото: РИА «Новости», ТАСС Эвакуация промышленных предприятий на восток, 1941 год

Первые фонтаны «Второго Баку»

В поле постоянного внимания наркома Седина в годы войны было и освоение Волго-Уральской нефтегазоносной провинции, получившей в прессе звучное наименование «Второе Баку». 18 февраля 1942 года им был подписан приказ «Об усилении разведочных работ в новых нефтяных провинциях Союза ССР», где были определены задачи по дальнейшему изучению нефтеносности Татарской и Башкирской АССР, а также смежных областей. При непосредственном участии наркома Седина было подготовлено постановление ГКО от 22 сентября 1943 года «О мероприятиях по всемерному форсированию увеличения добычи нефти в Казахстаннефтекомбинате, Пермьнефтекомбинате и в трестах «Бугурусланнефть», «Сызраньнефть», «Ишимбайнефть», «Туймазанефть», «Туркменнефть», «Калининнефть» и «Ворошиловнефть». По существу это была развернутая программа создания мощного нефтедобывающего и нефтеперерабатывающего кластера в Волго-Уральском регионе.

В следующем 1943 году были получены подтверждения того, что курс выбран правильно. 25 июля на Шугуровской скважине № 1 в Татарской АССР получен значимый промышленный приток нефти, которым открыто Верейское-Намурианское месторождение. Это событие придало новый импульс дальнейшей разработке перспективной нефтеносной площади.

Оправдали ожидания руководства Наркомнефти и геологоразведчики в Башкирской АССР. В сентябре 1943 года там из разведочной скважины № 5 был получен первый фонтан нефти, открывший Кинзебулатовское месторождение.

24 января 1944 года шесть нефтяников, а среди них и народный комиссар нефтяной промышленности Иван Седин, были удостоены высшей трудовой награды — звания Героя Социалистического Труда «за выдающиеся заслуги в деле увеличения добычи нефти, выработки нефтепродуктов, разведки новых месторождений и бурения нефтяных скважин». Вскоре он получил золотую медаль «Серп и Молот» и второй орден Ленина.

8 июня 1944 года геологоразведчики вновь сообщили о крупном успехе на территории «Второго Баку». В Куйбышевской области на буровой № 41 в районе Жигулей, в Яблоневом овраге, был получен мощный фонтан первой в СССР девонской нефти. 26 сентября того же года девонская нефть забила и в Башкирской АССР из скважины № 100, ознаменовав открытие крупного Туймазинского месторождения. Всего за четыре военных года на территории «Второго Баку» было открыто 10 нефтяных и 3 газовых месторождения.

Учения по гражданской обороне на нефтяном промысле в Баку, конец 1930-х. Фото: РИА «Новости», ТАСС Учения по гражданской обороне на нефтяном промысле в Баку, конец 1930-х

Из нефтяников в текстильщики

Для Седина все переменилось 30 ноября 1944-го, когда внезапно он был отстранен от своей должности и направлен «в распоряжение ЦК ВКП(б)». Видимых причин для подобного решения не было. Можно предположить, что его отставка укладывалась в кадровую политику И. В. Сталина того времени с неизменным чередованием верховной милости и гнева со стороны «отца советских народов».

С декабря 1944 года для бывшего наркома потянулись дни и месяцы мучительного ожидания в резерве ЦК партии. Более пяти месяцев он ждал решения своей судьбы, с тревогой подходя к телефону. И только 23 мая 1945-го его вызвали в отдел кадров ЦК, где сообщили о назначении на должность народного комиссара текстильной промышленности СССР. Здесь же им было получено приглашение на гостевую трибуну на Красной площади для участия в Параде Победы, что стало свидетельством окончания периода тягостной опалы. Вскоре ему вручили сразу три медали: «За оборону Москвы», «За оборону Кавказа» и «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941–1945 годов».

Алексей Косыгин (1904–1980). Фото: РИА «Новости», ТАСС Алексей Косыгин
(1904–1980)

В наркомат текстильной промышленности тогда входили хлопчатобумажная, ватная, пеньковая, льняная и шерстяная отрасли. И с их спецификой Седину предстояло разбираться буквально на ходу. На первой сессии Верховного Совета 12–19 марта 1946 года был принят закон о преобразовании Совнаркома СССР в Совет министров, а все народные комиссариаты были преобразованы в соответствующие министерства. Иван Седин стал министром текстильной промышленности. А когда в рамках очередной управленческой реформы 28 декабря 1948 года было создано объединенное Министерство легкой промышленности СССР, на пост главы которого был назначен Алексей Косыгин (1904–1980), Седин стал его заместителем.

Косыгин до этого работал заместителем председателя Совета министров СССР, его понижение было связано с началом следствия по так называемому Ленинградскому делу. Вскоре под следствием оказался и Седин: 4 октября 1949-го Судебной коллегией по уголовным делам Верховного суда СССР он был приговорен к восьми месяцам исправительно-трудовых работ по месту службы с удержанием 25% заработной платы. В приговоре среди перечня его промахов по работе значилось и то, что в марте 1947 года при проведении личного приема он не сумел распознать в безногом инвалиде некого рецидивиста Вайсмана, выдавшего себя за героя-фронтовика, и дал распоряжение в качестве материальной помощи выделить ему из средств министерства одну тысячу рублей.

После увольнения из министерства, Иван Седин непродолжительное время работал директором Карачаровского завода пластмасс в Москве. Затем был переведен на должность директора Дорогомиловского химического завода имени М. В. Фрунзе. В 1959 году академик Александр Топчиев (1907–1962) пригласил Седина на должность ведущего научного сотрудника в недавно созданный Институт нефтехимического синтеза, где тот проработал около пяти лет и стал кандидатом технических наук.

С января 1964 года Иван Седин занимал должность директора Научно-исследовательского института технологии лакокрасочных покрытий Министерства химической промышленности СССР в Хотьково Московской области. Рядовую организацию он сумел преобразовать в мощное научно-производственное объединение, которое вывел в лидеры отрасли. За вклад в развитие отраслевой науки в апреле 1971 года Седин был награжден орденом Трудового Красного Знамени. Но планам по дальнейшему развитию производства не суждено было сбыться. В начале января 1972-го после тяжелой болезни он скончался и был похоронен на Новодевичьем кладбище в Москве.

Смотрите также

Еще статьи из номера №180 (апрель 2021)

Подпишитесь на рассылку

Каждый месяц отправляем лучшие материалы. Это удобно!